Мир стремится к стандартизации и унификации. Одинаковые товары, типовые супермаркеты, похожие одежды. И даже Сирию, самобытную страну с древнейшей культурой, тоже затягивает этот водоворот. Жители пустыни меняют традиционную джалябию и верного верблюда на модный костюм и неприхотливую японскую легковушку, осваивают профессии программиста или менеджера. Прежние занятия сегодня уходят в прошлое. Но кое-что любопытное еще можно увидеть. И для этого не надо ехать в глубь пустыни. Достаточно пройтись по центральному рынку Дамаска – Аль-Хамидия. Кого здесь только не увидишь: продавцов самодельной парфюмерии и торговцев шкурами, ювелиров и разносчиков кофе, чистильщиков обуви и изготовителей кальянов.

Лавка черной магии «Мухаммед Хамеди Аль Хор». На прилавках разложены травы, на полках – банки, коробочки и пузырьки, под потолком висят рога, шкуры диких животных, черепаший панцирь и сушеный крокодил. Этой лавке 250 лет. Ее хозяин Тарик унаследовал ее от отца, а тот от деда. Здесь сотни видов лекарственных трав от любых недомоганий. Говорят, есть у Тарика и вещи «посерьезнее» – приворотные зелья, порошки для сглаза. Но сам хозяин свою принадлежность к черной магии категорически отрицает: здесь только обычные травы, ничего сверхъестественного.

Продолжив прогулку по рынку, набредаю на здание медресе XVII века. Теперь там расположены магазинчик антиквариата и небольшое ткацкое производство. В окружении сувениров, поддельных старинных лат и дверных «стучалок» (свинченных с чьих-то дверей при сносе зданий), завешенный цветными тканями стоит единственный в Дамаске французский станок для производства парчи. Этот материал покупает небедная публика. Из него делают платья, скатерти, галстуки и покрывала.

Станку уже полтора века, но работает исправно. Десять тысяч шелковых ниточек с привязанными к ним металлическими спицами ходят вверх и вниз, скрипит деревянная «расческа», летает веретено, мелькают руки ткача. Мастер тоже единственный на столицу. За день производит один метр парчи, продажная цена которого – около 60 долларов.

Интересная особенность французской машины – установленный сверху похожий на древний компьютер аппарат для чтения перфокарт. При помощи этих карт определяется будущий рисунок ткани. Поэтому оператор станка – не просто ткач, но и программист. А если понаблюдать за движениями рук, можно сказать определенно: он еще и волшебник, прямо из воздуха ткущий невероятно красивый узор.

Среди почтенных (по возрасту) профессий в Сирии есть еще одна –  банщик в хамаме. Арабский хамам –  больше чем баня, это храм чистоты, мужской клуб, где можно обсудить важные проблемы. Без галстуков и без штанов, в одной простыне серьезные вопросы и обсуждаются легче.

Один из самых известных и старых хамамов Дамаска – 850-летний Нуреддин Аль Шахир (Nour Eddin Al Shaheer) – тоже находится в центре рынка Хамидия и работает с утра до полуночи. Вход женщинам  туда запрещен, исключение возможно лишь в мусульманский выходной – пятницу.

Идею хамама арабы позаимствовали у римлян (позже поделившись ею с турками). Помещение делится на две зоны: фригидариум (холодная комната) и калидариум (горячая). Обе зоны служат для удовольствий. В холодной – чай, кальян и разговоры. В горячей… О, это непросто описать! Из-за пара не видно даже стен комнаты. На полу возле огромных каменных ваз с водой сидят обнаженные мужики, намыливают друг друга и поливают из металлических плошек. Полотенца с чресел никто не снимает. В мусульманской стране ходить голым не принято даже в бане.

Пол в калидариуме горячий – об этом заботятся сидящие в подвале кочегары, – но мокрый. Чтобы не поскользнуться, посетители надевают тапки на высокой деревянной подошве. В таких тапках чувствуешь себя немножечко японской гейшей.

Выходящих из парной клиентов тут же принимают в свои объятия банщики. Кого-то ведут на массаж, кого-то на очистительные процедуры, кого-то закутывают в простыни и полотенца перед выходом в «холодный» фригидариум. Читать дальше >>>