Не зря знаменитый кинорежиссер и римский аристократ Роберто Росселини назвал свой город открытым. Из века в век сюда прибывали бесчисленные толпы паломников. Позже, примерно с XVIII века шедевры архитектуры и музейные собрания, накопленные за тысячелетия, начали притягивать сюда туристов. В нынешнем Риме практически не осталось мест, не захваченных иноземными любителями зрелищ. Но несмотря на это нашествие, конца которому не предвидится, римляне сумели сохранить свою индивидуальность – ценой относительной культурной изоляции. Жизнь на старинных улочках Вечного города, прячущихся за фасадами знаменитых на весь мир зданий, течет неспешно. Ее распорядок неизменен, как ритуал. Такой Рим я открыл двадцать лет назад, и он покорил меня.

 Несмотря на тотальную реставрацию этот Рим нисколько не меняется. Здесь по-прежнему ведут патриархальный образ жизни, развешивают белье на веревках, прикрепленных к коринфским капителям, и бурно обсуждают события текущего дня.

 Римляне очень дорожат своим образом жизни. Одна за другой уходили в прошлое эпохи, сменялись императоры, тираны, римские папы, премьер-министры... Простые люди научились выживать, полагаясь лишь на семью, соседей или тех, с кем работают бок о бок. Левые заработки, кумовство и солидарность «своих» – вот на чем во все времена держался мир обывателей Вечного города.

 С фильма Роберто Росселини «Рим – открытый город» началась эпоха неореализма в кинематографе. Отгремела вторая мировая война, и режиссеры покинули пыльные павильоны киностудий – в поисках лиц и силуэтов для своих фильмов они вышли на улицы. Неореализм покорил весь мир, и в 1950–1960-х годах в «Голливуд-на-Тибре» наперегонки устремились кинозвезды и продюсеры со всего мира. Реальный город заменил им искусственные декорации. А его жители нередко заменяли профессиональных актеров. Целые поколения римлян кормились тем, что подрабатывали статистами. И сейчас съемки на той или иной римской улице непременно проходят с участием ее жителей.

 У этих актеров, чьи имена не появятся в титрах, продумано все до мелочей. В каждом квартале имеется свой capo gruppo – выборный представитель от желающих сниматься в кино. Только через него нанимают статистов, через него же оплачивается труд участников массовки.

 

Район Трастевере – одна из самых популярных съемочных площадок в городе. В одно прекрасное утро я вижу, как киношники вываливают оборудование прямо у дверей моей гостиницы. С этого часа я то и дело натыкаюсь на представителей съемочной группы, разбухающей просто на глазах! Любой местный ротозей готов продемонстрировать итальянский темперамент и запечатлеть свою физиономию на кинопленке.

Неподалеку, за церковью Санта-Мария-ин-Трастевере приютилось кафе «У Марчеллино» – прекрасное место для того, чтобы ощутить ритм повседневной жизни Рима. На тесной террасе изо дня в день разворачиваются мизансцены вечной комедии. Представление начинается с самого утра, когда по дороге с рынка рой римских кумушек приземляется отдохнуть за столиками кафе. Они громогласно окликают знакомых, заламывают руки в трагических монологах о повышении цен и с пристрастием изучают покупки в корзинках и сумках своих подруг.

 Следующий кадр – табачная лавка Терезы и Джорджины на Виа-дель-Моро. Как часто бывает в Риме, вывеска совсем не отвечает реальному положению вещей. Табак здесь, конечно, имеется, на любой вкус. Но лавка, которую держат сестрички преклонного возраста, – это еще и почтовое отделение, куда приходят письма до востребования, и пункт первой медицинской помощи. В случае чего вам не только продадут необходимые лекарства, но и сделают укол и даже наложат шину на сломанную руку. Кроме того вы можете поучаствовать в очередном розыгрыше тиража лотереи.

 Это одно из любимых развлечений римлян. В день розыгрыша в лавку стекаются ловцы удачи из самых отдаленных кварталов. По слухам, у Терезы и Джорджины легкая рука: счастливцы много раз срывали куш. Под прилавком всегда наготове нашатырь и валерьянка. У темпераментных игроков часто сдают нервы.

 Все услуги – от почтовых до медицинских – хозяйки заведения оказывают бесплатно. «Наши добрые самаритянки» – так называют жители квартала Терезу и Джорджину за их постоянную готовность помочь ближнему.Читать дальше >>>