Понятие священной горы существует практически у всех народов, населяющих Землю. Испокон веков люди приписывали неприступным вершинам сакральный смысл. Горы ближе всего к небесам, а значит к богу, к чему-то таинственному и недосягаемому.

 Религиозная значимость гор очень велика и играет огромную роль в мировой культуре. Именно в горах родились основные религии, а многие народы представляли весь наш мир в виде гигантской горы, окруженной морем. Или считали гору мировой осью, соединяющей землю, небо и ад. На горе Синай Бог дал Моисею десять заповедей, на горе Хира пророк Мухаммед услышал от Аллаха первые слова Корана, на вершине Олимпа жили боги Древней Греции, на Арарате семейство Ноя спаслось от Всемирного потопа, на горе в Галилее Иисус произнес свою знаменитую Нагорную проповедь.

В горах люди искали и находили проявления высших сил, здесь нередко хоронили праведников. Обожествляя горы, традиционное сознание породило систему религиозных табу, отголоски которых сохраняются в обычаях некоторых горных народов. Даже в наше время альпинистам не удается покорить некоторые священные вершины Гималаев из-за жесткого сопротивления тибетцев, а в сибирских Саянах местные жители проводят молебны, чтобы очистить оскверненные туристами горы.

 «Люди Запада любят покорять горы, люди Востока любят созерцать их», – говорят японцы. Однако рациональные европейцы не всегда стремились забраться в заоблачные выси. Сегодня, в эпоху расцвета спортивного альпинизма и горного туризма, трудно представить, что еще триста лет назад подъем на гору ради удовольствия и новых впечатлений, да еще с огромным риском для жизни, показался бы окружающим чистым безумием. Широкое понимание того, что дикой природой можно восхищаться, пришло уже в Новое время, это одно из завоеваний современной европейской цивилизации.

 

 

Еще на рубеже XVII–XVIII веков в Европе считалось, что хорошо только то, что полезно. Ценилась местность обработанная, возделанная, приносящая плоды – луга, пастбища и пашни. А наслаждаться красотой отправлялись в парки и сады. В 1791 году англичанин Уильям Гилпин, один из первых теоретиков садово-паркового дизайна, в доказательство того, что обывателя дикий ландшафт совсем не привлекает, писал: «Мало кто предпочтет плодам культурного земледелия грубые творения дикой природы».

 С этой точки зрения горы проигрывали по всем пунктам: сельскохозяйственной обработке не подвергаются, да и в эстетическом отношении глаз не радуют. Тогда считалось, что их могучие и резкие очертания не умиротворяют, а наоборот выводят из состояния душевного равновесия. Сравнение гор с бесплодными пустынями можно считать вполне безобидным. В ходу были и такие выражения, как «фурункулы на лике Земли», «бородавки», «опухоли» и «наросты».

Кроме того, любое путешествие по горам считалось крайне опасным. Люди верили, что случайное покашливание или, например, взмах крыла пролетающей мимо заснеженного склона птицы могут вызвать сход лавины. Но для многих купцов, солдат, пилигримов, миссионеров преодоление горных перевалов было неизбежным. И в этом случае здравый смысл велел им искать наименее опасные маршруты и уж ни в коем случае не подниматься на вершину.

Во второй половине XVIII века это опасливое отношение в корне изменилось. Люди начали подниматься в горы не только по необходимости. Постепенно распространялось романтическое представление о величии и красоте горного пейзажа.

 В 1786 году швейцарцы совершили первое восхождение на Монблан, а уже в середине XIX века горные походы стали популярными. В 1865 году англичане поднялись на Маттерхорн в Швейцарии. При спуске с горы четверо из добравшихся до вершины смельчаков погибли, открыв скорбный список жертв увлечения красотой заснеженных вершин. Считается, что именно эта экспедиция положила начало развитию спортивного альпинизма.

 К началу XIX столетия холодная эстетика льда, солнечного света, отвесных скал и ломаных линий не подвергалась сомнению. Не говоря уже о кристально чистом воздухе. Горы начали оказывать сильное – и часто гибельное – влияние на человеческие души. «Воздействие Маттерхорна на сознание столь велико, что даже самые серьезные философы не могут его избежать», – писал в 1862 году английский писатель и художник Джон Рескин о жемчужине швейцарских Альп.Читать дальше >>>