Новости партнеров


GEO приглашает

В рамках летнего фестиваля комедий «Итальянские истории» в российский прокат вышла комедия Массимо Гаудиозо «Большая афера в маленьком городе» с Сильвио Орландо и Фабио Воло


GEO рекомендует

Детские акупунктурные браслеты TravelDream® с изображением кошечки или пирата помогут справиться ребенку с неприятными ощущениями во время длительных поездок или катания на аттракционах.


Новости партнеров

Иная точка зрения

Последние исследования с участием незрячих людей позволяют нейропсихологам по-новому взглянуть на фантастические способности человеческого мозга - и в очередной раз удивиться им.
текст:
Слепые

В детстве Оливер Надих любил забираться на башни – чем выше, тем лучше. Он побывал и на водонапорной башне в Гёттельборне, и на телевизионной в Мюнхене, и на знаменитой Фернзетурм в Берлине, где окна – от пола до потолка. Забирался и смотрел вниз сквозь толстые линзы очков. Надих родился с врожденным пороком зрения: он никогда не различал цвета и детали. Но размытые виды городов давали представление о пространстве и перспективе, а это все же слова из вокабуляра зрячего человека – Надиху было важно думать о себе как о зрячем.

Однако пространство и перспективы остались в прошлом. В 2001 году в возрасте 31 года Оливер Надих окончательно и необратимо потерял зрение: редкое наследственное заболевание – пигментозный ретинит разрушил сетчатку обоих глаз. С тех пор Надих, психолог и программист, работает преподавателем информатики в марбургском реабилитационном центре для людей с проблемами зрения. На работу он добирается в одиночестве – идет в приличном темпе, ловко нащупывая путь тростью. Сосредоточен, но мышцы лица расслаблены. Трость ударилась об основание фонарного столба, значит, секунды через три ступени: Надиху привычнее думать категориями времени, нежели расстояния. А пока клумба, лист бумаги, сухая ветка на асфальте. Он улавливает движение воздуха: между зданиями есть просвет. Оттуда сквозняк приносит острый запах прелой травы, булочек с корицей, назойливых духов.

СЛЕПЫМИ СЧИТАЮТСЯ ТЕ, КТО не различает света и темноты, как Оливер Надих, а также те, чье зрение не превышает двух процентов. Для зрячего человека, мозг которого по большей части занят обработкой зрительной информации, приобретенная слепота – исключительно мучительное состояние. «Когда я потерял зрение, мир померк – в прямом и переносном смысле слова, – рассказывает Джон Хулл, университетский профессор из Великобритании. – Казалось, будто меня раздели догола и оставили одного в бесконечной темноте. Но со временем отчаяние и страх отхлынули, и мне открылся новый континент». «Специалисты, занимающиеся проблемами слепоты, много говорят о фантастической приспособляемости нервных клеток, – комментирует авторитетный нейропсихолог Бригитта Рёдер из Гамбургского университета. – Мозг адаптируется к отсутствию визуальных раздражителей, и те его области, которые отвечают за обработку картинки, реорганизуются. Как – для нас, специалистов, большой вопрос». Потеря зрения во взрослом возрасте, по мнению врачей и психологов, подразумевает радикальный переход: человек зрячий умирает и заново рождается слепым. Такому, условно говоря, младенцу приходится учиться ходить, есть, общаться, в то время как его ровесники делают карьеру, заводят детей или просто прожигают жизнь. Для последнего не требуется большого ума, однако нужно зрение. Многие, столкнувшиеся с этим болезненным парадоксом, не могут до конца его осмыслить: впадают в депрессию, начинают пить, подсаживаются на транквилизаторы. Другим же спустя некоторое время, удается вернуться к полноценной жизни. «Вообще-то у меня все в порядке, – подтверждает Надих. – Но жить в обществе, созданном зрячими и для зрячих, непросто. Это в моих, а не в ваших сутках должно быть 48 часов. Представьте только, чего стоит слепому найти в супермаркете любимый шампунь или упаковку равиоли нужного размера». Надиху также очень хотелось бы узнать, как выглядит его подруга. Нет, он, конечно, в курсе, сколько родинок у нее на лице и каковы на ощупь ее волосы, но знать и видеть не одно и то же. А иногда он мечтает еще раз прочитать школьный учебник по стереометрии и все понять про параллелепипед, не будучи вынужденным вертеть в руках объемную модель из гибкого пластика. Впрочем, Надих хотя бы помнит, как выглядит этот самый параллелепипед – в отличие от многих его знакомых, слепых от рождения. Для них стереометрия, равно как и свет солнца, практически то же, что для зрячего магнитное поле. Абстракция, не более. Чтобы представить свет и цвет, рожденный слепым человек опирается на опыт, доступный его органам чувств. «Свет – это солнечное тепло и ветер в лицо» – так описала свои ощущения школьница, которая о солнце знает лишь с чужих слов. А какие сны видят такие люди? «Слепые от рождения, как правило, не видят сны в привычном для нас понимании, – отвечает Роман Бузунов, доктор медицинских наук и заведующий лабораторией сна санатория «Барвиха» Медицинского центра УД Президента РФ. – «Не видят» следует читать как «не имеют визуальных сновидений». Но так же, как и у остальных людей, ум слепых перерабатывает впечатления, полученные в течение дня, поэтому сны незрячих содержат исключительно яркие слуховые, осязательные, вкусовые и обонятельные образы. Их сны могут быть более эмоциональными и менее аналитическими, чем у зрячего человека. Люди же, изначально видевшие, но ослепшие позже в тот или иной момент жизни, могут не только слышать или обонять, но и смотреть свои сны. Между прочим, это относится и к некоторым незрячим от рождения. Меня как специалиста это не очень удивляет: в головном мозге человеческого плода очень рано активируются физиологические процессы, напоминающие процесс сновидения, хотя рассматривать в утробе матери, в общем, нечего. Одна из научных теорий, объясняющих это явление, говорит о генетической памяти человечества. Многие сомнологи и вовсе уверены, что сон, вопреки мнению психоаналитиков, куда больше, чем продукт осмысления увиденного за день. Мозг способен к снотворчеству, что отлично доказывает пример Менделеева. И мозг слепого от рождения человека – не исключение».

