Новости партнеров


GEO приглашает

11-12 августа на фестивале Geek Picnic в Москве автор бестселлера «Все лгут», data scientist и колумнист The New York Times Сет Стивенс-Давидовиц впервые в России расскажет о том, что поисковики и социальные сети знают о каждом из нас. Cкидка 10% на покупку билетов по промокоду GEO


GEO рекомендует

Мороженица E801 сама смешивает ингредиенты, постепенно охлаждая их. Собственная холодильная система E801 почти не отличается от машин производственного уровня: благодаря работающему на хладагенте компрессору она замораживает равномерно, а значит, десерт сохранит нежную однородную текстуру


Новости партнеров

Кавалерист-девица

Бунтарка, прославленная героиня Отечественной войны 1812 года, Надежда Дурова всю жизнь оставалась одинокой
текст: Вадим Эрлихман
Наперекор судьбе

Император оказался совсем не таким, как она думала. Высокий, с нежным румянцем и легкой, чуть заметной улыбкой. Но эта улыбка мелькнула на его лице позже, а начал Александр I строго: «Итак, я слышал, что вы не мужчина?» Надежда Дурова, она же унтер-офицер Александр Соколов, не могла солгать государю. Сконфуженно кивнула: «Не отсылайте меня домой, ваше величество... Я умру там!»

Дочь полка

Все, кто смотрел старый добрый фильм «Гусарская баллада», помнят юную Шурочку Азарову, которая в гусарском мундире бежала из дома на войну с Наполеоном. Ею двигали патриотизм и влюбленность в блестящего поручика Ржевского (вот откуда взялся этот герой анекдотов). Главными чувствами в жизни прототипа Шурочки, кавалерист-девицы Надежды Дуровой, были жажда свободы и любовь к родине.

Отцом Нади был бравый офицер Андрей Дуров, встретивший однажды в украинской усадьбе дочь помещика Александровича. Влюбившись до безумия, 16-летняя Анастасия сбежала из дома и обвенчалась с Дуровым без разрешения родителей.

Юная фантазерша мечтала о прелестном сыне, которому уже придумала имя – Модест. Но в сентябре 1783 года на одном из привалов родилась девочка – крепенькая, с густыми черными волосами. К тому же малышка ревела басом. Анастасия Ивановна была измучена тяжелыми родами и разочарована. По совету полковых дам, она попыталась покормить дочь, но та укусила ее за грудь – с тех пор маленькая Надя вызывала у мамы только одно чувство – раздражение.

Роль няньки доверили денщику отца Астахову. Он поил девочку молоком из рожка, давал ей играть с саблей и пистолетом. Дергая ветерана за усы, «дочь полка» радостно смеялась. В три года ее впервые посадили на коня, а в шесть она уже умела задавать лошадям корм и орудовать скребницей, как настоящий маленький гусар. Отец радовался успехам дочери, но следил за ними не очень внимательно: служба не оставляла свободного времени. Россия вела то одну войну, то другую, и везде гусары были в первых рядах.

Легкие кавалеристы гусары появились в воюющей с турками Венгрии в ХV веке. Их набирали по одному из каждых двадцати дворян – отсюда и венгерское слово huszar – «один из двадцати». Новый род войск показал себя блестяще, и гусарские полки стали набирать в армиях других европейских государств. Служить в гусарах мечтали многие молодые дворяне – их привлекали слава, вольный дух воинского братства и, конечно, красивая форма – украшенный золотым шитьем доломан, куртка-ментик, белые штаны-чакчиры и высокий кивер с султаном из перьев. Все эти предметы стали первыми игрушками маленькой Нади.

Но после нескольких счастливых лет жизнь девочки круто изменилась. Отец вышел в отставку и получил должность городничего в провинциальном Сарапуле. Надя теперь больше времени проводила с матерью. От воспитания Астахова Анастасия Ивановна пришла в ужас: ее дочь целыми днями бегала по лесам и лугам, верховодила ватагами мальчишек и девчонок, пропадала на конюшне. Из сорвиголовы принялись воспитывать дворянку – ее учили грамоте и рукоделию. Близкие внушали ей: нужно поскорее стать почтенной дамой. Правда, Андрей Васильевич втайне от жены гордился своей старшенькой. Шустрая и бесстрашная девочка была его любимицей. Надя отвечала отцу взаимностью: он был самым близким для нее человеком. Дочь во всем старалась быть похожей на него – училась стрелять из ружья, а по ночам выводила из конюшни свирепого жеребца Алкида и скакала по окрестным лугам.

 В 18 лет Надежду выдали замуж за дворянского заседателя земского суда. Родители надеялись, что дочка образумится и оставит глупые фантазии. Муж Нади, Василий Чернов, был человеком неплохим, но очень уж скучным. Он жил по раз и навсегда заведенному расписанию и ждал того же от жены. Рождение сына так и не сблизило супругов. Надежда, забрав ребенка, вернулась в родительский дом.

Неслыханный поступок! На Надежду посыпались упреки со стороны матери и ее родни. Любимый отец ничем не мог помочь – как и многие бравые офицеры, дома он был под каблуком у жены. Все чаще он куда-то исчезал, ходили слухи о любовнице, какой-то вдове… Все обиды Анастасия Ивановна вымещала на дочери.

И тогда Надежда решила осуществить давно задуманный план. В сентябре 1806 года, в день своих именин, после праздничного ужина, попрощавшись с отцом и нелюбимой матерью, она ушла к себе в комнату. Там переоделась в казачий мундир, остригла свои черные кудри и села у окна ждать сигнала. Скоро послышалось тихое ржание: слуга Ефим вывел на задний двор верного Алкида. Надежда как тень выскользнула из дома и вскочила в седло. У берега Камы она задержалась и бросила на песок свое платье – пусть думают, что она утонула. За сына она была спокойна: маленький Ваня остался на попечении самого близкого и родного человека – ее отца.

«Свободна! Независима!»

Вскоре Надежда добралась до казачьей части. Близилась война с Наполеоном. Русские войска стягивались к западной границе. Командиру казаков Надежда представилась дворянином Александром Дуровым, сбежавшим из дома, чтобы сражаться с врагом. Этого объяснения оказалось достаточно. Правда, в казачий полк ее не взяли – там могли служить только донцы, но согласились довезти до Гродно, где формировалась армия для заграничного похода. В марте 1807 года мнимый Александр завербовался рядовым в Коннопольский уланский полк под фамилией Соколов. Естественно, девушка ни словом не обмолвилась о муже и ребенке.

Надежду переполняло счастье: «Итак, я на воле! Свободна! Независима! Я взяла мне принадлежащее: мою свободу – драгоценный дар неба, неотъемлемо принадлежащий каждому человеку!» Однако армейская служба оказалась не совсем такой, как она представляла. Солдатам приходилось труднее, чем офицерам: муштра, постоянные учения, брань командиров. Руки болели от тяжелой пики, которой улан должен был орудовать легко, словно тросточкой.

После учений полк отправили воевать с Наполеоном. Дворянин Соколов храбро сражался в битвах при Гейльзберге и Фридланде и был дважды ранен. В бою у города Гутштадт Надежда спасла жизнь раненому офицеру Панину, на полном скаку подхватив его в седло. Все это время Дурова умудрялась скрывать свой пол. Общей бани Соколов избегал, а отсутствие усов и бороды объяснял тем, что еще слишком юн.

И все же тайна открылась. Младший брат ее отца, Николай Васильевич, подал прошение императору Александру I – сообщил, что в войсках его величества под именем Александра Соколова служит женщина, Надежда Дурова, по мужу Чернова, и просил государя вернуть домой «эту несчастную». Император пожелал встретиться с Соколовым.

Обрученная с войной

Свидание состоялось в декабре 1807 года в Зимнем дворце. Александр I лично вручил Надежде Георгиевский крест и похвалил за храбрость, но потом строго сдвинул брови: «Ну все, дорогая моя! Повоевали, теперь возвращайтесь обратно, в родительский дом». Она была в ужасе – опять унылая провинциальная жизнь, попреки матери, шушуканье соседей за спиной! Надежда со слезами упала царю в ноги, умоляя его не отсылать ее домой. «Что же вы хотите?» – спросил Александр в недоумении. «Быть воином, носить мундир!» – без колебаний ответила кавалерист-девица. Император был растроган. Он разрешил ей остаться в армии, назначил в элитный Мариупольский гусарский полк и велел взять фамилию Александров – в честь государя.

Заграничная кампания к тому времени кончилась. Наполеон захватил почти всю Европу, и было ясно, что, накопив силы, он непременно вторгнется в Россию. Надежда решила воспользоваться короткой передышкой и навестить родной дом. Через несколько дней после встречи с императором она узнала о смерти матери. Нужно было помочь отцу, на попечении которого остались младшие сестры, брат и сын Ваня.

Но долго оставаться дома Надежда не смогла и поспешила назад в армию. В гусарах она прослужила три года, после чего перевелась в Литовский уланский полк. Почему же Александров бросил своих любимых гусар, о встрече с которыми так мечтал? В воспоминаниях Надежда пишет, что в нее влюбилась дочь командира полка, и она не хотела разочаровывать бедную девушку. Но на самом деле причина была более прозаической – ей отчаянно не хватало денег. Кодекс чести обязывал гусар пить шампанское, заказывать в трактирах лучшие блюда и вообще жить на широкую ногу. Платили же блестящим офицерам немного, и порой их содержали влюбленные дамы. Уклад уланской жизни был гораздо скромнее.

В июне 1812 года армия Наполеона перешла русскую границу. Вместе с Литовским уланским полком уже в звании поручика Дурова принимает участие в сражениях под Миром, Романовом, Дашковкой, Смоленском и при селе Шевардино, где была контужена и получила ранение в ногу. В Бородинском сражении полк Надежды Дуровой защищал Семеновские флеши.

