Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Символы Тяньаньмэнь

Сердце Пекина - самая большая в мире площадь у Ворот Небесного спокойствия. В ее облике нет ни одной случайной черты
текст: Сирил Жавари
Красный праздник

 

На этом пространстве могло бы с легкостью разместиться все население какой-нибудь маленькой европейской страны. Тяньаньмэнь занимает около 45 гектаров – достаточно для того, чтобы 2 млн демонстрантов свободно маршировали вдоль бесконечных трибун. Однако это не только гигантский плацдарм для демонстраций и массовых гимнастических упражнений. Это сердце Пекина – и в то же время исторический и духовный центр всего Китая.

 Свой современный вид Тяньаньмэнь приобрела сравнительно недавно – в 1958 году, когда ее реконструировали к десятой годовщине образования КНР. Планировка китайских городов всегда выражала философию господствующей власти. В императорскую эпоху площадь служила «передней» дворцового комплекса. От главных ворот Внутреннего города Чжэнъянмэнь («Обращенные к солнцу») она вела к Запретному императорскому городу, к  парадным воротам Тяньаньмэнь («Воротам Небесного спокойствия»). По обеим сторонам площади располагались галереи «Длиной в тысячу шагов», бесчисленные канцелярии и министерства.

 Для китайцев площадь олицетворяла место, где вершатся судьбы людей и государства. Раз в год на Тяньаньмэнь собирали приговоренных к смерти – и некоторые счастливцы удостаивались помилования. Сюда стремились просители со всех провинций в надежде добиться справедливости.

 Сегодня Тяньаньмэнь – центр совсем другой империи. Китайское государство устремлено в будущее, но приемы организации пространства наследует от своих предшественников. Тяньаньмэнь – прекрасный пример театрализации власти, искусства, в котором китайская культура достигла небывалых высот.

 Прежде весь город сходился в одной точке. Этим «ядром» был золотой дворец Тайхэдянь, где находился тронный зал императора – «сына неба». Величие самого роскошного здания в истории Китая подчеркивало его местоположение (в геометрическом центре Пурпурного запретного города) и название (в переводе – «Павильон Высшей гармонии»).

 После падения монархии в 1911 году ни один режим уже не мог воспользоваться Запретным городом для воплощения своих идей – символика дворца слишком красноречиво выражала ценности минувшей эпохи. И хотя Сунь Ятсен, основатель и президент молодой Китайской Республики, расположил свою администрацию в императорских канцеляриях на Тяньаньмэнь, его преемник Чан Кайши в 1927 году обосновался в Нанкине.

 После завершения гражданской войны в 1949 году Мао Цзэдун, заклятый враг Чан Кайши, вернул столицу в Пекин. Однако, чтобы продемонстрировать разрыв с прошлым, ему пришлось перенести символический центр города. Новую сцену власти воздвигли в театре под открытым небом – на площади Тяньаньмэнь. На перекрестке, где прошлое, представленное императорским Запретным городом, встречается с будущим, которое воплощает проспект Чананьцзе, Мао поместил «ось» – и вокруг нее поныне вращается Китай.

 Идея не нова. Еще древний мудрец Лао-цзы писал в своей «Книге о Дао и Дэ» («Канон Пути и Благодати»): «Тридцать спиц соединяются в одной ступице, но вращение колеса зависит от пустоты ступицы. Из глины делают сосуды, но употребление сосудов зависит от пустоты в них. Вот почему полезность чего-либо зависит от пустоты».

 Согласно грандиозному проекту Мао комплекс Тяньаньмэнь вырос в восемь раз. Строители коммунизма в Поднебесной вдвое расширили саму площадь и в 6 раз увеличили площадь официальных зданий. С точки зрения архитектора эти строения несоразмерны пространству площади. Но если руководствоваться не европейскими представлениями о гармонии, а древним китайским принципом «инь – ян», они на своем месте.

 На востоке, там, где восходит солнце, – сторона ян, символ побуждения и порыва: здесь расположены Исторический музей Китая и Музей китайской революции. В этих залах представлена эпопея маоистской революции – вплоть до 1949 года, когда на востоке «взошло новое солнце».

 В августе 1966 года, в разгар «культурной революции» хунвэйбины, «красные охранники», провели на площади Тяньаньмэнь небывалую демонстрацию. Вместе с ними полтора миллиона пекинцев распевали хором: «Восток заалел, солнце встает – в Китае родился Мао!».

 На западе – сторона инь, символ материального начала. Здесь высится монументальный Дом народных собраний, который занимает целый квартал. Отсюда коммунистическая партия руководит страной. В этих стенах определяется Дао Китая, его удивительный Путь.

 Однако Тяньаньмэнь вошла в историю еще до того, как приобрела свои нынешние грандиозные масштабы. 4 мая 1919 года студенты и представители интеллектуальной элиты старой столицы собрались на Тяньаньмэнь, чтобы выразить протест против Версальского договора. После первой мировой войны страны-победительницы передали все немецкие концессии в Китае Японии – в награду за помощь. Китайцы, которые традиционно испытывали непростые чувства к японцам, были очень уязвлены.

 И только тридцать лет спустя Мао Цзедун восстановил справедливость. 1 октября 1949 года с трибуны на здании Ворот Небесного спокойствия он объявил о создании Китайской Народной Республики, положив конец эпохе иностранной оккупации и гражданских войн. Мао вернул каждому китайцу чувство собственного достоинства, которое здесь называют «лицо». Поэтому ни один новый лидер страны никогда не осмелится посягнуть на его место в памяти китайцев и снять гигантский портрет Великого кормчего с северной стены ворот Тяньаньмэнь. Мао, устремивший свой взор на юг, занимает традиционное место китайского владыки.

 Четыре других коммунистических божества – Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин – смотрят на него с другой стороны проспекта Чананьцзе. Обращенные «лицом» к Мао и «спиной» к пустоте, они похожи на вассалов, приносящих дань владыке страны, расположенной в центре Вселенной.

 В следующий раз пекинцы выразили недовольство в апреле 1976 года, когда пришли на площадь Тяньаньмэнь, чтобы почтить память покойного Чжоу Эньлая, своего «Любимого премьера», и осудить фанатизм, опустошавший страну на протяжении десяти лет «культурной революции». Напуганные правители – впоследствии названные «бандой четырех» – отдали армии приказ стрелять по толпе...

 В 1989 году трагедия повторилась: на этот раз премьер-министр КНР Ли Пэн послал танки против мирной демонстрации студентов и пекинских интеллигентов, требовавших провести демократические реформы. Тогда погибли более тысячи пекинцев, и надежды на построение либерального общества рухнули.

 Сегодня Тяньаньмэнь – объект паломничества. Китайские крестьяне гурьбой высыпают из туристических автобусов. Никто не заставляет их выстаивать длинную очередь к мавзолею Мао или фотографироваться у государственного флага. Празднично приодевшиеся и чувствующие себя немного неловко, эти провинциалы тем не менее всем своим видом показывают: они гордятся, что находятся на легендарной площади.

 Избегая пристальных взглядов милиционеров, китайцы любуются полетом воздушных змеев над Тяньаньмэнь. Змеи величественно парят в голубом пекинском небе – тонкая душа насыщенной пустоты...

11.05.2011