Новости партнеров


GEO приглашает

19 мая на экраны выходит фильм «Прибой» — первый полнометражный документальный проект о российском серфинге. Один из создателей ленты, серфер и блогер Сергей Расшиваев, поделился, куда и как в России ехать любителям покататься на волнах


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Цветы соблазна

Говорят, можно избавиться от привязанности ко всему: к алкоголю, наркотикам, еде, автомобилям, женщинам..
текст:
Паучьи лапки

 

Об этом волшебном цветке в Западной Европе прослышали еще в XVI веке. А первая орхидея расцвела здесь в 1698 году – в Голландии. Поставщиком этих тропических цветов был среди прочих великий мореплаватель Джеймс Кук. Были орхидеи и на борту легендарного «Баунти» капитана Блая. В 1793 году из рейса по южным морям он привез в Англию редкие по красоте экземпляры. Они прижились, и через 40 лет Уильям Кавендиш, герцог Девонширский, впервые лицезрел цветущую Psychopsis papilio. Это, на первый взгляд, ничем не примечательное событие имело далеко идущие последствия.

 Герцог буквально заболел орхидеями, и заразил всю остальную Европу. Орхидейная лихорадка, бушевавшая в Старом Свете с середины XIX века до начала XX, докатилась и до Америки. Герцог Девонширский потратил целое состояние, посылая охотников за растениями в самые отдаленные уголки земного шара: в Бразилию, Мексику, Гватемалу, Малайзию. Он приказал своему садовнику Джозефу Пакстону (будущему архитектору знаменитого Хрустального дворца в Лондоне – о нем см. GEO  No 11 / 03) построить огромную оранжерею. Через десять лет на площади более 4000 кв. метров расположилась самая богатая в мире коллекция орхидей. А в 1885 году Пакстон спроектировал более «демократичную» сборную теплицу – такую мог позволить себе практически любой цветовод. Что, естественно, еще больше подогрело ажиотаж. Хозяйства по разведению орхидей стали расти как грибы после дождя, собиратели сотнями отправлялись на охоту за диковинным цветком. Нередко они оставляли после себя голую землю. Предприимчивые пройдохи попросту уничтожали всю популяцию, чтобы не дай бог чего не досталось конкурентам. Бывало, сжигали по нескольку гектаров леса. Но погоня за растениями была делом не только прибыльным, но и очень рискованным. Не все смельчаки вернулись из панамских джунглей, с берегов Ориноко, из Мексики и с Мадагаскара...

 В 1891 году немец Вильгельм Михолиц обнаружил в Новой Гвинее несколько великолепных экземпляров Dendrobium phalaenopsis var. schroederiana. Нежно-розовые цветы уютно пристроились между... черепов и костей каких-то бедолаг. Жуткая история быстро облетела весь мир, от покупателей буквально не было отбоя. Но когда Михолицу предложили еще раз съездить за цветами, бесстрашный искатель приключений наотрез отказался: «Я вовсе не хочу оставить там собственный череп, чтобы какой-нибудь папуас украсил им свою коллекцию». А известный австрийский писатель-мистик Густав Мейринк в самом начале XX века писал: «Нет, нет – орхидеи не цветы, – они создания сатаны. Существа, показывающие нам только щупальцы своего образа, в очаровывающем зрение красочном водовороте показывают нам глаза, языки, губы, дабы мы не подозревали их отвратительного змеиного тела, скрывающегося невидимо в царстве теней – и приносящего смерть».

 В облике орхидей, действительно, есть что-то хищное. В оранжерее начинает казаться, что на тебя уставились тысячи и тысячи голодных звериных глаз.

 

 

Терри Рут, калифорнийский «король орхидей», смеется над этими выдумками. Он живет неподалеку от Монтерея, в своей собственной «стране» – Orchid Zone, сокращенно OZ. Поэтому второе прозвище Терри – Волшебник из страны Оз.

 По своим владениям тучный Рут перемещается на электрокаре. До орхидей он занимался разведением черепах, пробовал заниматься гусями, павлинами, страусами эму и аквариумнымим рыбками. Но в конце концов цветы взяли свое. Теперь на участке в 25 000 кв. метров высятся три оранжереи. Каждый год Рут «наколдовывает» около 2000 новых гибридов. Он взял на себя смелость вмешаться в историю творения. Некоторые из «поправок» приносят своему творцу больше 40 000 долларов. Случается, что клиенты (главным образом из Азии) даже заказывают ему определенные комбинации форм и оттенков.

 По самым приблизительным подсчетам ежегодный оборот мирового орхидейного бизнеса – около 10 млрд долларов. Сегодня цветы, словно мальков лосося, выращивают в гигантских лабораториях, напичканных компьютерами. Эти высокотехнологичные орхидеи поступают главным образом из Тайваня, Таиланда и Голландии. Производство достигло таких масштабов, что во многих европейских странах орхидеи Phalaenopsis, например, вытеснили с подоконников привычные анютины глазки и бегонии.

 Но и в наши дни не перевелись еще селекционеры, выращивающие цветы по старинке. Например, 68-летняя кореянка Энн Кхай из пригорода Сан-Франциско разводит орхидеи уже почти полвека. «Нужно баловать своих «деток», и тогда они с лихвой отблагодарят тебя», – убеждена она. Хотя иногда даже ей кажется, что некоторых «деток» она уж слишком избаловала. Еще бы, Энн не только поливает и подрезает цветы, но с каждым из них ведет задушевную беседу – между прочим, по-корейски.

 

 

Орхидеи обладают необыкновенной сексуальной одаренностью. Они знают толк в настоящем, изысканном, разнообразном сексе. Строго говоря, цветок орхидеи – не что иное, как перманентный соблазн, приглашение к размножению. К каким только методам не прибегают орхидеи, чтобы заманить в «любовную ловушку» своих опылителей. Причиной такого коварства стала жизненная необходимость. Ведь орхидные – самое молодое растительное семейство на планете. Они появились около 100 миллионов лет назад. К тому времени все современные формы растений уже успели приспособиться к окружающему миру, и орхидеям пришлось обманом и хитростью отвоевывать опылителей у других цветов. В результате некоторые орхидные с «узкой специализацией» стали полностью зависеть от какого-либо определенного опылителя: насекомых, колибри или, например, улиток.

 В природе опыление происходит, когда пыльца попадает на рыльце растения того же вида. Но при генетической совместимости возможно и успешное оплодотворение близких видов.

 Орхидеи располагают целым арсеналом уловок и хитростей для достижения извечной цели – опыления. Скажем, Coryanthes speciosa выделяет особое клейкое вещество. Привлеченное его сладким запахом, насекомое падает внутрь губы со специальной жидкостью и не может взлететь. Приходится протискиваться через узкий проход на край губы, а в это время к телу пристает пыльца, которую насекомое переносит затем на другой цветок.

 У австралийской Pterolystis grandiflora губа быстро закрывается, когда на нее садится какое-нибудь насекомое. Букашка сразу оказывается в своеобразном мешке, выбраться из которого не прихватив с собой пыльцу просто невозможно. А вот мужские цветки Catasetum обладают удивительно чувствительными усиками и устраивают настоящий артиллерийский обстрел, как только к ним прикасается шмель.

 Что уж говорить о кипрской Ophrys kotschyi. Ее мохнатая губа не только похожа на пчелу-самку, но даже распространяет ее запах. Сев на орхидею, самцы пытаются начать копуляцию, и к ним пристает цветочная пыльца. У того, что обманутые насекомые вытворяют на цветке орхидеи, есть даже научное определение – «псевдокопуляция», а самих обманщиц частенько называют «публичными орхидеями». Есть среди опылителей и менее приятные экземпляры. Орхидея Cirrhopetalum graveolens, к примеру, не многого бы добилась при помощи изысканного аромата. Так уж случилось, что себе в избранники она определила мясных мух-каллифор. И ее цветок распространяет тошнотворный запах гниения. Наверное, не всякая падаль, на которую садятся эти мухи, выглядит так чудесно.

 

 

Одним из первых в непростых процессах опыления орхидей разобрался сам Чарлз Дарвин. Его особенно интересовала мадагаскарская орхидея Angraecum sesquipedale со шпорцем глубиной 25–30 см. Кто может опылить такой огромный цветок? Дарвин предположил, что это проделывает некая неизвестная науке длиннохоботковая бабочка. Очень долго энтомологи и ботаники не воспринимали гипотезу великого ученого всерьез. Но в 1903 году был открыт ночной бражник c хоботком около 35 см! Его так и назвали Macrosila predicta – «предсказанный».

 Орхидеи хорошо скрещиваются друг с другом, так что в природе существует огромное число естественных гибридов. Семейство орхидей – самое большое на планете – оно насчитывает более 20 000 видов. Но «орхидееманам» этого мало. Они скрещивают все, что только можно скрестить. Уже запатентованы 120 тыс. искусственных гибридов, и это далеко не предел.

 Популярность этих цветов растет. В Америке уже появились фирмы, предлагающие помощь «орхидея-ситтеров». Услуга пользуется спросом не только у тех, кто уезжает в далекие края, но и у коллекционеров, которые должны отлучиться всего на пару часов...

 Словом, если человечество запустит в космос очередной «информационный контейнер», то, чтобы произвести благоприятное впечатление на внеземные цивилизации, стоит, наверное, отправить в бескрайние дали и парочку орхидей. Скажем, Phalaenopsis violacea или Dendrobium lasianthera.

Не зря же еще в глубокой древности великий китайский мудрец Конфуций говорил: «Познакомиться с хорошими людьми – все равно что войти в обставленную орхидеями комнату».

11.05.2011
Связанные по тегам статьи: