В детстве Оливер Надих любил забираться на башни – чем выше, тем лучше. Он побывал и на водонапорной башне в Гёттельборне, и на телевизионной в Мюнхене, и на знаменитой Фернзетурм в Берлине, где окна – от пола до потолка. Забирался и смотрел вниз сквозь толстые линзы очков. Надих родился с врожденным пороком зрения: он никогда не различал цвета и детали. Но размытые виды городов давали представление о пространстве и перспективе, а это все же слова из вокабуляра зрячего человека – Надиху было важно думать о себе как о зрячем.

Однако пространство и перспективы остались в прошлом. В 2001 году в возрасте 31 года Оливер Надих окончательно и необратимо потерял зрение: редкое наследственное заболевание – пигментозный ретинит разрушил сетчатку обоих глаз. С тех пор Надих, психолог и программист, работает преподавателем информатики в марбургском реабилитационном центре для людей с проблемами зрения. На работу он добирается в одиночестве – идет в приличном темпе, ловко нащупывая путь тростью. Сосредоточен, но мышцы лица расслаблены. Трость ударилась об основание фонарного столба, значит, секунды через три ступени: Надиху привычнее думать категориями времени, нежели расстояния. А пока клумба, лист бумаги, сухая ветка на асфальте. Он улавливает движение воздуха: между зданиями есть просвет. Оттуда сквозняк приносит острый запах прелой травы, булочек с корицей, назойливых духов. Читать дальше >>>