На пороге востока

Паспортный контроль.

- А Вы когда возвращаетесь назад?

- 2 января.

- Что, и Новый год будете не в России встречать?

Казалось, я нанесла женщине из паспортного контроля личную обиду.

- Вон как у нас в России-то хорошо! Москву как украсили. И все равно уезжают, как будто там лучше.

- Ну, пока сам не убедишься, не поймешь.

Ура! Граница открыта! Да здравствует отпуск, duty free, День Рождения и Новый год в Турции. Я еду в Стамбул, столицу трех империй. Не смотря на тщательно изученные путеводители, пока смутно представляю, что меня там ждет. Переживаю, что не успела дочитать книгу Памука про город воспоминаний. В итоге доверяюсь старшей сестре, которая обещает меня влюбить в этот восточный мегаполис. Эмоциональность, с которой она об этом говорит, пугает. 

У аэропорта Ататюрка снуют аккуратные желтые такси. Турки шумно спорят, эмоционально жестикулируют. Кажется, все по-восточному хаотично. Однако здесь свой порядок, поток машин четко регулируется рабочими. Садимся в одно из такси. Площадь Таксим (Taksim). Где-то рядом с Истикляль (пешеходная улица в центре Стамбула) наш отель. За окном проносятся турецкие дома, вывески на чужом языке. Конец декабря, но в городе зелено. Попадаем в лабиринт мощеных улиц. Таксист достает карту, уточняет адрес отеля, подбегает к одному из прохожих. По-другому невозможно ориентироваться в городе, где одна и та же улица может иметь несколько названий, а нумерация  домов периодически отсутствует. Говорят на турецком, но, судя по непринужденности и улыбкам, успевают поболтать и о погоде, и о футболе. Сворачиваем в переулок, через минуту оказываемся у двери мини-отеля. В апартаментах по-домашнему уютно. Кухня, большая кровать. Из окна – вид на величественный готический собор. Открытые ворота манят подняться по мощеному подъему. Решаю обязательно туда сходить. Но точно не сегодня. И вряд ли завтра.

Царство сытости

Темнеет. Гул толпы, доносящийся из приоткрытого окна, зовет наружу. Истикляль встречает запахом жареных каштанов, вынуждает влиться в плотный поток людей. С непривычки высокая скорость передвижения сбивает. Наверное, ритм Турции можно ощутить здесь. Среди прохожих очень много мужчин. Ходят парами, стайками, бросают взглядами, приговаривая «Чёк гюзель!» («Очень красива» - тур.), но соблюдают дистанцию. Одиноких молодых девушек встретишь редко, в основном это такие же приезжие, как мы. Толпа оглушает, в первый момент пугает. Сестра уверенно маневрирует среди прохожих, словно в своей стихии. Подозреваю, что она была здесь не только прошлой осенью, но и в прошлой жизни.

Мимо мелькают яркие витрины. Вот она Турция – царство сытости, чьи прилавки ломятся от спелых гранатов, домашней еды, свежевыжатых соков и соблазнительной выпечки. Среди официантов и поваров женщин не встретишь. Это отнюдь не  дискриминация. Просто в Турции считается, что готовить на кухне – слишком тяжелый труд. На вертелах равномерно румянится мясо для дёнер, но в отличие от московской привокзальной шаурмы, подозрений вызывает гораздо меньше, а на вкус оказывается просто божественной. Запахи сводят с ума. Хочется попробовать все и сразу. Но пока мы торопимся дальше. Из книжно-музыкальных магазинчиков доносятся турецкие напевы. Хочется танцевать. Прямо здесь, на улице. Модные магазины пестрят многоцветьем одежды: салатовый, бирюзовый, оранжевый... Все яркое, как сама Турция.

Пару раз наталкиваемся на патрульные машины. Накаченные белые джипы с надписью «Polis» вселяют чувство безопасности. Периодически посередине улицы бодро проезжает переполненный старинный трамвайчик. Настойчиво звенит, если кто-то преграждает путь.Читать дальше >>>