Начиналось все, как водится, исключительно скромно – с переброшенного через пропасть бревна. Или с камней, уложенных на дно так, чтобы по ним можно было дошагать до другого берега. Потом к бревну приладили перила, камни догадались скрепить между собой – и эволюционный процесс пошел.

Попробуйте теперь узнать прямого потомка примитивной доисторической переправы в футуристическом мосте-рекордсмене Мийо, протянувшемся в 2005 году над долиной французской реки Тарн!

Современное мостостроение зациклено на рекордах. Страны постоянно соревнуются между собой. Скажем, сейчас самый большой на свете мост одновременно пытаются построить Китай и Италия.

Все бы хорошо, но жаль, что мосты перестают принадлежать людям, теперь на них хозяйничает транспорт. Просто так гулять по протяженным транспортным артериям не принято (проще переехать на другой берег на троллейбусе), и ныне на большие непешеходные мосты, как правило, забредают люди праздношатающиеся или же романтически настроенные. Здесь красиво и необычно, здесь надо закатывать пикники или водить сюда доверчивых барышень.

Хороший мост, как хороший костюм, располагает к благонравному поведению. Хотя бывают и исключения: лично я на прекрасном, человечном и глубоко пешеходном Карловом мосту средь бела дня чуть было не получил рельсом по лбу от подмосковных бандитов. С другой стороны, можно сказать, что и в этом есть своя романтика.

Вселенная вполне отчетливо отражается в капле воды, а история мостов является неплохой иллюстрацией к биографии человечества. Древнейшие подвиды мостов – подвесные и деревянные – благополучно существуют до сих пор, но давно утратили актуальность. Дерево начало уступать место камню еще 27 веков назад – именно к тем временам относятся первые известия о строительстве каменных мостов в древнем Междуречье.

Главное неудобство деревянной переправы состояло в том, что ее сносили наводнения или ледоходы. Но в некоторых странах эту проблему решили. Стали строить плавучие мосты-плоты. Именно таким был московский Живой мост, изумлявший иностранных гостей 350 лет назад. Один из них писал: «Мост близ Кремля… возбуждает большое удивление: он ровный, сделан из больших брусьев, пригнанных один к другому и связанных толстыми веревками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположным берегам реки». Кроме того, на этом мосту было исключительно удобно стирать белье, чем и пользовались московские прачки.

Тем не менее каменные мосты победили. Живой мост – это, конечно, остроумно и практично, но плотов навязать любой дурак сумеет, а возвести над бурными водами каменную аркаду – это да, премудрость. Цезарь дивился 200-метровым деревянным мостам, которые наводили над реками галлы. Но сами римляне верили в камень, цемент и свое умение выводить арки. Древнеримских мостов сохранилось доволь- но много – не только в Италии, но и по всей Европе. Империя знала толк в мостах и акведуках, которые тоже мосты, но с дополнительной функцией – по ним в города поступала вода с гор.

Акведуки использовались не только в качестве водопроводных коммуникаций, часто по ним проходили дороги. В результате получались могучие многоярусные сооружения высотой до 50 метров и длиной чуть ли не 815 метров – такие, как акведук в испанской Сеговии. Римляне были величайшими мостостроителями Европы. До конца XVIII века инженеры так и не смогли придумать ничего принципиально нового.

В средневековье мосты стали стратегическими объектами. Они часто обрастали комплексами укреплений, башен, бастионов и всяких барбаканов, как пражский Карлов мост, построенный в 1357 году. В мирное время на мостах располагали все что угодно – от рынков и мельниц до часовен, больниц и дворцов. Заодно мосты служили плотинами, галереями, с которых любовались речными видами и праздниками на воде, и даже триумфальными арками в дни торжеств и коронаций. Они не просто соединяли разные части города – они сами были улицами, только на ножках.Читать дальше >>>