Новости партнеров


GEO приглашает

До 2 сентября в «Центральном доме художника» проходит выставка самого загадочного художника современности — Бэнкси. GEO проводит экскурсию по главным объектам экспозиции


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Восставший из песка

Древний африканский город Лептис-Магна, ставший богатейшей колонией Римской империи, пустыня сравняла с землей.
текст: Лиза Хольст
Ливия

Лептис-Магна был возведен на африканском побережье Средиземного моря. На просторах плодородной долины, окруженной зелеными холмами, овцы два раза в год приносили потомство, так что у местных жителей всегда было вдоволь молока, сыра и мяса. Древнегреческий поэт Гомер назвал этот благословенный край Ливией, римляне, завоевавшие большую территорию Северо-Западной Африки, предпочитали называть свою колонию Триполитанией.

Город познал все радости и горести крупнейших форпостов Римской империи. В эпоху расцвета местная знать утопала в золоте и драгоценных камнях. Гигантские маслодавильни, нескончаемые торговые караваны и вереницы кораблей, нагруженных сокровищами, стали символами процветания колонии. Но спустя столетия смертоносная эпидемия, охватившая великую империю, докатилась и до Лептис-Магны: полчища варваров-кочевников не оставили и следа от былой роскоши. Дальнейшую cудьбу города предрешило соседство с Сахарой: его погребли пески.

около 7 века до н. э. к западу от залива сидра на побережье Северной африки финикийцы основали три торговых поселения. Одно из них находилось в устье реки Вади-Лебды. От ненасытных песков Сахары благодатный оазис укрывало высокогорное плато, по которому пролегал главный африканский торговый путь к побережью. Это поселение греческие хронисты называли Лептис-Магна. Благодаря выгодному географическому положению город быстро превратился в одну из главных финикийских факторий в Африке. С VI по III век до н. э. Лептис-Магна находился под властью Карфагена – ежегодно в качестве дани жители высылали своим владыкам горы серебра.

Вскоре политическая ситуация в этой части света резко изменилась. В 146 году до н. э. закончилась третья Пуническая война Рима с Карфагеном. Африканская держава была разрушена до основания, жители проданы в рабство. Покоренному городу-государству римляне отвели роль столицы римских колоний в Северной Африке. Чуть позже завоеватели присоединили к своим владениям Мавританию.

 За верную службу империи римские купцы и воины-наемники награждались землями в новых провинциях – потоки облагодетельствованных счастливцев стремительно хлынули в Африку. Они создали великолепную систему ирригации, установили дамбы и плотины в долинах высохших рек, которые раньше заполнялись водой лишь по окончании сезона ливневых дождей. Теперь же драгоценная влага скапливалась в водохранилищах, или цистернах, как их называли римляне. Благодаря стараниям иноземцев обширные просторы Северной Африки вплоть до границы с Сахарой, ранее безжизненные, начали плодоносить, да так, что по объемам поставок зерна в метрополию Лептис-Магна вполне мог соперничать с самим Египтом.

В Северной Африке Рим контролировал более пятисот малых и крупных населенных пунктов. Cреди них были и только что возведенные города, и старые пунические поселения. Римские архитекторы спешно перестраивали их в миниатюрные копии Вечного города.

Лептис-Магна пользовался особыми привилегиями благодаря своему статусу союзного города, civitas foederata: он не подчинялся напрямую Риму и продолжал чеканить собственную монету даже после того, как в 46 году до н. э. был захвачен Цезарем и обложен тяжелой данью. Ежегодный оброк составлял три миллиона фунтов (около 1 миллиона литров) оливкового масла.

Звание римской колонии Лептис-Магна получил только в 110 году н. э. Вместе с двумя соседними городами Эа (современный Триполи) и Сабрата он стал частью области, получившей название Триполитания – в переводе с греческого «страна трех городов». В этом триумвирате Лептис-Магна сразу же занял центральное место. На заоблачную для африканских колоний высоту город поднялся не только благодаря трудолюбию жителей, но и родственным связям с императорским двором. В 193 году на римский трон взошел Луций Септимий Север, уроженец Лептис-Магны. Аристократ по происхождению, он сделал успешную военную карьеру, был консулом, командовал легионами в Паннонии. Став императором, он сразу же даровал своему родному городу италийское право, ius italicum, что было высшей привилегией и означало освобождение от налогового бремени. По его приказу в пустынной местности к юго-востоку от Лептис-Магны началось грандиозное строительство. Правда, к тому времени на средства, собранные состоятельными гражданами, уже были отстроены театры, храмы, триумфальные арки, рынок и даже проведен водопровод. Мощеные дороги и площади появились здесь еще при императоре Августе.

