Римскую кухню любят во всем мире. А ведь исторически это блюда бедняков. Шедевры создавали из того, от чего морщились богатые клиенты в мясных лавках. Плебс, приложив фантазию, творил вкуснейшие ригаттони с соусом из коровьего хвоста или спагетти со шкварками и яичным соусом.

 Пищу нужно не только правильно приготовить. Ее нужно правильно съесть. Трапеза – это форма общения. У итальянцев не принято приглашать знакомых домой, для этого есть рестораны. Настоящие римские заведения не спешили менять интерьеры и, что  важнее, меню. Кое-где в погоне за модой на диетическое отказываются от традиционно калорийных кушаний. Но в правильном месте вас накормят так, что только за полночь вы вновь обретете способность передвигаться. Патриотизм римлян берет верх над здоровым образом жизни.

 В римском ресторане вас встретят как самого желанного гостя. А зайдете еще раз – будут рады как другу. Удивительного ресторанчика Santo Padre нет в путеводителях, сюда меня привели друзья. Его открыли два брата, владельцы конезавода: требовалось место, где их друзья могли бы встречаться и обсуждать скачки. Так появилась каморка на 15 столиков, затерянная среди палаццо. Открывается заведение к ужину и не работает по воскресеньям. Столик нужно заказывать даже в понедельник, когда ходить в рестораны не принято. Неровные стены, деревенские стулья, на полках – бутылки вина и фотографии жокеев и лошадей. И ни одного свободного места. За столиками известные актеры, адвокаты и футболисты (верный признак успеха!).

 Собираясь в Рим, я звоню и бронирую столик. Меню нет, карты вин тоже. То есть меню есть – для формалистов из налоговой полиции, но его не подают. Однажды я видела, как забредшие сюда американцы отказывались понимать, как ресторан работает без меню! И тогда хозяева написали для них меню на английском.

 Один из братьев – Энио или Бруно – примет у вас заказ. И перечислит блюда с таким артистизмом, что захочется отведать всего и побольше. Продукты привозят с маленьких ферм, где с несвойственной итальянцам педантичностью соблюдаются вековые традиции. Азартные владельцы выискивают вина, производимые малыми партиями. Буррату – моцареллу из буйволиного молока (разрезаешь ее и кажется, что внутри нежнейшее масло) – привозят утром из Неаполя. А на столе стоят закуски – антипасти. Не планировали их заказывать? Все равно не устоите.

 Уходя, я запомнила вывеску: лошадь из спагетти, выпрыгивающая из тарелки.  Но еще не скоро перестала плутать среди классических палаццо и безошибочно находить нужную дверь. Когда я перепробовала немало блюд (все отведать невозможно), мне... перестали приносить счет. Теперь я платила одну и ту же сумму, сколько бы ни съела – сама или с гостями. Это называется вступительный взнос. Я – друг ресторана. Мне даже позволили провести пару вечеров на кухне, чтобы я  научилась готовить некоторые кушанья.

 Я давно не живу в Риме, но в Santo Padre мне по-прежнему рады, а ухожу я с бутылкой вина в подарок. Друзья уговорили братьев расширить помещение. Так что ваш шанс попасть к ним возрос. Если, конечно, вы хотите попробовать равиоли с орехами в сырном соусе, домашнюю лапшу  или тефтельки в соусе из свежих помидоров и базилика.

 

 

Еще одно типично римское место – в квартале антикваров между Виа-дель-Говерно-Веккьо и Виа-дель-Говерно-Нуово. Когда оно открылось, антиквары еще не были антикварами. Здесь жили мастера-мебельщики. В конце рабочего дня выносили столы и стулья на улицу и, прихватив тарелку пасты и бутылку вина, проводили вечер за беседой. Жена одного из них готовила особенно вкусно, ей стали приносить продукты, чтобы она стряпала на всех. И она устроила харчевню прямо в мастерской. Место прозвали Le Streghe, «Ведьмы» – в катакомбах под мастерской все время страшно завывал ветер.

 Нынешний владелец, тоже антиквар, устроил все стильно: в подвале можно дегустировать вино, на полу плитка XVI века, в меню семейные рецепты. В сезон здесь подают белые грибы – их собирают недалеко от Рима, рядом с летней резиденцией папы.Читать дальше >>>