- Ну и шутки у вас, Руслан. Вы бы смайлик тогда в конце подписали, а то вводите в заблуждение!

Эта фраза из электронного письма многоопытного фотографа под абсолютно несерьезным снимком, сопровождавшимся не менее несерьезным комментарием, вернула меня к мысли, которая сидела в «подкорке» уже давно, но не настолько мучила, чтобы излагать ее на бумаге. И вот теперь я боюсь, как бы не было поздно!

Впервые она появилась, когда очень много лет назад на одном из немногих существовавших тогда телевизионных каналов устроили неделю английской телекомпании «Темз телевижн». Каждый вечер нам крутили английские фильмы и передачи, вроде Бенни Хилла и тому подобного, и каждый вечер мы дружно недоумевали: зачем кто-то так надрывно смеется «за кадром»?

Тогда нам показалось это диким, ибо все мы легкомысленно полагали себя людьми, вполне способными самостоятельно «доходить» до сути шуток.

Потом каналов стало больше, и закадровый смех стал чем-то привычным. Он всё ещё раздражает, но уже значительно меньше. В конце концов, все мы понимаем, что при обилии телевизионных каналов, а значит и эфирного времени, которое необходимо заполнять, практически невозможно снимать достаточное количество действительно смешных передач. Поэтому снимают, как получится, а чтобы казалось смешнее, после каждой попытки героев пошутить раздается оглушительный хохот, играющий на наших худших чувствах: ведь мы же не захотим, чтобы кто-то решил, будто у нас нет чувства юмора, а значит засмеемся вместе со всеми, пусть этих «всех» и не видно.

Впрочем, нельзя отрицать и полезных свойств закадрового смеха: благодаря ему крепнут дружеские и, что еще важнее, семейные отношения.

Чувство юмора у разных людей различно, и если одним кажется забавным столь популярное ныне церковное отпевание усопших членов компартии, большую часть жизни посветивших борьбе с Богом, то другие относятся к этому очень серьезно. Поэтому то, что одним казалось смешным, для других проходило мимо, отчего и возникали ситуации, когда при просмотре тех или иных программ часть семьи и гостей заливалась истерическим смехом, в то время как остальные смотрели на них, как на безумцев.

В итоге и те, и другие чувствовали неловкость, во избежание которой друзья переставали посещать друг друга, а иногда их примеру следовали и супруги, не способные жить рядом с человеком, ржущим без малейшего повода и при этом обвиняющим их в отсутствии чувства юмора!

Если бы дело пошло так и дальше, семья оказалась бы в одном ряду с домовыми, лешими, справедливыми судами и другими мифическими существами, которых на Руси никто никогда и не видывал, но вера в которых непоколебима.
     Спасением для всех стал закадровый смех, благодаря которому стало точно известно, когда нужно смеяться. Это исключило былую неловкость между близкими людьми и восстановило мир в семьях.

Само по себе это явление было бы не слишком интересно, если бы оно из области мыльных опер не перекинулось на реальную жизнь, протекающую в виртуальном пространстве - Интернете.

«Смайлик» - казалось бы, что может быть безвреднее? Его создатель был уверен, что делает мир лучше, помогая его обитателям выражать свои чувства (и надо признать, что его мир действительно стал лучше, благодаря солидным финансовым отчислениям, полученным им за использование своего детища).

Милые, улыбающиеся мордочки, наглядно символизирующие наши чувства и эмоции… настолько наглядно, что теперь мы не можем их распознать, если они не обозначены смайликом!

Порой складывается такое чувство, будто смайлик вообще меняет существо сказанного и написанного, и если судьи станут в конце каждого смертного приговора ставить вместо подписи смайлик, то осужденные будут чувствовать себя вполне счастливыми людьми. Я даже предложил бы ставить смайлики в медицинских картах неизлечимых больных, и особенно в конце документов, исходящих от местных органов власти и в очередной раз радующих увеличением стоимости проезда в городском пассажирском транспорте.

Трудно говорить о смайликах серьезно, но приходится: эти безобидные с виду морды, ставшие представителями закадрового смеха в сети, потихоньку заводят нас в мир, где нет мысли, где не надо думать над тем, что ты прочел или услышал. Здесь тебе все объяснят, все за тебя решат, и непременно подскажут, в каком месте и насколько громко нужно засмеяться. А засмеяться будет прямо-таки необходимо, но не потому, что будет смешно, а потому, что кто-то пошутил, или подумал, что пошутил и оттого поставил «смайлик».

Уже сейчас очень многие живут в этом мире, и остальные не смогут долго им сопротивляться. Мрачное, безликое «большинство» как всегда начинает поддавливать нас. «Вы бы смайлик в конце подписали, а то вводите в заблуждение!» - требует оно, не желая больше шевелить мозгами.

И в какой-то момент ты начинаешь слабеть, чувствуешь, что проще уступить, чем изображать из себя революционера, да еще по такому ничтожному поводу. В конце концов, тебе, как и всем, начинает казаться, что в проставлении «смайлика» вовсе нет ничего дурного: и симпатичный, и не обидится никто…но вот тут-то и вспоминаются слова Твена: «Когда оказывается, что ты разделяешь мнение большинства, самое время остановиться и подумать». geo_icon