Новости партнеров


GEO приглашает

В Киеве, в американском культурном центре America House проходит выставка «Шик-модерн» молодой украинской художницы Пацци Пеннелло (Pazza Pennello). На картинах, написанных акрилом в стиле поп-арт, запечатлены товары и бренды, хлынувшие на постсоветское пространство после падения железного занавеса


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Строительная жизнь

По всему миру вот уже более ста лет возносятся ввысь дома-медузы, птицы, и ракушки. Но имитация жизни - это еще не предел.
текст:
Архитектура как генная инженерия

 

У каждого города есть сердце. Сердце английского Бирмингема бьется между унылых кирпичных коробок, похожих на гигантские надгробия. Синее сердце этого индустриального города покрыто бесчисленными алюминиевыми бляшками. Через стеклянный переход-аорту попадаешь в царство всемирно известных брэндов. Здесь все крутится, вертится и перетекает по блестящим трубкам-эскалаторам...

Бирмингемский универмаг сети Selfridges (проект лондонского архитектурного бюро Future Systems) открылся осенью 2003 года. А в 2004-м Королевский совет по делам искусства признал его лучшим торговым зданием года в Англии. Успех своего детища Ян Каплицки, основатель «Систем будущего», объясняет просто: «Для наших современников уже нельзя строить квадратные коробки. Ведь и сам человек – не квадратный».

По всему миру появляются здания, в которых плавные «живые» формы пришли на смену строгим геометрическим контурам. Вместо жестких ребер – мягкие линии, вместо бетонных стен – гибкие покрытия из полимеров или акрилового стекла.

 Творения мастеров так называемой органической архитектуры принимают самые причудливые формы. Например, калифорниец Юджин Цуй наделил свои постройки глазами жуков и крыльями стрекоз. Голландец Кас Остерхейс соорудил в Цендерене установку для сжигания мусора в форме рыбы. Испанец Сантъяго Калатрава придал Музею изящных искусств в Милуоки облик птицы. Эйсаку Ушида и Катрин Финдлей спроектировали в Токио жилой дом в виде закрученной жевательной резинки: «Текучая форма пространства как бы повторяет извивы кишок», – объясняют свою концепцию архитекторы.

 Даже признанные классики, великие зодчие сэр Норман Фостер и Ренцо Пьяно, прежде отдававшие предпочтение строгим формам, все чаще обращаются к природным образцам. Прообразом здания страховой компании Swiss Re в Лондоне для Нормана Фостера послужила не то шишка, не то морская губка. А концертный зал в Риме Parco della musica, который возвел Пьяно, похож на панцирь – то ли улитки, то ли черепахи.

 

 

Увлечение природными мотивами началось давно. еще на рубеже XIX–XX веков американцы Луис Салливен и Фрэнк Ллойд Райт впервые сформулировали основной принцип новой архитектуры: подобно всему живому она должна функционально приспосабливаться к окружающему миру.

 В 1904 году эстафету подхватил выдающийся немецкий ученый Эрнст Геккель. Именно он подвел теоретическую базу под такие взгляды. В многотомном труде «Красота форм в природе» Геккель, сподвижник Дарвина и родоначальник экологии, писал о природном космосе как образце для человеческого творчества.

Великий испанец Антонио Гауди в то же самое время возводил в Барселоне волнистые плоскости домов и соборов с окнами, похожими на пещеры, и крышами – коралловыми рифами. «Исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех сторон и возникнет образ рая», – провозгласил свой символ веры автор фантастической церкви Саграда Фамилиа и дома Мила в Барселоне.

 

В 1953 году была открыта двойная структура ДНК, построена ее пространственная модель, и эта спираль вдохновила зодчих на новые эксперименты. В 1954 году великий француз Ле Корбюзье построил знаменитую церковь Нотр-Дам-дю-От в Роншане: на ее округлых стенах покоится крыша в виде шляпки гриба. А в 1957 году датчанин Йорг Утцон спроектировал известное на весь мир здание Сиднейской оперы – впечатляющую конструкцию из огромных морских раковин, стоящую на берегу залива.