Слова Романа Бузунова подтверждаются видениями, которые бывают у незрячих и о которых они предпочитают молчать, опасаясь прослыть душевнобольными. «Около 20% слепых постоянно видят то, чего в действительности нет, – говорит нейропсихолог Бригитта Рёдер. – Это облака, лестницы, пейзажи, лица и многое другое». Подобные игры разума объясняются деятельностью зрительных центров. «Человеческий мозг постоянно требует информации, – объясняет Рёдер. – Неожиданное перекрытие визуального канала данных приводит к тому, что мозг начинает продуцировать их самостоятельно». «Создается впечатление, что у пациентов происходит замещение зрительной реальности, которой им так не хватает», – подтверждает Вилаянур Рамачандран, который занимается исследованиями мозга в Калифорнийском университете в Сан-Диего. Ученый без какой-либо лирики относит такие грезы к типичному проявлению галлюциноза: при галлюцинациях, по Шарлю Бонне, больные вдруг начинают отчетливо видеть несуществующих людей и животных – в отсутствие других психических патологий. В свое время яркие видения посещали американского писателя и художника-карикатуриста Джеймса Тербера. В середине 50-х г. в пятьдесят с небольшим лет он практически ослеп, однако очень скоро перед его внутренним взглядом развернулось удивительное Зазеркалье. Тербер видел «золотые искры, клейкие нити, снежинки, лиловые цветы шафрана». Однажды ему привиделась веселая старушка в грузовике, в другой раз – катящийся по улице полосатый бочонок с котенком внутри, а однажды писатель был потрясен прекрасными мостами, взмывавшими в небо, словно воздушные шары. Все эти сюрреалистические картины нисколько не угнетали Тербера, скорее, наоборот, вдохновляли: рисунки и тексты, созданные им после потери зрения, славятся своей кэрролловской причудливостью.

Способность мозга адаптироваться проявляется не только в снах и видениях. По мнению Бригитты Рёдер, разум слепого практически не ведает отдыха: незрячие вынуждены прислушиваться, осязать, обонять и запоминать в десятки раз больше информации – той, которая так легко дается нам, видящим. «Для слепого не существует такого выражения, как «окинуть взглядом», – говорит юрист Светлана Тефленко, потерявшая зрение в возрасте семнадцати лет. – Войдя в комнату, вы моментально получаете представление о ее размере, расположении окон, присутствующих в ней людях, потенциальных источниках опасности. А я могу рассчитывать лишь на собственные пальцы и слух». Считается, что у слепых перестройка деятельности мозга приводит к обострению других чувств. Этому вопросу доктор Рёдер посвятила несколько серьезных исследований. Она сделала множество докладов, в которых не переставая восхищалась возможностями незрячих, пока однажды один из слушателей не обронил, что почти завидует их слепоте. С тех пор докладчица стала сдержанней в своих высказываниях. Дело в том, говорит она, что никакой другой орган чувств не может восполнить зрение – «в противном случае эволюция дала бы обратный ход, и мы лишились бы способности видеть». Зрение позволяет человеку безопасно познавать мир на расстоянии. Прикосновение – неэффективная замена дару видеть: некоторые объекты слишком велики, слишком малы, слишком хрупки, слишком опасны или слишком далеки. Гора, крупинка пыльцы, бабочка, костер, луна в небе – как познать их свойства прикосновением? Тем не менее Рёдер не перестает удивляться, каким пора­зительным образом адаптируются слепые. Взять хотя бы осязание. Исследования показывают, что слепые значительно лучше интерпретируют давление на кожу. Например, они способны почувствовать кончиками пальцев два и даже три плотно приставленных друг к другу острия карандаша, в то время как зрячие определяют лишь одно. В 1996 году Рёдер со своей научной группой установила, что осязательное раздражение у слепых не только точнее, но и быстрее локализуется на так называемой «сенсорной карте», которая показывает, какой участок мозга активируется в момент получения сигналов от той или иной мышцы. Это означает, что слепые быстрее зрячих осознают, какой частью тела касаются предмета. Такая способность, в частности, дает им возможность быстро считывать рельефно-точечный шрифт Брайля, расстояние между значками которого не превышает 2,3 мм.

