Археологи раскопали на месте Бишкека остатки древних городищ VII–XII веков, но в конце XIX столетия это был ничем не примечательный уездный городок Пишпек. Так приехавшие сюда русские услышали старинное киргизское слово, означающее палку для взбивания кумыса.

Газеты тех времен полны забавных заметок. Например о том, как городская управа пыталась взимать налоги с владельцев «автоматических экипажей» – речь шла о двух велосипедистах, имевшихся в городе. Или сообщается, будто за городом всадники погнались за велосипедистом, а когда поймали, спросили: «Сколько эта тварь сена жрет?» Конечно, простодушные люди были всегда и везде, но сдается, что автор этот анекдот просто выдумал.

При советской власти город переименовали в честь пламенного революционера Михаила Фрунзе, здешнего уроженца. Его крытый соломой деревянный домик превратили в музей. А чтобы спасти ветхую постройку от разрушения, над ней возвели современное здание.

 Когда Киргизстан обрел независимость, городу вернули старое имя, но уже на киргизский манер – Бишкек. Современные путеводители с увлечением повествуют о деяниях легендарного Бишкек-баатыра – борца с иноземными захватчиками и основателя города. Этот «киргизский Илья Муромец» – фигура в нынешнем Киргизстане модная, и у местных художников нет недостатка в заказах на изображения героя. Но если не углубляться в поэтические предания, то следует признать: к созданию города приложили руку русские переселенцы. До революции это было место ссылок. Затем волна эвакуированных во время войны, сталинские репрессии... Сюда, например, вместе с другими чеченцами был сослан Махмуд Эсембаев.

 Ссыльные повлияли на облик города, развитие его культуры. Здесь открывались библиотеки, театры, музеи, учебные заведения.

 

 

Бишкек – это торжество симметрии: улицы параллельны и перпендикулярны. Поэтому таксисты и горожане, когда ищут нужный адрес, ориентируются по перекресткам. Многие улицы недавно сменили названия, но старые по-прежнему в ходу. И все же от перемен никуда не деться. Например, теперь киргизов принято называть кыргызами, а страну Кыргызстаном.

На главной площади Ала-Тоо, перед Историческим музеем, установлен памятник Свободы: опирающаяся на шар женщина с «солнышком» в высоко поднятой руке – центральноазиатская вариация на тему статуи Свободы. На самом деле предмет, который туристы принимают за солнышко, не что иное как тундук – обод, соединяющий жерди юрты. Для киргизов это предмет священный – на нем держится дом. При сборке юрты кольцо устанавливают в последний момент, и делает это, как правило, глава семьи. Тундук образует окно в потолке юрты, через которое можно увидеть небо. Это кольцо украшает государственный флаг.

 Там же на площади установлен флагшток, возле которого замер почетный караул. Каждое утро под звуки гимна флаг торжественно поднимают, с наступлением темноты – спускают. Часы подъема и спуска зависят от времени года. Рядом толпятся многочисленные фотографы, особенно по вечерам, когда жители столицы выходят на прогулку по проспекту Чуй. В темноте местные достопримечательности на снимках не видны, но желающих сфотографироваться это не смущает.

Прежде на площади стоял памятник Ленину. Его не стали уничтожать, просто установили с другой стороны Исторического музея и развернули на 180 градусов. Теперь вождь указывает рукой на здание Американского университета Центральной Азии. Юные бишкекцы понимают призыв вождя буквально и штурмуют приемную комиссию. Это шанс получить хорошее образование и устроиться на работу в международную организацию, а может быть даже уехать за границу. Есть и альтернатива в виде Киргизско-Российского Славянского университета, также считающегося весьма престижным. У входа в него стоит памятник Пушкину, а чуть поодаль пристроился каменный истукан – балбал. Вероятно эти изваяния символизируют нерушимую киргизско-российскую дружбу. Кстати, в прошлом году университету присвоили имя Бориса Ельцина.

 

 Читать дальше >>>