Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Харбинская школа ушу

Тихий летний вечер, широкое небо так низко над землей, и закат обволакивает его красными языками света.
текст:
Санкда

Вступление

Закат уже догорел и становится сумрачно, а во дворе все так же тихо. Тут в окнах большого спортзала загорается свет. Сейчас там все ученики, выстроившиеся ровными рядами по росту, их учителя, каждый рядом со своей группой, и главный наставник школы, в прошлом монах шаолиньского монастыря. Именно его и только его голос звучит сейчас и каждое другое воскресенье в абсолютной тишине, среди более двухсот человек разных возрастов, полов, разной внешности, а вместе со мной и моим другом корейцем, еще и национальности. Каждый воскресный вечер этот невысокий, крепкий, начисто выбритый человек произносит долгую речь, в которой уделяет внимание каждому событию прошедшей недели и дает наставления относительно недели грядущей. В своей речи он обращается ко всем, и в то же время каждый чувствует, что к нему лично. Целую неделю ученики не услышат его, а многие и не увидят, ведь он не преподает и не контролирует, а хранит порядок и дух того, чем они здесь занимаются, дух ушу.
Дух ушу
Что же такое ушу? Эффектный способ расправы с дюжиной противников, демонстрируемый в гонконгских фильмах? Или плавная гимнастика стариков по утрам в городских парках? Или жестокие поединки саньда, напоминающие  кикбоксинг?
Термин ушу известен с давних пор, приблизительно с III века нашей эры, он состоит из двух иероглифов, вместе означающих «боевое искусство», причем искусство (шу) мистическое, сакральное, способ приведения мира в гармонию. Но в противоположность термину, явление существует с незапамятных времен. С тех времен, когда враждующие племена Срединного царства боролись за власть, пять тысяч лет назад. И в условиях борьбы рождалась необходимость быть сильнее противника, чтобы выжить, нужно было просто уметь драться. Первые упоминания о подобных умениях найдены в книге песен Шицзин (Xll век до н.э.). Это лишь одна строчка, которая звучит так: «не владеющий искусством кулака не может быть храбрецом». 
Это заря цивилизации, что же дальше? Потом были многочисленные жестокие воины, бунты, объединения и распады, процветание и крах, высокие взлеты культуры и падения до мракобесия, сменялись династии, жили и умирали герои.  Но во всех сферах общества от армии до буддийских монастырей, от простого народа до придворных императора люди занимались ушу. Они преследовали разные цели, такие как достижение гармонии, оздоровление, самозащита или победа в поединке. Они использовали разные методы: физическая тренировка, медитация, дыхательная гимнастика, изучение комплексов формальных упражнений, тренировочные поединки. Но неизменно все они утверждали, что занимаются ушу. 
Такое многообразие форм и проявлений породило множество разных стилей, их насчитывается около ста тридцати. Проникновение во все слои населения еще более трансформировало их, а время обогатило новыми элементами. И на сегодняшний день в Китае и за его приделами функционирует множество школ разных направлений ушу, в которых преподавание ведется разными способами. Все их объединяет одна цель, всеобщая для ушу в целом, - это совершенствование личности, духовное и физическое, в идеале, направленное на достижение гармонии с окружающим миром.
В Китае воспитательное значение ушу известно давно. Заботившиеся о благополучии своих детей родители стремились отдавать их на обучение в ту или иную школу боевого искусства, чтобы там они окрепли, закалились характером и телом для последующей жизни. И это стремление со временем не исчезло, не отступило перед лицом крупных политических и культурных перемен, постигших Китай в XX столетии. С образованием  в 1949 году Китайской Народной республики в ушу наступает настоящий перелом: как вид спорта оно выходит на государственный уровень и включается в программу всекитайских соревнований. С этого момента создаются Всекитайская ассоциация ушу, Институт изучения ушу КНР, возникают государственные закрытые школы ушу и финансируются давно существующие, в частности монастырь Шаолинь. Школы на базе последнего есть практически в каждом крупном городе КНР.
В Харбинской школе ушу
Описанием  такой школы неподалеку от  города Харбин и началась статья. Харбин – это центр провинции Хэйлунцзян, самой северной и «самой граничащей» с Россией провинции Китая. И в эту провинцию из России направлен самый большой поток туристов, правда, как правило, дальше торгового и дешевого городка Суйфэньхэ, расположенного на границе, они не доезжают. Оттуда,  втридешево купив все необходимые и не очень предметы быта, они, довольные, возвращаются домой. И тем не менее познавательный туризм в Харбине имеет место быть, хотя и в меньшем проценте. В качестве таких туристов автор данной статьи, тогда еще студент первого курса, и русский кореец Роман прибыли в этот город. Прибыли ранним утром, когда многочисленные дворники гонялись за мусором по тротуарам, а уличные торговцы сонно разворачивали свои лотки.
Короткий завтрак в форме лапши с соусом в небольшой столовой и два часа для осмотра собора святой Софии, книжного магазина и салона сотовой связи. На этом культурная программа заканчивается, и такси увозит нас за двадцать километров от города. Водитель хорошо знает дорогу, другой школы ушу в окрестностях нет. Вдоль дороги тянутся бесконечные поля, идеально ухоженные, с кукурузой, редькой,  брюквой, высаженными строго по линейке. От проезжей части их отделяет ряд плакучих ив, образующих зеленую изгородь. Наконец вдали показалось довольно высокое, в четыре этажа, здание с красной крышей, по периметру которой на большом плакате изображены иероглифы, гласящие: «Харбинская школа ушу стиля шаолинь».
Распорядок
Душный июньский полдень только начинался, когда мы проходили через большие, красные ворота школы. …После того как были решены все бумажные вопросы, а наши паспорта и телефоны заперли в сейф для лучшей сохранности, мы перешли на попечение старшего ученика. Он отвел нас в отведенную нам небольшую комнату. И потом каждое утро на протяжении трех месяцев я просыпался в ней оттого, что лучи утреннего солнца через единственное окно проникали в комнату и открывали мне глаза.
Утром тишину спящих коридоров разрывал длинный звонок подъема, сначала один, по нему нужно было подняться, потом второй, означавший, что нужно выйти во двор и присоединиться к своей группе. После второго звонка двор был полон нахохлившихся, зевающих ребят. Группами примерно по тридцать человек они переминались с ноги на ногу в ожидании учителей. Когда те появлялись, старший ученик в своей группе давал команду к построению, и три ряда черных голов представали перед лаоши в застывшей позе терракотовых воинов. Каждый учитель по-своему начинал утреннюю тренировку. С легкой разминки, или с ходьбы, плавно переходящей в бег, или вовсе с уборки территории школы. Наш «утренний» учитель Тиен, низкорослый, какой-то квадратный, с утиным плоским лицом и высоким лбом, всегда начинал с коротких и едких замечаний в адрес внешнего вида учеников. Эти саркастические реплики продолжались около пяти минут, а потом начинался шаг-бег-остановка по стадиону. Тиен командовал, быстро, отрывисто и неожиданно менял команды с бега на шаг и обратно, на остановку. В этом дерганном темпе, все неуспевающие подвергались еще более резким  выпадам Тиена, но никто не перечил, так как понимал свои ошибки. Через пол круга по каменному стадиону это прекращалось, и группа бежала в нормальном нарастающем темпе. С увеличением скорости уменьшалось количество бегущих, и, когда оставались только два первых ряда, он давал команду к построению. Дав ученикам отдышаться, Тиен начинал разминку, в которой особенно изощрялся на методах растяжки. Оставшееся время посвящалось отработке базовых упражнений и ударов. На этом утренняя тренировка заканчивалась.
После завтрака младшие ученики отправлялась на занятия, где изучали обыкновенные предметы: математику, китайский и иностранные языки. Другую же часть ждала полуденная тренировка. А на ней ждал учитель Тиен. И теперь он уже не язвил и не злорадствовал над ошибками учеников. Эту тренировку он вел строго, особенное внимание уделяя техническим сторонам искусства. Он добивался от учеников четкого выполнения движений, ударов, комплексов таолу в целом. Он старался разъяснить сущность техники как можно яснее, пользуясь словами, собственным примером, используя подводящие упражнения, разделяя движение на части. Иногда он подолгу объяснял и разбирал отдельные элементы, и слушали его всегда с огромным вниманием и выполняли его указания с полной серьезностью и самоотдачей. Такие тренировки мне казались наиболее продуктивными, хотя я и не понимал того, что говорил учитель, но я видел, как он делал это, и как это делали другие. И этого было достаточно, чтобы ухватить суть техники, все то, что за ней скрывалось. То духовное значение и настроение, с которыми она выполнялась, доходили до меня более на подсознательном уровне. Даже без слов, так как слова вызывают работу мысли, а значит работу сознания, но ментальными процессами нельзя описать то, что находится за гранью видимого.
Совершенной противоположностью тренировки Тиена было занятие во второй половине дня, под руководством учителя Фанга. Этот сухопарый невысокий человек выглядел меньше и слабее своих учеников. Он тренировал ушу саньда – жесткий соревновательный спорт, поединки в котором не уступают в жестокости боям без правил. В его группе занимались самые массивные и крепкие ребята. В его занятиях было меньше разминки и растяжки, чем в тренировке Тиена, но сарказма и шуток было больше, что создавало легкую атмосферу. Правда, все это мгновенно улетучивалось во время тренировочных поединков. Тогда Фанг превращался в объективного и строгого судью, сообщавшего ученикам их ошибки, тогда он казался больше и значительнее учеников, несмотря на свой небольшой рост. После двухчасовых тренировок Фанга я чувствовал себя выжатым лимоном, даже пот переставал с меня литься в конце занятия.
Так проходил день за стенами школы. После ужина оставалось полтора часа, которые ученики, если у них не было индивидуального задания, могли потратить на себя. Тогда они разбредались по двору, высыпали на стадион с футбольным мячом, покупали в небольшом магазинчике мороженное или сомнительные китайские сладости. Учителя тоже гуляли по двору, многие со своими семьями, они жили тут же, при школе. Особенно часто на вечерние прогулки выходил Фанг со своим четырехлетним, забавным сыном. В конце концов вечер брал свое, и раздавались последние за день два звонка. Первый требовал подготовиться ко сну, после него все дружно ломились в умывальники, которых было по одному на каждом этаже. Чистить зубы и умываться никого не нужно было заставлять, это все делали с удовольствием и долго, пока второй звонок не заставит бегом вернуться в комнату. После него в коридорах воцарялась тишина, которую только изредка нарушали шаги дежурного.
Будущее и роль ушу в Китае