«Слепые слышат лучше своих зрячих ровесников, – продолжает тему Рёдер. – Лучше – значит не только больше. Незрячие прекрасно различают шумы, например, безошибочно определяя диаметр труб, которые, с точки зрения зрячего, гудят совершенно одинаково. С тем же успехом эти люди справляются с локализацией звука, когда его источник расположен справа или слева от слушателя. В умении определять направление звуковой волны они нередко превосходят дирижеров». Согласно последним исследованиям, люди, страдающие слепотой, также отличаются превосходными навыками запоминания. Дело в том, что в отсутствие панорамной картины мира реальность воспринимается как некая последовательность, объясняет известный израильский нейробиолог Эхуд Зохари. Например, чтобы идентифицировать объекты – такие, как бутылки молока, различия между которыми обозначаются лишь на этикетке, слепые люди обычно располагают их в лишь им известном порядке. Каждый из объектов получает уникальный признак: «Так, соевое молоко, которое пью я, в холодильнике будет первым слева, обезжиренное, для дочери, – обязательно центральное, а аналогичная по форме бутылка с кефиром мужа всегда крайняя справа», – рассказывает слепая от рождения Елена Шерстнева, психолог по специальности. Зохари и его коллеги уверены, что отдел мозга, отвечающий за зрительное восприятие, у слепых направлен на иную деятельность – например, сложные процессы, связанные с памятью и речью. С точки зрения нейробиолога, все слепые потенциально лучшие ораторы и музыканты. Ученым удалось обнаружить целый ряд потрясающих примеров подобной компенсации, и один из самых удивительных – история слепого от рождения художника Эшрефа Армагана, живущего в Турции. Результаты исследования, которое провел с его участием известный невролог Альваро Паскуаль-Леоне (Гарвардский медицинский колледж в Бостоне) обещают стать сенсацией современной нейропсихологии. Ученого прежде всего интересовала работа зрительного участка коры головного мозга. У большинства слепых эта область включается при чтении брайлевского письма или прослушивании музыки, но у Армагана – только когда он рисует, причем такая сумасшедшая нервная активность на этом участке наблюдается лишь у зрячих. «Когда я увидел его работы, просто потерял дар речи», – так однажды выразился психолог Университета Торонто Джон Кеннеди, изучающий рисунки слепых. В ­2004 году он провел исследование мозга Армагана, после чего сделал заключение, что в жизни не встречал человека с такими способностями. Канадского эксперта потрясли представления о перспективе, которыми обладает слепой от рождения художник: «Перспектива – понятие зрительного мира, представление о пространственном соотношении объектов. Укороченные и сходящиеся в перспективе линии – не то, что можно пощупать. Но похоже, что для Армагана перспектива не абстрактно-геометрическая модель, а привычная категория его мироощущения», – заключает Кеннеди.

Что же означает этот необычный пример мозговой активности? Один из лидеров французского Сопротивления, Жак Люссейран, ослепший в возрасте восьми лет, предпринял попытку описать подобные состояния в автобиографии: «Слепота сродни мощному наркотику. Я уверен: в мире нет ни одного слепого, который ни разу не испытал передозировки. Ведь слепота в разы обостряет все доступные человеку ощущения – со временем они даже могут заменить зрение».

Может, именно эта пластичность мозга объясняет выдающиеся результаты, которых достигают слепые люди? Как, например, в случае ученого-палеонтолога Герата Вермейя, потерявшего зрение в трехлетнем возрасте. Герат преподает и ведет исследовательскую деятельность в Калифорнийском университете в Дэвисе. Он авторитетный специалист международного уровня в области эволюции моллюсков, способный на ощупь различить две практически идентичные раковины. В бельгийской и нидерландской полиции есть слепые служащие, которые проводят анализ записей с разговорами между подозреваемыми. «Они не только существенно лучше определяют происхождение фоновых шумов, но и лучше зрячих устанавливают, кто в разговоре главный, а кто всего лишь исполнитель», – говорит представитель нидерландского подразделения по оперативному прослушиванию.

Американец Дэниел Киш обладает другой потрясающей способностью. Он потерял зрение, когда ему еще не исполнилось двух лет, но, несмотря на это, очень скоро научился ориентироваться в окружающем мире с помощью звуков. Суть способа проста: Киш щелкал языком и слушал эхо, возникающее при отражении волн от разных поверхностей. Метод человеческой эхолокации – не новость, но Киш довел его до совершенства. Он легко определяет положение, удаленность и даже размер объектов, находящихся поблизости. В одиночестве совершить вылазку в горы, прокатиться по Лос-Анджелесу на велосипеде – совершенно несложные задачи для Человека-дельфина, как любят называть Киша в Америке. Он успешно обучает своей технике слепых детей – настолько успешно, что некоторые со временем отказываются от трости и собаки-поводыря, а вскоре после этого требуют у родителей роликовые коньки и скейтборд. «Здорово, что слепые могут занять себя чем-то, кроме привычного сбора розеток: каждый должен делать то, что хочет, – комментирует Оливер Надих. – Строить жизнь по собственному разумению – роскошь, которую может себе позволить дай бог каждый десятый из нас». Конечно, он понимает, что трудности могут многому научить человека, помочь ему раскрыть способности, о которых тот даже не подозревал: в конце концов, его работа как раз в том и состоит, чтобы показать людям, недавно потерявшим зрение, как много они еще могут сделать в жизни. В то же время Надих считает: всякий, кто слишком много говорит об экстраординарных способностях слепых, ступает на проторенную дорожку, создавая вокруг слепоты нагромождение пусть и лестных, но мифов. И тем самым ставит каждого слепого перед непосильной задачей – быть сверхчеловеком. Гомером, или Стиви Уандером, или героем Параолимпийских игр. А это, по мнению Надиха, неправильно: все нормальные люди – разные, а слепые – нормальные.

Есть ли у него самого какие-то необычные способности? Никаких, отвечает он. Разве что Надих стал объемнее представлять себе наш мир. Превратился, можно сказать, в его тонкого ценителя. «Только видеть, – говорит он, – значит, быть поверхностным. Отдаваться зрительному и думать, что все понял про эту жизнь. Доверять одному довлеющему над всеми остальными чувству – глупо. Конечно, я бережно храню все зрительные воспоминания, но жить ими одними – значит, жить прошлым, а я хочу учиться. Информация поступает со всех сторон – все время боюсь упустить что-то важное».

«Мы можем узнать и постичь жизнь за пределами зрения, научиться видеть мир во всем его многообразии», – считает Джон Хулл, пенсионер, бывший преподаватель по религиозному воспитанию Бирмингемского университета. В 1983 году в возрасте 48 лет он полностью ослеп. «Я все отчетливее осознаю, – пишет он, – что слепота – не просто физическое состояние, как мне представлялось с самого начала. Я понял, что она изменила образ моего мышления. Сделала бессмысленным старый способ, которым я постигал мир, и вручила новый. Изменились даже окружающие меня люди. С каждым днем что-то менялось: еда, секс, мое собственное тело».

Хулл прошел еще дальше по пути слепоты, чем Надих. Он совсем утратил свои зрительные воспоминания – расстался с ними без жалости. «Сама мысль о том, что вещи как-то выглядят, кажется мне странной и едва ли не кощунственной», – говорит он. Хулл видит всем телом. Он чувствует малейшие колебания температуры, атмосферные изменения, за которыми следует гроза, тонкие оттенки вкуса и аромата вин, звуки, эхо. Слепые люди, считает Хулл, со временем могут подарить зрячим новый подход к знаниям.

А пока мы можем просто посидеть на берегу моря с закрытыми глазами, как Жак Люссейран спустя два месяца после несчастного случая, лишившего его зрения. «Ничего из того, что я прежде слышал, не могло сравниться с отчетливым голосом моря, – пишет он в своих воспоминаниях. – Каждая волна говорила на своем языке с непонятными смыслами, но в том, что смыслы эти существуют, не было сомнения». Переживание было невероятно прекрасным, и восьмилетний Жак подумал: жизнь только начинается. 

11.05.2011
Теги: