«Не оборачивается тот, кто смотрит на звезду».

Леонардо да Винчи.

Со слов современников Леонардо известно о всякого рода мистификациях, которыми щедрый выдумщик и провидец возмущал общественное сознание эпохи кватроченто. И это естественно: иначе он был бы беспомощен перед возможностями собственного мышления. К тому же, этот умудрённый «многими знаниями» титан Возрождения хотя бы так мог позволить себе не «печалиться», как завещано в Екклесиасте.

Мы коснёмся сферы, находящейся за гранью представлений современного человека – пророческих способностей художника, позволивших ему «подсмотреть» будущее. Многое, что он изобрел, значительно опередив свое время – например, вертолёт, ракету или скафандр, - кажется возникшим именно таким способом.

В своих дневниках, похожих на памятки или наставления, Леонардо обычно дает самому себе поручения. Будто бы необязательные, и, на наш современный взгляд, даже курьёзные. Есть среди них и такое: «Ты должен в своём сочинении показать, что земля - это звезда, подобная луне или вроде того, и тем самым доказать благородство нашего мира».

Полагаю, что это было скорее поэтической метафорой, чем научным расчетом.

Луна была центром притяжения леонардовской мысли, темой, которая все его выкладки, чертежи и схемы вдруг перечеркивала и сменяла потоком образности. Будучи почтенным учёным, превозносимым не только последователями, но и придворной знатью, этот гениальный творец парадоксов всегда казался степенным и рассудительным.

Очередным поэтическим «заблуждением» флорентийца является его уверенность в наличии на луне морей, но не условно-топографических, а самых настоящих водных бассейнов. «Здесь сделано будет заключение, что то, что светит у луны - есть вода, подобная воде наших морей и так же разлитая; и что то, что у неё не светит - суть острова и суша».

Это невероятно хотя бы потому, что вода предполагает наличие жизни в ближайшем к нам космическом пространстве. Это восхитительно, божественно и странно, однако оцените интригу. В отличие от позднейших догадок Кеплера или даже Джордано Бруно, Леонардо никогда не задавался вопросом, обитаема ли Луна и как должны выглядеть таинственные селениты.

Зато у него есть посвящение нашей спутнице, написанное в стихах. Будучи человеком Возрождения, он прекрасно владел искусствами. Похоже, что это всего лишь запись «на полях», рождённая в момент отдыха, но здесь соблюдены и стихотворный размер, и ритмическая нотация.

«La luna densa
erga densa egrave
come sta la lu
na»

Художественный перевод находим у Л.М. Баткина: «Луна плотная и тяжелая, плотная и тяжелая, как она держится, луна?» Рефрен вообще был излюбленной фигурой поэтики Леонардо. Рефрен как повторный опыт научных экспериментов у него не менее выразителен.

 

 «Звучание этой невзначай брошенной фразы, - пишет Л.М.Баткин, - с её замедленным дыханием, мелодическими повторами и странной концовкой (которую формально можно бы перевести и «как поживаете, Луна?»), продолжает интриговать исследователей».

Cогласно концепции Леонардо, повторюсь, предельно поэтизированной, Землю удерживает на орбите степень всё более легких субстанций: «вода легче земли, воздух – воды, огонь – воздуха и так далее по порядку».

Что же там - «далее»? Верх Земли ещё можно себе представить – он повсюду. А вот Луна, тоже имеющая «плотность», не падает на Землю и даже «не сбрасывает на неё свои воды» потому, что у неё как раз «верх» имеется – это её обратная сторона. И хотя осевое вращение на Луне гораздо интенсивнее, мы наблюдаем Луну всегда в одном положении. Естественно, пытливый дар Леонардо тут же нашел ответ: он призывал взглянуть на её изнанку. У него есть запись: «Как тени теряются на больших расстояниях, показано на теневой стороне луны, которую никогда не видел».

Развитию этой темы «подыгрывает» насмешливое изображение лунного лика (слева на иллюстрации).

Рис.1: Фотография взята с сайта http://www.demetrio.pn.it/

Рис.2: Фотография взята с сайта Научно-Исследовательского Института Телевидения (http://www.niitv.ru).

Читать дальше >>>