У Александра Бойченко, молодого ученого, уже есть свои ученики. Вместе со своими студентами он продолжает изучение метода, который наделал в свое время немало шума и до сих пор привлекает внимание своей сенсационностью. В этом интервью Александр расставит все точки над «i» в мифических рассуждениях о возможности фотографирования «ауры» или даже «души»…

Александр Павлович, Вы занимаетесь методом Кирлиан уже более 14 лет, о каких достижениях можно говорить сегодня?
- Разработанная Кирлианами в 1949 году методика показывала лишь принципиальную возможность ГРФ различных объектов, но не отвечала на главный вопрос: каковы законы, лежащие в ее основе? Ответить на него могли только глубокие фундаментальные исследования, которые и были проведены. В результате выяснилось, что эти законы реализуются на стыке трех научных направлений: физики плазмы, физики конденсированных сред (науки, изучающей жидкие и твердые тела) и информатики. Несмотря на то, что начатые исследования еще далеки от завершения, многого удалось достичь.

Во-первых, ГРФ не только приобрела статус новой научной области, но и наконец дала в руки исследователям возможность количественно оценивать дозу газоразрядного воздействия на исследуемый объект, в том числе на организм человека, подобно тому, как это делается при рентгенодиагностике. Как и в ней, так и в ГРФ, единицу газоразрядного воздействия нами было предложено называть «один Кирлиан» (1Кн = 1Дж·с/м2) в честь краснодарских изобретателей, внесших столь большой вклад в развитие ГРФ. (Об этом в 2002 году была опубликована солидная статья в журнале РАН). Предложенный параметр сразу же позволил исследователям оценивать опасные и безопасные для человека режимы ГРФ. Оказалось, что диагностический режим лежит в области микро- и нанокирлиан. Если эту область превысить, то будет наблюдаться новый процесс – воздействие газоразрядной плазмы на объект, изменяя его физико-химические характеристики.

 

Впервые такой процесс мы наблюдали на семенах пшеницы и ячменя, а затем, на кукурузе, подсолнечнике и сахарной свекле. Оказалось, что предпосевное газоразрядной воздействие носит резонансный характер, благодаря которому можно управлять процессами развития семян. Так, например, в наших экспериментах был обнаружен парадоксальный факт: разряд дозой в 10 милликирлиан (мКн) сильно подавлял рост и развитие семян пшеницы, а в 100мКн – резко увеличивал их, доводя прибавку в урожайности до 15–18%. По логике вещей все должно было быть наоборот. Именно этот факт указывал на то, что газоразрядная плазма несет не только энергетическое, но и информационное воздействие. В поисках последнего мы столкнулись с еще одним удивительным фактом: находящиеся в контакте необработанные семена с обработанными в разряде, приобретали одинаковые с ними биофизические показатели. Этот эффект уменьшался при увеличении расстояния между семенами и полностью подавлялся при их размещении в заземленных металлических сосудах. Обнаруженный эффект имеет колоссальное значение в сельском хозяйстве. Представьте себе: Вы обрабатываете разрядом, например, 100кг семян, высыпаете их в гурт необработанных массой 1т и получаете после этого такую же прибавку в урожае, какую получили бы при газоразрядной обработке всей тонны. Отмечу, что подобные эффекты наблюдали, например, при лазерной обработке семян, но лазер – прибор дорогостоящий, в отличие от недорогих газоразрядных установок. Как Вы понимаете, таким образом, из ГРФ сформировалось новое направление, которому мы пока дали условное название «взаимодействие газоразрядной плазмы с биологической материей».Читать дальше >>>