Септимий север задумал фантастический план реконструкции своей малой родины, которая по его высочайшей воле должна была стать жемчужиной африканского побережья. Перепланировкой занимались сотни рабочих: днями напролет они обтесывали плиты из известняка и песчаника, обжигали кирпичи и разгружали корабли, доставлявшие строительный материал из разных уголков империи. Строительство приняло поистине императорский размах: один только форум с прилегавшим к нему зданием суда занимал целый гектар земли. Широкие улицы, величественный нимфей (святилище речных нимф) с гротами, нишами и фонтаном и овальная площадь, соединявшая новый город со старым, были возведены с учетом заданного масштаба. Как и в других римских городах, главная улица, decumanus maximus, которая являлась частью дороги, соединявшей Карфаген с Александрией, проходила с запада на восток. Главная поперечная улица cardo maximus вела от южных ворот на север к старому форуму. Поперечные улицы делили жилые районы, застроенные двухэтажными зданиями, на правильные прямоугольники. На пересечении двух артерий города в честь своего титулованного земляка и покровителя лептианцы установили триумфальную арку – теперь извозчикам приходилось делать крюк, объезжая громоздкое сооружение.

Отделке зданий Септимий Север уделил неменьшее внимание. По его прихоти в Лептис-Магне с юга Египта везли красный асуанский гранит, из Греции, Малой Азии и Туниса поставляли 20-тонные блоки белого и серого мрамора. На борту грузовых кораблей к берегам Африки плыли резчики по камню – ремесленники из греческого города Афродисия, где находилась лучшая в империи школа ваяния. Заморские мастера вытачивали из мрамора нежные женские лица, покрывали капители колонн тончайшим цветочным орнаментом, выбивали надписи на плитах, расписывали статуи и стены, украшали интерьеры мозаикой.

Двадцать лет горожане слушали грохот молотков: строительство было закончено в 216 году. Зато преображенный Лептис-Магна, оккупировавший 425 гектаров земли, стал одним из крупнейших городов империи. Сто тысяч жителей наслаждались невероятным по тем временам комфортом: к их услугам были водопровод, подземная канализация, тротуары.

Сердцем Лептис-Магны стал заново отстроенный порт, который Септимий Север приказал возвести на месте старой гавани в устье реки Вади-Лебды. Его акватория занимала 100 тысяч квадратных метров, два громадных оградительных мола уходили далеко в море. Чтобы порт не заносило песком, выше по течению установили плотину длиной 250 и высотой 7 метров: она направляла бурлящий поток в искусственный канал. Предпринятые меры позволили вновь прибывшим кораблям сразу швартоваться у причала – раньше их приходилось вытаскивать на берег, что отнимало массу времени и сил. Загружать трюмы кораблей с пристани стало гораздо удобнее, к тому же теперь их можно было заполнить до отказа, а это сулило торговцам увеличение прибыли. С ноября по март навигация прекращалась: дождь лил неделями, на море свирепствовала буря. В остальное время года корабли стекались в гавань непрерывным потоком. Лептис-Магна превратился во второй по значению порт на африканском побережье после Карфагена: одновременно здесь могли уместиться около полусотни судов. Они везли товары из Остии (римской военной гавани, находившейся в устье Тибра), Греции и Сицилии. Помимо строительных материалов в колонию переправляли предметы роскоши: шелк, перец, шерсть. В обратную дорогу суда отправлялись с не менее ценной добычей. Первым товаром на экспорт было оливковое масло. На душу среднестатистического римлянина в год приходилось по 20 литров жидкого золота. Оливковое масло употребляли в пищу и использовали для изготовления лекарств, парфюмерии и косметики, а также в качестве горючего. Высокогорное плато Джебель, часть которого занял Лептис-Магна, стало крупнейшей в империи оливковой плантацией. Здесь на площади 3500 квадратных километров трудились свободные крестьяне и рабы, совместными усилиями производя в год миллионы литров масла. Земля плодоносила с такой силой, что рабочих рук не хватало. Чтобы собрать урожай в срок, землевладельцы были вынуждены приобщать к садоводству кочевников, которые пасли свои стада в окрестностях города. Высокий сезон берберы проводили в лачугах на задних дворах оседлых горожан.

помимо оливкового масла местные торговцы везли в метрополию пурпур – красящее вещество, которое добывали из желез брюхоногих моллюсков, водившихся в Средиземном море, вино, светильники и гарум – обожаемую римлянами приправу из тухлых рыбьих потрохов. В трюмы кораблей, отплывающих в Рим, сгружали драгоценности из внутренних регионов Африки. В порт их доставляли торговые караваны. Путешествие по пустыне было весьма опасным: несмотря на то что римляне патрулировали все главные торговые пути, купцов часто грабили. На границе с пустыней император Септимий Север повелел возвести цепь гарнизонов – цены на африканское золото, изумруды, карбункулы и страусиные перья на рынках империи были ­астрономическими.