Независимо от погоды или праздников, такой распорядок дня повторялся шесть раз в неделю и на протяжении трех месяцев для меня и корейца Романа, к величайшей радости его родителей. Но мы были гостями в этой культуре. Когда мы спрашивали наиболее искусных в ушу учеников о сроках их пребывания здесь, их ответы измерялись в годах: четыре года, пять, семь лет, а полный курс обучения составляет двенадцать лет, как в обычной китайской школе. И если в обычной школе дети могут получить, при должном усердии, знания необходимые для поступления в университет, то в школе ушу они таких знаний не получат. Зато по окончании они будут подготовлены настолько, чтобы сделать карьеру в спорте, вооруженных силах или органах госбезопасности. Они могут продолжить обучение ушу и влиться в тренерский состав, что обеспечит им почетное звание учителя. А в современном Китае, где огромное количество безработных вынуждено хвататься за любое дело, такое надежное положение представляется довольно неплохим.  Бюджетная сфера занятости обеспечивает своих работников стабильными средствами к существованию, а для китайца нет ничего важнее надежного положения в обществе. Такое положение позволяет обзавестись семьей и вырастить ребенка, достойного продолжателя рода, выполнив таким образом свое предназначение в этом мире.  Вот почему прагматичные родители отдают своих чад на обучение в закрытые школы ушу, надеясь, что в будущем, достигнув успеха, они обеспечат старикам достойную старость. Даже если ребенок не достигнет больших высот в боевом искусстве, то, во всяком случае, он закалится в условиях жесткого распорядка и дисциплины. И этот опыт не пройдет даром.
Поэтому они здесь, две сотни парней и девушек, таких разных, но одетых в  одинаковые черные тренировочные костюмы. Они слушают речь наставника школы в небольшом тесном спортзале и знают точно, что их ждет завтра – новый день занятий. И что их ждет послезавтра и через несколько лет, когда они закончат обучение. Для Ли Сян Тона это будет спортивная карьера бойца саньда, для Тиен Куна – руководящий пост в органах вооруженных сил, Чжу Хань и Фан Чи будут совершенствоваться в мастерстве и займут высокие позиции в тренерском составе всекитайской ассоциации боевых искусств. Ли Сяо Шуи поступит в университет, а мечтающая о карьере актрисы Динь Цянь уедет в Гонконг, где живет ее дядя, и попытает счастья на съемочной площадке, там ее умения несомненно пригодятся. Но все это позже, а сейчас, когда наставник закончил свою речь и ученики группами покидают спортзал, нужно идти вместе со всеми. Скоро прозвенит отбой и для завтрашнего дня нужно хорошо выспаться. А впереди такой долгий путь и прекрасное будущее.  

11.05.2011
Теги: