В течение двух недель нашей команде предстояло изучать фауну коралловых рифов архипелага, расположенного у западного побережья Новой Гвинеи на границе индонезийской провинции Западное Папуа. И хотя часть нашего маршрута пролегала в ранее неизведанных местах, почувствовать себя единоличными первооткрывателями этих краев мы не смогли – у нас были предшественники. Еще в 1858 году в лесах Раджаампата поселился британский исследователь природы и теоретик эволюции Альфред Уоллес. За время своего пребывания на островах он описал несколько эндемических видов райских птиц и бесчисленное множество животных и растений. Морские глубины его не заинтересовали, и подводные сокровища архипелага остались скрыты от науки. Первая подводная экспедиция добралась сюда только в 2001 году. Доверчивые глубины раскрыли перед исследователями свои тайны: всего за 15 дней биологам удалось определить почти 1000 видов рыб и 699 видов моллюсков. А после того, как они насчитали 456 видов кораллов, стало ясно, что такого разнообразия не найти во всем Карибском бассейне и даже на Большом Барьерном рифе в Австралии.

Несмотря на старания членов первой экспедиции, на островах нас ждал непочатый край работ. Согласно прогнозам нашего руководителя, американского биолога из Калифорнийского университета Марка Эрдмана, до сих пор ученые описали от силы 20% всех животных и растений в районе Индийского и Тихого океанов. Он уверен – островное царство Раджаампат сулит небывалые перспективы новых открытий.

Проверить эту теорию вызвались два индонезийских эксперта по черепахам Кетута Сарьяна Путра и Ама­лиа Фирман, эколог Крис Ротинсулу, специалисты по молекулярной биологии и генетике немец Марк Кохциус и его индонезийский коллега Агус Нурьянто, австралийский ихтиолог Джери Аллен, который участвовал в экспедиции 2001 года. На этот раз его сопровождали сын и коллега Марк, который вознамерился вычислить биомассу рыбьих стай в разных бухтах – полученные данные он хотел использовать для разработки эффективной программы защиты морских жителей. Я и американский фотограф Тим Лэман пытались угнаться за прыткими учеными, не знающими усталости – их неиссякаемый энтузиазм не раз воодушевлял нас на рискованные затеи, усыпляя бунтующий разум.

С членами команды мы познакомились на борту шхуны «Шакти», которую GEO зафрахтовал в качестве экспедиционного судна. На сборный пункт все явились при оружии. Самый грозный вид был у Марка Эрдмана и Джери Аллена: в руках они держали острые гарпуны с длинными ручками, сачки и шприцы с усыпляющим гвоздичным маслом. Инвентарь генетиков смотрелся не менее угрожающе: пинцеты, ножи, ножницы и целая обойма пластиковых пробирок воинственно блестели на солнце. А вот Аллен-младший ограничился комплектом канцтоваров для водолазов и двумя рулетками. С помощью этих разнокалиберных приборов мы собирались выяснить, почему у берегов Раджаампата водится столько разномастной живности. Найдя ответ на этот вопрос, мы надеялись открыть законы, регламентирующие жизнь в океане.

Течения, поджидавшие нас у кромки рифов, были непредсказуемы. здешние воды славятся резкой сменой приливов и отливов и коварными водоворотами, которые могут возникнуть из ниоткуда и унести ныряльщика в открытое море. Ночные погружения в этих местах особенно опасны. Но нашего предводителя ничем не испугать: его охотничий инстинкт сильнее чувства самосохранения – в погоне за невиданными морскими зверушками он забывает обо всем. Марк Эрдман давно превратился в человека-амфибию – если бы у него появились жабры и отросли плавники, он бы только обрадовался. Вот уже два года он возглавляет западно-папуасский проект природоохранной организации Conservation International и больше 500 часов в год проводит в воде. Он любит нырять по ночам, часто в одиночку, на глубину более 50 м, особенно у рифов, где до него еще никто не бывал.

Путешествие в водах архипелага напоминало блуждания по запутанному лабиринту – более 600 островов обступали «Шакти» со всех сторон. Как зубчатые вершины затопленного высокогорного массива возвышаются они над тропическим морем: конусы, грибы, башни и крепостные стены, вырезанные ветром и временем из известняковых скал, часто до самых берегов покрыты пышной растительностью. Читать дальше >>>