Об этом волшебном цветке в Западной Европе прослышали еще в XVI веке. А первая орхидея расцвела здесь в 1698 году – в Голландии. Поставщиком этих тропических цветов был среди прочих великий мореплаватель Джеймс Кук. Были орхидеи и на борту легендарного «Баунти» капитана Блая. В 1793 году из рейса по южным морям он привез в Англию редкие по красоте экземпляры. Они прижились, и через 40 лет Уильям Кавендиш, герцог Девонширский, впервые лицезрел цветущую Psychopsis papilio. Это, на первый взгляд, ничем не примечательное событие имело далеко идущие последствия.

 Герцог буквально заболел орхидеями, и заразил всю остальную Европу. Орхидейная лихорадка, бушевавшая в Старом Свете с середины XIX века до начала XX, докатилась и до Америки. Герцог Девонширский потратил целое состояние, посылая охотников за растениями в самые отдаленные уголки земного шара: в Бразилию, Мексику, Гватемалу, Малайзию. Он приказал своему садовнику Джозефу Пакстону (будущему архитектору знаменитого Хрустального дворца в Лондоне – о нем см. GEO  No 11 / 03) построить огромную оранжерею. Через десять лет на площади более 4000 кв. метров расположилась самая богатая в мире коллекция орхидей. А в 1885 году Пакстон спроектировал более «демократичную» сборную теплицу – такую мог позволить себе практически любой цветовод. Что, естественно, еще больше подогрело ажиотаж. Хозяйства по разведению орхидей стали расти как грибы после дождя, собиратели сотнями отправлялись на охоту за диковинным цветком. Нередко они оставляли после себя голую землю. Предприимчивые пройдохи попросту уничтожали всю популяцию, чтобы не дай бог чего не досталось конкурентам. Бывало, сжигали по нескольку гектаров леса. Но погоня за растениями была делом не только прибыльным, но и очень рискованным. Не все смельчаки вернулись из панамских джунглей, с берегов Ориноко, из Мексики и с Мадагаскара...

 В 1891 году немец Вильгельм Михолиц обнаружил в Новой Гвинее несколько великолепных экземпляров Dendrobium phalaenopsis var. schroederiana. Нежно-розовые цветы уютно пристроились между... черепов и костей каких-то бедолаг. Жуткая история быстро облетела весь мир, от покупателей буквально не было отбоя. Но когда Михолицу предложили еще раз съездить за цветами, бесстрашный искатель приключений наотрез отказался: «Я вовсе не хочу оставить там собственный череп, чтобы какой-нибудь папуас украсил им свою коллекцию». А известный австрийский писатель-мистик Густав Мейринк в самом начале XX века писал: «Нет, нет – орхидеи не цветы, – они создания сатаны. Существа, показывающие нам только щупальцы своего образа, в очаровывающем зрение красочном водовороте показывают нам глаза, языки, губы, дабы мы не подозревали их отвратительного змеиного тела, скрывающегося невидимо в царстве теней – и приносящего смерть».

 В облике орхидей, действительно, есть что-то хищное. В оранжерее начинает казаться, что на тебя уставились тысячи и тысячи голодных звериных глаз.

 

 

Терри Рут, калифорнийский «король орхидей», смеется над этими выдумками. Он живет неподалеку от Монтерея, в своей собственной «стране» – Orchid Zone, сокращенно OZ. Поэтому второе прозвище Терри – Волшебник из страны Оз.

 По своим владениям тучный Рут перемещается на электрокаре. До орхидей он занимался разведением черепах, пробовал заниматься гусями, павлинами, страусами эму и аквариумнымим рыбками. Но в конце концов цветы взяли свое. Теперь на участке в 25 000 кв. метров высятся три оранжереи. Каждый год Рут «наколдовывает» около 2000 новых гибридов. Он взял на себя смелость вмешаться в историю творения. Некоторые из «поправок» приносят своему творцу больше 40 000 долларов. Случается, что клиенты (главным образом из Азии) даже заказывают ему определенные комбинации форм и оттенков.

 По самым приблизительным подсчетам ежегодный оборот мирового орхидейного бизнеса – около 10 млрд долларов. Сегодня цветы, словно мальков лосося, выращивают в гигантских лабораториях, напичканных компьютерами. Эти высокотехнологичные орхидеи поступают главным образом из Тайваня, Таиланда и Голландии. Производство достигло таких масштабов, что во многих европейских странах орхидеи Phalaenopsis, например, вытеснили с подоконников привычные анютины глазки и бегонии.Читать дальше >>>