Время от времени улицы Лептис-Магны оглашал душераздирающий звериный рев – слонов, львов, носорогов, отловленных солдатами в саванне и пустыне, волоком тащили через весь город к гавани, чтобы потом загнать в трюмы кораблей. Народ империи жаждал кровавых зрелищ, и дальновидные властители на такие увеселения не скупились. За один день в римском Колизее погибало несколько сотен животных. Неудивительно, что постепенно североафриканские слоны стали редкостью на своей исконной родине. Цены на вымирающих обитателей саванны росли как на ­дрожжах.

Триполитания снабжала империю и человеческим товаром – захваченных в пустыне кочевников нередко обращали в рабство. Невольников и оливкового масла было в избытке и в самом Лептис-Магне. Городской рынок находился всего в нескольких кварталах от старого форума. Права потребителей строго блюли государственные чиновники эдилы. Когда продавца уличали в том, что он сбывает лежалую рыбу по завышенным ценам, товар мошенника безжалостно уничтожался. А если клиент заподозрил подвох, он мог с легкостью развеять свои сомнения: в центре рынка стояла тумба, на которой были обозначены меры длины – римский фут, пунический и александрий­ский локоть. Женщин среди посетителей было мало: шопинг считался мужским занятием. Несмотря на то что официальным языком была латынь и большинство покупателей носили тунику на римский манер до середины икры, начиная торговаться, согласно восточному обычаю, они мгновенно переключались на родную пуническую речь.

Римские традиции и нравы проникали во все сферы жизни африканской колонии, и религия не была исключением. У юго-западной стены форума возвышался величественный храм, предположительно служивший для отправления культа gens Septimia – африканского рода императора Севера и его сыновей. Римских правителей и богов, которым они поклонялись, почитал весь город: их каменные изваяния украшали все общественные здания и площади. Многие пунические божества превратились в римских, и такие религиозные метаморфозы никого не смущали. Так, прототипами Либера и Геркулеса, которые считались покровителями Лептис-Магны, были пунические боги Шадрапа и Милкаштарт.

В I веке в Северную Африку начало проникать христианство, которое в этом уголке империи успешнее всего конкурировало с пантеоном римских небожителей. Приверженцы новой религии чтили одного бога, не признавали культ императора и порицали римлян за их любовь к роскоши. Тот, кто обращался в новую веру, рисковал жизнью – во время правления императора Севера многие христиане были казнены в карфагенском амфитеатре по приказу проконсула Африки. В Лептис-Магне они появились в I веке нашей эры. Письменных свидетельств гонений не сохранилось, но тот факт, что официально признавался только старый культ, не подлежит сомнению.

общественная жизнь города протекала На форуме. Здесь под неусыпным оком всевидящих богов регулярно проводились народные собрания – этот институт управления сохранился еще с пунических времен. На традиционном вече представители одиннадцати политических групп принимали декреты, касающиеся судьбы Лептис-Магны и прилегающих к нему земель, назначали членов городского совета, решали, кого из соплеменников следует наградить почестями за добрые дела. Городской совет состоял из ста декурионов – они помогали двум высшим чиновникам, дуовирам, распоряжаться казной, организовывать празднества и ритуальные действа, а также разбирать правовые вопросы. Почетные должности доставались местным богачам, сколотившим состояния на торговле оливковым маслом и экзотическим африканским товаром. Некоторым из них удалось сделать завидную карьеру на чужбине: лептианский миллионер Фульвий Пий стал в 238 году римским консулом, а некий толстосум Сильвий Амик дослужился до проконсула провинции Азия.

Рядом с новым форумом возвышалось здание городского суда. Разбиралось ли дело о наследстве, краже, мошенничестве, подкупе или убийстве – судебные прения проходили с неизменным аншлагом. Зрители были готовы часами смотреть этот захватывающий спектакль, по драматизму и накалу страстей ничуть не уступавший театральному представлению. Адвокаты больше напоминали актеров: они произносили огненные речи, состязались в красноречии, с азартом вступали в словесные перепалки. Когда эмоциональное напряжение достигало апогея, судья оглашал приговор. Это мог быть денежный штраф, принудительные работы, наказание плетьми. За тяжкое преступление карали публичной казнью в амфитеатре – злодея бросали на растерзание диким зверям. Такую жестокость отчасти оправдывали пунические традиции. Местные божества ждали человеческих жертв, а в Римской империи на этот обычай было наложено табу. Только во время публичных казней аборигены могли утолить жажду крови, не нарушив при этом закон. Зрители приходили в амфитеатр задолго до начала представления, чтобы занять места получше. В первой половине дня на арене казнили преступников, а после обеда начинались гладиаторские бои. Римские традиции оказались достаточно кровожадными, чтобы пленить туземцев.

Но главное хобби лептианцев было вполне миролюбивым: больше всего на свете они обожали ходить в общественные бани. Термы Адриана, лучшие в городе, были твердыней равноправия – сюда мог прийти и раб, и патриций. Интерьер общественных туалетов с мраморными сиденьями, украшенными мозаикой, и изящными фонтанами настраивал на лирический лад. В этом людном зале умещались одновременно 60 человек. А тем, кто предпочитал справлять естественную нужду в гордом одиночестве, за отдельную плату предоставлялся VIP-кабинет с индивидуальной уборной.

Но безмятежное существование избалованных роскошью горожан продлилось недолго – в 235 году был убит Александр Север, последний представитель африканской династии римских императоров, покровительствовавших Лептис-Магне. Вскоре в Ита­лии началась многолетняя гражданская война. Империю лихорадило – анархия, коррупция, инфляция расшатывали мощное государство. Полчища варваров все чаще наведывались к границам римских владений.

Торговля на Средиземном море быстро сошла на нет: властителей в то время обуревали иные заботы, ведь на кон была поставлена судьба Рима. Корабли заходили в порт Лептис-Магны все реже. Местная знать перестала выплачивать городу субсидии, поэтому общественные здания быстро обветшали. Землетрясения и пожары нещадно уродовали облик роскошного Лептис-Магны. И все же на короткое время городу удалось вернуть себе былое величие. В самом начале IV века после реформ императора Диоклетиана Лептис-Магна стал столицей провинции Триполитания. Полуразрушенные здания были отреставрированы. Но когда в окрест­ностях города появились орды кочевников, Рим уже ничем не мог помочь. Империя, раздираемая политическими распрями, сама зашаталась под натиском германских племен. Денег на содержание армии не хватало – пришлось отозвать часть легионов, расквартированных в Африке. Теперь в Триполитании почти не было регулярных войск, а те, что остались, стояли слишком далеко: в Нумидии, Бизацене, Феццане и Мавритании. Когда в 366 году варвары уничтожили знаменитые лептианские оливковые рощи, жестоко расправились с землевладельцами и подошли к стенам города, спасения было ждать неоткуда. Когда кочевники совершили свой первый набег, командующий африканскими легионами обещал помочь, но взамен потребовал четыре тысячи верблюдов и полное довольствие для солдат. Жители не смогли собрать нужную сумму, и римские легионы покинули Лептис-Магну, так и не предприняв ни одной карательной экспедиции против кочевников. Варвары, не встречая сопротивления, раз за разом беспрепятственно опустошали город и его окрестности. Они двигались от одного поместья к другому, разграбляя роскошные виллы патрициев. По пути дикари уничтожали урожаи, губили виноградники и поджигали оливковые рощи – главные источники доходов лептианцев. За тысячу лет своего существования Лептис-Магна пережил множество политических смут и войн и выдержал мощнейшее за свою историю землетрясение. Но после прихода варваров город оказался на пороге гибели. Природа, которая долгое время одаривала колонию своими щедротами и защищала от опасного соседства с пустыней, сыграла с Лептис-Магной злую шутку. Вытоптанные варварами поля постепенно заносило песком, принесенным ветрами из пустыни, и вскоре весь город был словно укутан в погребальный саван. Дамба на реке Вади-Лебды разрушилась во время землетрясения – обмельчавший порт поглотили пески.

В 429 году из Испании в Африку перебрались вандалы. Прежде чем отправиться грабить Рим, они несколько лет терроризировали колонию Лептис-Магна. В VI веке она вошла в состав Византии. А когда в 644 году в город пришли арабы, они увидели лишь несколько лачуг, которые стояли на том самом месте, где много веков назад финикийцы основали свое поселение. Там, где раньше шумели оливковые рощи и паслись тучные стада, теперь расстилалась безжизненная пустыня. О существовании колонии напоминали лишь осколки мрамора, выброшенные волнами на берег. Африканский форпост великой цивилизации канул в Лету, но в начале XX века археологи извлекли город из реки забвения. Лептис-Магна вернулся из Царства мертвых, чтобы предстать перед нами во всем своем молчаливом блеске.

11.05.2011
Теги: