Неутомимый путешественник и великий знаток пустынь француз Теодор Моно (1902–2000) однажды заметил, что неодолимое желание исследовать планету вдоль и поперек – черта именно европейской культуры. Для европейца белые пятна на карте мира равносильны признанию в собственной неполноценности. А пустыни – бесплодные области, занимающие пятую часть суши, – долго еще оставались неизученными.

 Очередь до них дошла лишь после эпохи великих географических открытий, в конце XVIII века. Тогда возникла потребность продвинуться в глубь континентов, чьи побережья европейцы уже колонизовали (Америка и Африка), или где они уже разделили сферы влияния (Ближний Восток, Центральная Азия). Освоение внутренних районов Австралии началось и того позже – только в XIX веке.

 Азия

 Первым европейцем, покорившим пустыни этой части света, следует считать Александра Македонского (IV век до н. э.). В пустыню на юге Пакистана великого полководца привело его неукротимое честолюбие. Правители Персии и Вавилона веками обходили стороной это место, прозванное Черной долиной страданий. Чтобы доказать свое превосходство, Александр двинул туда свои фаланги. Пожалуй, ни в одной войне армия Македонского не несла таких потерь: в Долине страданий полегло больше половины его войска...

 В XIII веке посольство францисканских монахов по пути в Китай пересекло песчаные холмы Монголии, пустыни Гоби и Такламакан. Вслед за монахами-дипломатами отправился венецианец Марко Поло (1254–1324). Из написанной (точнее, надиктованной) им книги европейцы долго еще черпали знания о странах Центральной Азии.

 Научные исследования в этом регионе начал в 1868 году немецкий географ Фердинанд фон Рихтхофен (1833–1905). Через пять лет по его следам прошел русский офицер Николай Михайлович Пржевальский (1839–1888). Он изучил пустыню Гоби и нанес на карту озеро Лобнор. С 1891 года по этим просторам путешествовал швед Свен Гедин (1865–1952). Его пустынная одиссея длилась сорок лет. Именно Гедин стер последнее белое пятно с карты Центральной Азии.

 Австралия

 На самом маленьком континенте планеты весьма быстро обнаружилась нехватка пригодных для возделывания земель. К концу XIX века поселенцам было уже недостаточно узкой полоски побережья, и они углубились в буш. В 1813 году топограф Эванс проник в бассейн реки Маккуори. Он заметил, что река течет не в море, а в глубь страны и предположил, что в центре Австралии должны быть зеленые равнины вокруг большого пресноводного озера. В 1844 году на поиски «внутреннего моря» отправился английский капитан Чарлз Стерт (1795–1869). Но он не обнаружил ничего, кроме знойной пустыни, растянувшейся на 5 тысяч километров. Зато Стерт стал первым европейцем, которому удалось пересечь пустыню Симпсона.

 Попытки продвинуться дальше не увенчались успехом. В 1848 году в песках на северо-западе Австралии бесследно исчезла экспедиция немца Лейхгарда. Через три года там погибли участники экспедиции Митчелла и Кеннеди. Отсутствие колодцев, проводников и вьючных животных обрекало странствия по безжизненной пустыне на полный провал. Именно тогда возникла идея привезти в Австралию верблюдов из Индии и Афганистана.

На этих «кораблях пустыни» выходец из Ирландии Роберт О’Хара Берк (1821–1861) пересек в 1860 году австралийский материк с юга на север. Стало очевидно, что пустыни занимают более половины континента, который европейские мореплаватели опрометчиво назвали «зеленым».

 Сахара

 Почти тысячу лет самая большая пустыня мира оставалась загадкой для Европы. Проникнув в VII веке в Африку, арабы закрыли доступ в Сахару  европейским купцам и путешественникам. Мусульмане бдительно охраняли великую пустыню от неверных. В итоге углубиться в Сахару европейцы впервые отважились только в конце XVIII века.

 Первые попытки освоения внутренней Африки предприняли англичане. В 1788 году в Лондоне было создано Африканское общество. Через десять лет его посланник, немец Фридрих Хорнеман (1722–1801), добрался до Мурзука – столицы большого оазиса в сердце Сахары. Для этого Хорнеману пришлось переодеться арабским купцом и основательно вызубрить Коран.Читать дальше >>>