В сентябре, по распоряжению главнокомандующего генерал-фельдмаршала князя М.И. Кутузова, поручик Александров служит при штаб-квартире армии. По нескольку раз в день под огнем противника он спешит с поручениями к разным командирам. Кутузов говорил, что такого толкового и расторопного ординарца у него еще не было. Между тем в армии пошли слухи о женщине-офицере. Дурова записала в дневнике, который был ее «единственным поверенным»: «Все говорят об этом, но никто ничего не знает; все считают возможным, но никто не верит: один описывал меня красавицею, другой уродом, третий старухою, четвертый давал мне гигантский рост и зверскую наружность».

Во время Бородинского сражения Надежда снова была на передовой. При защите Шевардинского редута пуля оцарапала ей бок, а через пару часов осколки пушечного ядра задели ногу. Страдая от боли, она все же оставалась в седле до конца битвы. Рана давала о себе знать позже – в дни трагического отступления из Москвы и во время преследования отступавшего Наполеона. И хотя главнокомандующий отпустил Надежду на лечение домой, уже через полгода она вернулась в армию, захватив с собой брата Василия. Ему было всего 14 лет, но, конечно, он мечтал превзойти сестру. Василий остался при штабе, а Надежда со своим полком отправилась вперед. Войну она закончила во Франции.

В 1816 году Надежда Дурова вышла в отставку. Мысли ее были нерадостными: «Что я буду делать дома? Так рано осудить себя на монотонные занятия хозяйством. Надобно сказать всему прости – и светлому мечу, и доброму коню, друзьям, веселой жизни!» Но делать нечего – старик-отец нуждался в уходе. Поневоле пришлось взяться за ненавистное хозяйство.

«Записки кавалерист-девицы»

В 1826 году Андрей Васильевич умер, и должность городничего перешла к его сыну Василию, которого вскоре перевели в Елабугу. Надежда уехала с ним и поселилась во флигеле старой дворянской усадьбы. Комнаты ее дома заполнились книгами и бездомными животными – хозяйка собирала собак и кошек по всему городу. Зная это, мальчишки нарочно носили щенков мимо ее дома – «топить». И добрая барыня покупала у них зверье – по гривеннику штука.

Были у нее и другие странности. До конца жизни Надежда Андреевна носила военный мундир, коротко стриглась, курила трубку с крепким табаком и все так же говорила о себе в мужском роде. Как-то подросший сын Иван написал ей с просьбой благословить его брак. Письмо начиналось словами «Здравствуйте, маменька!». Надежда Андреевна не ответила. Тогда Василий подсказал племяннику, что матушка гордится своим военным прошлым и считает себя настоящим мужчиной. Иван вновь обратился к матери, называя ее по званию, и на этот раз получил положительный ответ.

По вечерам Надежда садилась к столу и разбирала свои дневники: «От нечего делать, вздумалось мне пересмотреть и прочитать разные лоскутки моих Записок, уцелевшие от различных переворотов не всегда покойной жизни. Это занятие, воскресившее и в памяти и в душе моей былое, дало мне мысль собрать эти лоскутки и составить из них что-нибудь целое, напечатать».

Слава и одиночество

 Свои «Записки» Дурова отправила Пушкину – поэт пришел в восторг и тут же захотел напечатать их в своем «Современнике». «За успех можно ручаться, – писал он. – Судьба автора так любопытна, так известна и так таинственна». Дурова приехала в Петербург и встретилась с поэтом.

Известный дамский угодник, Пушкин осыпал ее любезностями и поцеловал руку. Густо покраснев, Надежда воскликнула: «Зачем это вы? Я так давно отвык от этого!» Первое издание «Записок кавалерист-девицы» стало бестселлером своего времени. За ним последовали новые повести и рассказы. Литературным талантом Дуровой восхищались Гоголь, Жуковский, Белинский. Дурова стала знаменитостью, ее наперебой звали на приемы, а два отставных генерала даже предложили ей руку и сердце. Все это сердило непривычную к славе Надежду Андреевну. «На меня глазеют как на дрессированную обезьяну!» – ворчала она.

В 1841 году Дурова покинула столицу и вернулась в Елабугу, к своим кошкам и книгам. До конца жизни она оставалась одинокой. Жила по-солдатски: ела простую пищу, спала на жесткой койке, по утрам обливалась холодной водой. Изредка навещала дворянское собрание и играла в карты, к которым пристрастилась в гусарах. Горожане любили Дурову за ее готовность помочь, заступиться за них перед городничим.

Надежда Андреевна умерла 21 марта 1866 года. Ее хоронили с воинскими почестями: перед гробом несли на подушке Георгиевский крест, когда тело опускали в могилу, прогремел ружейный залп. В старинном городе на Каме кавалерист-девица прожила более 30 лет. Елабужане гордятся тем, что здесь появились ее знаменитые «Записки». В 1993 году в Елабуге был открыт Музей-усадьба Надежды Дуровой. О женщине-воине помнят и во Франции, где живут ее потомки.

11.05.2011
Теги: