Сезон муссонов закончился: ветер наконец разогнал тяжелые свинцовые тучи, нависшие над коралловым островом Омадал, что в малайзийском штате Сабах. На горизонте появились лодки, прибытия которых мы ждали на суше целых три дня. Флотилия баджао бросила якорь на прозрачном мелководье. Восемь лодок, которые на малайзийском языке именуются «лепами», были до отказа нагружены детьми, сетями и вершами.
Эти рыбаки принадлежат к народности самалов, которые произошли от западной ветви австронезийских народов. Но в отличие от своих соплеменников, живущих на суше, родным домом баджао всегда было море. На своих океанских лодках они веками курсировали между Австралией и Сингапуром, проплывая мимо острова Сулавеси, Зондских островов и острова Суматра.
Выстроившиеся в ряд лепы напоминают вереницу легковых автомобилей, припаркованных вдоль шоссе. Белье трепещет на ветру. На носу лодок дымятся жаровни. В каждой лепе живут сразу несколько поколений кочевников, которых в этих краях называют «цыганами морей». Это последняя неоседлая ветвь многочисленного народа самалов, рассеянного по всей Азии. В наши дни племя баджао-лаут (так звучит их полное название) насчитывает всего около десятка тысяч человек. В переводе с малайзийского «лаут» означает «море», а «баджао»… Впрочем, точное значение этого слова никто не знает, хотя оттенок у него, несомненно, уничижительный – что-то вроде «бродяги». И все же баджао-лаут не без гордости носят это имя, потому что больше всего на свете они дорожат своей свободой.
На берегу острова у самой кромки воды резвятся загоревшие ребятишки с белоснежными зубами. Издалека они похожи на стайку коралловых рыбок. Один карапуз – ему от силы три года, не больше – плавает голышом в прозрачной воде. Кажется, что в море он чувствует себя комфортнее, чем на суше. Мимо на лодке, выдолбленной из цельного ствола дерева, проплывает юноша. Вид у него удивленный – иностранцев без акваланга в этих краях встретишь нечасто. Туристы приезжают сюда исключительно ради дайвинга. В прибрежной зоне штата Сабах можно встретить морских черепах, а коралловые рифы в окрестностях крошечного острова Сипадан у северного побережья Борнео славятся большим разнообразием подводной фауны. В порту города Семпорны туристы садятся на блестящие катера, совершают на атолле несколько погружений и едут назад, нигде не задерживаясь.
Чтобы встретить баджао, нужно запастись терпением. Места их стоянок на островах Малайзии одни и те же, но когда они там появятся, можно только гадать. У странствующих народов всегда так, на всех широтах и континентах. Кочевать баджао приходится из-за миграций рыбы и изменений погоды. Поэтому и представление о времени у них особое. Календарь баджао соотносится с лунными циклами. Бесполезно спрашивать их о возрасте: в ответ они только пожмут плечами. Многие из них родились прямо на борту лепы, но в море нет чиновников, которые могли бы выписать свидетельство о рождении. По той же причине у большинства баджао нет паспортов. В лучшем случае – разрешение на проезд, выданное властями одной из трех сопредельных стран, через которые пролегают их морские маршруты. По инициативе ООН правительства Малайзии, Индонезии и Филиппин согласились предоставить этим людям без гражданства особый статус.Читать дальше >>>