 

 

Но шло время, и к середине 1960-х, после смерти Фрэнка Ллойда Райта, архитектура органических форм почти сошла на нет. Зодчие с головой окунулись в новые модные направления – например, в постмодернизм, играющий со всевозможными цитатами, как с детскими кубиками. Или в деконструктивизм, исследующий конфликт между тем, как человек привык воспринимать окружающее, и тем, что он видит на самом деле.

 Если на архитектуру, следовавшую природе, повлияли идеи генетиков, то теперь, скорее,  тон задавала идея хаоса и исследования в области физики элементарных частиц.

 И все же к началу третьего тысячелетия биология вновь стала моделью, которая призвана объяснить нам устройство мира.

 В 2001 году в заброшенном глиняном карьере в графстве Корнуолл лондонское бюро Nicholas Grimshaw & Partners представило на суд публики свой грандиозный «Проект Эдем» – самую большую в мире оранжерею.

 Ее теплицы – словно восемь гигантских мыльных пузырей. Авторы называют их биомами. Они достигают 55 м в высоту и 110 м в ширину. Издали конструкция напоминает космическую базу из какого-нибудь фантастического фильма. Но изюминка не в этом. «Это здание – живой организм, – объясняет Джолион Брюис из Nicholas Grimshaw & Partners. – Если отключить генераторы, накачивающие внутрь конструкции воздух, она попросту сложится как карточный домик».

 «Кожа» из наполненных воздухом пластиковых подушек натянута на стальной каркас. Несмотря на огромные размеры, конструкция легче, чем закачанный внутрь воздух. Подушки сделаны из специального материала, он в сто раз легче стекла. А главное – они пропускают ультрафиолетовые лучи, жизненно необходимые растениям.

 Джолион Брюис щелкает мышкой по трехмерной модели оранжереи на экране компьютера. «Вот где мы нашли все эти чудеса, – с гордостью сообщает он. – Посмотрите, это же само совершенство – пчелиные соты, глаза стрекозы, цветочная пыльца, гриб-дымовик!».

 Современные компьютерные программы позволяют легко воссоздать любую биологическую структуру, причем в трех измерениях. Но Брюис подчеркивает: «Мы не просто копируем природные образцы. Мы используем только те элементы, которые доказали свою практичность и функциональность на протяжении миллионов лет эволюции. Например, крылья пингвина, который со временем научился пользоваться ими как веслами. Мы не устаем повторять вслед за Луисом Салливеном: функция определяет форму».

 

 

Американец грег Линн пошел еще дальше и сформулировал идею блоб-архитектуры. Blob (буквально: комок глины, пузырь, капля) – герой классического голливудского ужастика 1958 года. Это слизистая инопланетная субстанция-монстр, которая безудержно разрастается, грозя поглотить весь мир.

 Грег Линн собирается выращивать «дома-эмбрионы» – здания, которые, как зародыш, развиваются из крошечной бесформенной капли-блоба. Эволюционирует такая постройка с учетом обработанных компьютером пожеланий клиента и в соответствии с условиями окружающей среды.

 

Живой, развивающийся, вступающий в диалог с человеком дом – очень вдохновляющая идея, но тот же Ян Каплицки из Future Systems не верит в будущее блоб-архитектуры. Не может бездушный компьютер произвести на свет ничто живое! 

 Каплицки демонстрирует комок желтого пластилина размером с кулак. Из него лепили макет бирмингемского Selfridges. Потом архитектор открывает папку с вдохновлявшими его фотографиями глаз насекомых и перьев фламинго: «Вот что такое подлинная биоархитектура!»

 Можно сколько угодно спорить о терминах и названиях, но факт остается фактом: серьезные ученые уже занимаются эволюционными процессами в мире неживой материи. Например, палеонтолог Нильс Элдридж из Нью-йоркского музея естествознания разрабатывает «всеобщую теорию культурной эволюции объектов». Пока на примере музыкальных инструментов.

 А вдруг и впрямь архитекторы когда-нибудь перейдут от простого подражания природным формам к проектированию «живых» домов? «Вероятно, логический конец спорам вокруг биоархитектуры будет положен тогда, – пишет английский теоретик Хью Олдерси-Уильямс, – когда здания будут рождаться и умирать сами по себе».

11.05.2011
Теги:
Связанные по тегам статьи: