Как только не называют столицу Бразилии – и «столицей будущего», и «очагом бюрократии», и «искусственным городом». Люди, которые однажды побывали в бразильской метрополии, делятся на два лагеря: одни влюбляются в нее с первого взгляда, другие мечтают поскорее с ней распрощаться. И это неудивительно – Бразилиа, внесенная в 1987 году в Cписок всемирного наследия ЮНЕСКО, совсем не похожа на обычный город.

Новое место для столицы бразильцы начали присматривать еще в XVIII веке. и на то были веские причины — в случае нападения с моря старая столица Рио-де-Жанейро, расположенная на берегу Атлантики, стала бы легкой добычей, в отличие от города, надежно спрятанного в глубине континента за спинами неприступных скал. Инициатором этого масштабного переезда считается португальский политик и государственный деятель маркиз Помбал (1699–1782).

В 1813 году на защиту грандиозного плана встал известный журналист Иполито Жозе да Коста, основатель первой бразильской газеты «Коррейо Бразильенсе». Он был твердо убежден, что город следует возвести в самом сердце необъятной страны «у пересечения полноводных рек, текущих на юг, на север и на северо-восток».

По другой версии, перенос столицы был продиктован желанием чиновников вдохнуть новую жизнь в малонаселенные центральные штаты, чтобы обеспечить активное развитие отстающего региона. Европейские колонизаторы предпочитали селиться вдоль берегов атлантического побережья, поэтому плотность населения на бескрайних просторах Бразилии долгое время оставалась одной из самых низких в мире. И за последние годы ситуация изменилась мало.

Бразильцы вынашивали мечту о новой столице полтора века – к этому вопросу они возвращались неоднократно, но слишком уж сложной оказалась дилемма. В центральный штат Гояс не раз снаряжались экспедиции, возглавляемые чиновниками различных ведомств – подобно первооткрывателям, искавшим новые земли, государственные мужи бороздили выжженное солнцем плато в поисках подходящей строительной площадки. Предписание о строительстве новой столицы даже было зафиксировано в главном документе страны – в первой республиканской конституции, принятой в 1891 году после отмены монархии. Однако дело сдвинулось с мертвой точки лишь в 1955 году. Тогдашний кандидат в президенты Жуселину Кубичек в одном из своих выступлений торжественно поклялся подарить народу новую столицу, если он одержит победу на выборах.

 Жуселину Кубичек, или, как называли его бразильцы, обожающие придумывать прозвища и сокращать слова, Жота-Ка, свое обещание выполнил. В конце 1956 года в гео­графическом центре страны развернулась грандиозная стройка. Более 60 тысяч рабочих из всех уголков Бразилии, но преимущественно из бедных северо-восточных районов, в несколько смен, 24 часа в сутки претворяли в жизнь план архитекторов Лусиу Косты и Оскара Нимейера. В руках у строителей, в отличие от чиновников, привыкших кормить народ красивыми обещаниями, работа спорилась и кипела – они принялись за дело с таким азартом, что всего через три с половиной года главная мечта Бразилии наконец обрела плоть и кровь. Однако бюрократы и чиновники не спешили обживать пустнынное плоскогорье: им не хотелось расставаться с восхитительными пляжами Рио. Город, о котором грезило не одно поколение бразильцев, отпугивал своей необжитостью и грохотом стройки, окончившейся спустя десятилетия после официального открытия столицы в 1960 году. Неслучайно дипломатические миссии переехали сюда лишь в 70-х годах, да и то под давлением правительства.

Бразильцы говорят, что их столица похожа по форме на самолет. И действительно, с высоты телевизионной башни лежащие внизу здания, парки и улицы складываются в схематичный чертеж самолета. Название центра города призвано усилить это сходство – Плану Пилоту звучит более чем авиационно. Читать дальше >>>