Новости партнеров


GEO приглашает

11-12 августа на фестивале Geek Picnic в Москве автор бестселлера «Все лгут», data scientist и колумнист The New York Times Сет Стивенс-Давидовиц впервые в России расскажет о том, что поисковики и социальные сети знают о каждом из нас. Cкидка 10% на покупку билетов по промокоду GEO


GEO рекомендует

Мороженица E801 сама смешивает ингредиенты, постепенно охлаждая их. Собственная холодильная система E801 почти не отличается от машин производственного уровня: благодаря работающему на хладагенте компрессору она замораживает равномерно, а значит, десерт сохранит нежную однородную текстуру


Новости партнеров

Бело-голубой город

Как только не именовали это место на берегу Тунисского залива: Город Любви, Цветов, Художников
текст:
Богемное место

 

Неподалеку от столицы Туниса и древнего Карфагена расположился живописный городок – Сиди-Бу-Саид.

Когда-то римляне называли это место просто «Холм» или «Прекрасный мыс». Первое поселение возникло здесь в начале XIII века. Назвали его по имени Бу-Саида Халафа эль-Беджи, проповедовавшего суфизм – мистическое учение в исламе. По преданию, святой Бу-Саид мог напрямую говорить с Богом и исцелял больных взглядом.

Другая легенда гласит, что Бу-Саид – не кто иной, как святой Луи, он же король Людовик IX Святой. В 1270 году он отправился в крестовый поход и погиб в Тунисе. Есть и более романтическая версия: король тайком покинул свое войско из-за любви: он женился на берберской девушке и провел остаток дней, исцеляя больных.

В средние века в Сиди-Бу-Саиде обосновались турецкие пираты. Но Карл V, незадолго до того ставший императором Священной Римской империи, изгнал турок и разместил здесь испанский гарнизон. Правда, ненадолго.

Так и остался бы Сиди-Бу-Саид одним из живописных тунисских местечек, если бы не Родольф д’Эрланже – французский барон, принявший впоследствии британское гражданство. Человек большого таланта и тонкого вкуса, в 1905 году он убедил бея Туниса выкрасить весь Сиди-Бу-Саид в два цвета – белый и голубой. Это и прославило городок.

 Яркие ставни и двери празднично голубеют на фоне выбеленных фасадов. За этим зорко следит муниципалитет. Все телефонные и электрические кабели упрятаны под землю, а хозяев, которые в срок не побелят дом или соблазнятся какой-либо другой краской, просто штрафуют.

 Узкие улочки уходят вверх, внезапно поворачивают, перетекают одна в другую, соединяясь ступеньками или крутым спуском. А то вдруг заканчиваются тупиком, который служит двориком для трех-пяти ближайших домов. Вместо звонков – чугунные дверные молотки.

 По Сиди-Бу-Саиду лучше перемещаться пешком. Хотя местные автолюбители любезны: встречный водитель всегда готов сдать назад, чтобы дать вам возможность проехать.

 На каждом шагу торгуют сувенирами, а в лавках антикваров можно найти и раритеты: потемневшие от времени массивные серебряные украшения, старинные кинжалы, керамику.

 Количество частных галерей просто поражает. Недаром Сиди-Бу-Саид называют городом художников. В начале XX века здесь жили и творили многие живописцы. Самый известный – швейцарец Пауль Клее.

 Отправившись в Тунис в 1914 году, Клее вернулся домой другим человеком. И эта поездка повлияла на всю живопись ХХ века. Клее писал в дневнике: «Цвет овладел мной. Мне не нужно больше гнаться за ним. Я и цвет – одно. Я художник».

 Раньше он рисовал мрачную тяжелую черно-белую графику, но после путешествия на Восток Клее словно подменили. Вполне реалистические образы соседствуют на полотне с абстракцией, яркие, «блажные» краски... Можно сказать, что новое направление в живописи ХХ века – экспрессионизм – начиналось здесь, в Сиди-Бу-Саиде.

В нарядный бело-голубой город тянуло европейских знаменитостей. Французский писатель Андре Жид, надеясь избавиться от тяжелой неврастении, ездил сюда с конца XIX века. И даже вторая мировая война не помешала ему отправиться в «целительный Тунис».

 Здесь уверяют, что в городке побывал и наш великий соотечественник – композитор Александр Скрябин, искавший истину в восточных эзотерических учениях.

 В бесчисленных кафе и ресторанчиках «африканского Монмартра», как и в былые годы, собирается разноязыкая богема. Одни посетители только ожидают признания, другие – настоящие звезды. В том числе голливудские. Cafe des Nattes, например, гордится тем, что здесь пили чай Клинт Иствуд и Шон Коннери, а также пожилой французский рок-идол Джонни Холлидей.

 Разувшись и усевшись по-турецки на разрисованных деревянных тумбах, закажите ароматный тунисский чай с кедровыми орешками и понаблюдайте за местными жителями, которые проводят полуденные и вечерние часы за неспешной беседой и курением кальяна.

 Вот колоритный тунисец привалился к покрытой орнаментом стене. Полуприкрыв глаза, он выпускает клубы дыма и слегка раскачивается в такт музыке. Точно так же «кайфовали» («кайф» – это ведь по-арабски «отдых», «приятное безделье») в этих стенах лет сто назад. Но раздается звонок мобильного телефона, и маленький блестящий аппарат в руке араба дает понять, в каком времени вы находитесь.

 А потом выходите из кафе и видите, как убегает вниз извилистая улочка с белыми крышами домов. За дымкой вдалеке угадывается море.

Артистическая жизнь Сиди-Бу-Саида не ограничивается воспоминаниями о славном прошлом. Здесь постоянно проходят выставки, фестивали классической и эстрадной музыки. Обычно она звучит во дворце того самого барона Родольфа д’Эрланже, которому городок обязан своим элегантным цветовым решением. Теперь здесь Центр музыки арабского мира и Средиземноморья.

 Фестивали проходят во внутреннем дворике – главном концертном зале Сиди-Бу-Саида. Когда тепло, играют прямо под открытым небом. Зимой вместо крыши натягивают полотно.

 

А еще это музей: во дворце представлена полная коллекция арабских и средиземноморских инструментов. Собирать их начал еще сам барон. Он музицировал, даже освоил ситар задолго до того, как этот индийский инструмент стал модным в Европе и США благодаря песням «Битлз». Его жена-итальянка предпочитала неэкзотическое фортепиано.

 В музее можно увидеть практически все, из чего умудряются извлекать свои тягучие как мед звуки жители Северной Африки – гомбри, мезед, кракеб, дарбук, бендир, ребаб... Особенно запоминается мезед – духовой инструмент из шкуры козленка – местная разновидность волынки. Исполнитель дует в мундштук и зажимает отверстия-лады. Выглядит и звучит очень по-тунисски.

Этот Дворец – сам по себе произведение искусства. По-арабски он называется «Эннеджма Эззахра» – «Сияющая звезда». Хотя барон, который окончательно переселился в Тунис в 1905 году и лично спроектировал дом в арабо-андалузском стиле, именовал его «Дворцом мечты». Он возводил его больше десяти лет и обустроил с размахом восточного владыки. Турецкая баня-хаммам, массажные и курительные комнаты – дань местной традиции. А фонтаны, в воду которых добавлены духи, и комнаты для музицирования – это уже вклад рафинированного европейца.

 Дворец расположен на склоне высокого холма. Отсюда открывается потрясающий вид на побережье и маленькую марину с катерами и яхтами. Парк, в котором растут эвкалипты и кактусы, плавно переходит в поросший кипарисами и соснами склон, а затем террасами спускается к небольшому пляжу.

 В этот городок, где яркие дни так похожи друга на друга, где время летит незаметно, легко влюбиться. С годами Родольф д’Эрланже все реже выезжал из Сиди-Бу-Саида. Он выучил арабский язык, а под конец жизни принял ислам.

 Деятельность барона не прошла бесследно для городка. Дух космополитизма, изящества и гармонии витает не только над причудливым «Дворцом мечты», но и над всем залитым солнцем, бело-голубым безмятежным Сиди-Бу-Саидом.

11.05.2011
Теги:
Связанные по тегам статьи: