…С замиранием сердца беру в руки желтоватый лист бумаги с неровными оборванными краями, рассматриваю его узоры на свету. Затем кладу на стол и глажу, - под ладошкой гладкая шелковистая поверхность, по которой хочется проводить рукой ещё и ещё раз, ощущая тепло агата, которым мастер шлифовал этот лист. Беру тонкую кисть и вывожу миниатюру: фигурки юношей на конях с луками в руках несутся вперед; облака с завитушками задорно смотрят на наездников сверху; испуганная газель выглядывает из-за скалы…

Просыпаюсь и весь день затем вспоминаю красивый сон, в котором моя заветная мечта сбылась, - я рисовала настоящую миниатюру на настоящей шелковой бумаге, я была художником. Этот сон я вспомнила, когда оказалась в гостях у Усто Зарифа Мухтарова, председателя Ассоциации ремесленников «Мерос» в Самарканде и по-настоящему держала в руках точно такой же лист бумаги, как в моём сне – с неровными краями, полупрозрачный, приятный на ощупь. Наивно спрашиваю у мастера, как удаётся сделать бумагу из шелка. Усто Зариф только улыбнулся в ответ и пригласил приехать к нему на водяную мельницу в кишлак Кони Гил весной, где он покажет весь процесс изготовления бумаги. Ну что ж, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Автобус с группой туристов, не въезжая в центр Самарканда, свернул с заасфальтированного шоссе на грунтовую дорогу, которая вела к кишлаку Кони Гил (в переводе с таджикского означает «Глиняная шахта»), и пассажиры прильнули к окнам, за которыми проплывали глинобитные дома, цветущие сады, группки женщин и играющие дети. Речка Сиёб (в переводе с таджикского - «30 родников») преградила дорогу, а за мостиком около традиционной водяной мельницы гостей уже ждали мастера, готовые не только показать свои изделия, но и научить посетителей азам своего ремесла, чтобы они своими руками могли попробовать изготовить то, что вызывает восхищение и удивление в наш автоматизированный век, - возрожденную по старинным технологиям самаркандскую шелковую бумагу.

Мастера Ассоциации ремесленников «Мерос» возродили древнее искусство производства самаркандской ручной бумаги и заново представили её миру совсем недавно – в конце в XX века. В кишлаке Кони Гил  с помощью ЮНЕСКО, Представительства японского агентства международного сотрудничества (JICA), Фонда помощи ремесленников (США) построена и работает водяная мельница, где и производится шёлковая бумага, а также принимают многочисленных гостей ремесленники, работающие по таким направлениям, как керамика, фарфор, вышивка, текстиль, натуральный шёлк, резьба по камню и дереву, ювелирное искусство, национальные игрушки и миниатюра, музыкальные инструменты.

На протяжении многих столетий вдоль речки Сиёб стояли 400 водяных мельниц, которые использовались для переработки глины, бумаги, масла, муки, мыла, очистки риса. Водяная мельница Ассоциации ремесленников «Мерос» построена именно на том месте, где 300 лет тому назад работала водяная мельница по изготовлению самаркандской шелковой бумаги. В начале XX века владельцем мельницы был некий богатый человек Шарифбой, который занимался не производством бумаги, а переработкой риса. Долгое время мельница была в запустении и разрушалась. Лишь в 2002 году начались работы по её реконструкции, чтобы не только производить здесь бумагу, но, восстановив весь производственный процесс, показывать его всем желающим.Читать дальше >>>