Пока ученые не нашли других доказательств, будем по-прежнему считать, что люди приручили кошек на берегах Нила. Ведь древнейший источник, в котором упоминаются эти животные, – египетский папирус, датируемый 2500 годом до н. э. Зоологи полагают, что предком домашней любимицы египтян была ливийская, или пятнистая кошка (Felis libyca) – африканская родственница дикой лесной европейской.

В стране фараонов кошку с самого начала окружал мистический ореол. Но не стоит упускать из виду и одно практическое соображение: для египтян приручение ливийской дикарки было жизненно важным делом. Сельское хозяйство в долине Нила быстро развивалось, скапливавшиеся огромные запасы зерна привлекали полчища грызунов. Чтобы не нести убытки, наглые мышиные атаки нужно было отражать. А кто в этом деле лучший помощник человека?

Однако последние открытия позволяют говорить о более раннем одомашнивании. При раскопках древних поселений в Палестине обнаружили кошачий зуб, датируемый 6700 годом до н. э., в турецкой Анатолии нашли статуэтки кошек V тысячелетия до н. э., а на Кипре – одно странное захоронение, которому более 9 тысяч лет. Но об этом ниже.

Если Вопрос о том, Когда и где приручили кошек, открыт, то в одном ученые единодушны: обожествлять этих животных начали именно в Египте. К середине II тысячелетия до н. э. ловкая охотница на крыс и змей в облике богини Бастет занимает важное место в египетской мифологии.

Ее почитали как покровительницу плодородия и материнства, как богиню радости и веселья. Родиной этого божества с кошачьей головой и женским телом считался город Бубастис восточнее дельты Нила. Около 950 года до н. э. фараон Шешонк I основал там свою столицу, и оттуда культ Бастет распространился по всей стране. Добравшийся до Бубастиса в 450 году до н. э. греческий историк Геродот описывал величественный храм, в котором жили тысячи кошек. Присматривал за ними жрец.

Умерших кошек египтяне бальзамировали. Мумию заворачивали в погребальные пелены, укладывали в маленький гроб и хоронили на специальном кладбище. В 1889 году такой кошачий некрополь был найден недалеко от Бубастиса. Зоологи определили, что покоящиеся там животные анатомически отличаются от диких кошек.

За убийство священного животного полагалась смерть. Широко известна история о военной хитрости персидского царя Камбиза, воевавшего с фараоном Псамметихом III. Царь велел своим воинам привязать к щитам кошек, и египтяне сдались без боя: лучше проиграть битву, чем убить воплощение божества.

За пределы Египта кошек вывозить не разрешалось. Греческий историк Диодор Сицилийский утверждал, что увидев за границей кошек, египтяне выкупали их и возвращали обратно в землю фараонов. Но законы экономики действовали и в те далекие времена: спрос рождал предложение.

Чтобы защитить от грызунов грузы и запасы провианта, финикийцы тайно проносили египетских кошек на свои суда. А их корабли заплывали далеко. Эти искусные мореплаватели торговали по всему Средиземноморью: покупали зерно в Египте, медь на Кипре, серебро и олово в Испании... Как тут удержишься, если в каком-то порту тебе предлагают обменять четвероногую диковину на товар или продать за хорошие деньги?

Считается, что финикийцы и привезли первых кошек в Грецию. В эллинских городах-полисах невиданные египетские зверьки стоили дорого – ими гордились, богатые греки дарили их своим возлюбленным. А для ловли мышей греки приручали ласок, хорьков и куниц. Но у этих мелких хищников был один непреодолимый недостаток: они с удовольствием охотились и на домашнюю птицу. Словом, понадобилось время, чтобы кошки в Греции обжились и занялись своим делом – защитой жилища от мышей и крыс. Кстати, кошачий след остался и в греческих мифах: богиня Артемида, спасаясь от чудовища Тифона, приняла облик кошки.

Отплывая в свои средиземноморские колонии, греки брали с собой кошек. Так те оказались на Крите и Сицилии, заселили юг Италии и побережье Фокиды. А оттуда начали продвижение на север Европы: по древним торговым путям пересекли Галлию, достигли населенных кельтами Британских островов. Датируемые I веком до н. э. останки домашних кошек обнаружены в Лютеции, древнейшем поселении на территории современного Парижа, и в британском Корнуолле.Читать дальше >>>