У него много имен – этого тигра называют амурским, уссурийским, сибирским. А еще – дальневосточным, русским, маньчжурским... Коренные жители Дальнего Востока, гольды и удэгейцы, именовали тигра «амба», переиначив китайское «амбань» – так в Китае звали высокопоставленных чиновников. Сами китайцы тоже уважали таежного хищника и повысили его до звания «ван» – «властелин». В узоре полосок на голове тигра усматривали иероглиф, обозначающий «власть». Китайские воины и охотники рисовали этот знак на лбу, чтобы получить хотя бы часть тигриной силы. В канун года Тигра иероглиф чертили краской на лбу младенцев.

 И в наших краях тигра величали почтительно: хозяин, боярин. Или просто «он». Каждый таежный охотник и сегодня поймет, о ком идет речь.

 Люди всегда боялись тигра, а победа над могучим противником тешила охотничье самолюбие. И чем больше появлялось ружей, тем чаще погибали могучие кошки. В первые годы ХХ века в тайге их отстреливали сотнями. Конечно, это очень напоминает «геноцид» бенгальских тигров – индийский махараджа, сидя на слоне, мог на охоте уложить полсотни зверей. Но лет 60 назад ситуация с амурским тигром стала критической: легенды и сказки о сильном звере – это все, что могло остаться от «хозяина тайги».

  

Специалисты считают, что в начале ХХ века в тайге обитали не меньше тысячи тигров. Но неконтролируемый отстрел привел к тому, что в 1940-е годы браконьеры убивали последних полосатых кошек, загнанных в горы Сихотэ-Алиня. Там во время Великой Отечественной войны тигров спасал Лев Георгиевич Капланов, директор Судзухинского заповедника (ныне Лазовский заповедник имени Капланова). Зоолог первым забил тревогу: по его оценкам, на всем советском Дальнем Востоке тогда осталось 20–30 полосатых кошек. Лев Капланов погиб 13 мая 1943 года от рук браконьеров.

 Сегодня это кажется невероятным, но сразу после Великой Отечественной, в которой наша страна потеряла почти одну седьмую часть населения, государство приняло немедленные и, главное, эффективные меры по охране амурского хищника.

 С 1947 года отстрел был объявлен вне закона. За убитого тигра давали до пяти лет лагерей. Эти меры и жесткий контроль за их выполнением сыграли свою роль. К середине 1980-х в уссурийской тайге обитали уже около 400 тигров.

 В начале 1990-х тигры вновь стали мишенью для браконьеров. Пограничный контроль был ослаблен, и на Дальнем Востоке появились китайские скупщики. Тигриные шкуры, кости и туши наводнили азиатские рынки.

  

Китайцы издавна используют все части туши тигра для приготовления традиционных лекарств и снадобий. Порошок из толченых костей раздавали солдатам императорской армии, чтобы пробудить в них храбрость. На Востоке верят, что тигровый жир излечивает проказу, хвост – заболевания кожи, пенис тигра якобы повышает мужскую потенцию, глазные яблоки снимают судороги, а тигриная кровь ценится как эффективное тонизирующее средство. Даже усы идут в ход: считается, что они облегчают зубную боль. Особенно самый длинный, седьмой ус. Его нередко сворачивают в кольцо и носят как амулет.

 На защиту «разбираемого на молекулы» амурского тигра встали экологи. В 1994 году стартовали программы Всемирного фонда дикой природы (WWF). Позже к кампании подключились другие экологические фонды, а также сотрудники научно-исследовательских институтов, Государственный комитет по охране окружающей среды (теперь Министерство природных ресурсов) и инспекция «Тигр».

 Самую крупную кошку на нашей планете удалось сохранить: сейчас, как предполагают экологи, на Дальнем Востоке около 450 полосатых хищников – 95% всей популяции. Еще два десятка амурских тигров выжили в дикой природе в скалах Чанбая – на китайской стороне Восточно-Маньчжурских гор.

 

Много это или мало? Сколько тигров способна прокормить дальневосточная тайга? Эксперты американского Общества сохранения диких животных (WCS) считают: в тайге должно быть не меньше 700 амурских тигров. Только тогда вид сможет выжить.Читать дальше >>>