Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Соединяя Штаты

Американская система скоростных шоссе-хайвеев носит имя президента Эйзенхауэра. Хотя, как говорят, придумал ее другой президент - Рузвельт.
текст: Алексей Байер
съемочная долина

 

Чем-то американцы все-таки поразительно похожи на русских. Кто не знает знаменитый анекдот о том, как Николай I, когда его спросили, как строить первую в России железную дорогу между Санкт-Петербургом и Москвой, попросту приложил к карте линейку и провел черту. Говорят, что полотно так и проложили – даже с небольшим зигзагом посредине, где под карандаш попал государев палец.

 

В Америке рассказывают очень похожую историю. Что, мол, основу системы федеральных хайвеев в стране заложил президент Франклин Делано Рузвельт, который в 1938 году начертил на карте Соединенных Штатов шесть прямых линий – три с севера на юг и три с востока на запад, наподобие поля для игры в «крестики-нолики».

 

 

Легенда легендой, но за строительство хайвеев всерьез принялись лишь по окончании второй мировой, в 1950-е, уже при президенте Дуайте Эйзенхауэре. Тот в годы войны лично убедился в преимуществах передвижения по немецким автобанам. Шоссе американцы строили, конечно же, не по прямой, а с учетом топографии, заселенности и покладистости землевладельцев. Ведь земля частная, и не всякий согласится, чтобы через его ферму или ранчо пролегла скоростная автострада – даже если федеральное правительство и выплачивает очень неплохую компенсацию.

 Карта федеральных дорог напоминает паутину, затянувшую всю страну. На северо-востоке она погуще и поизвилистей, а на просторах малонаселенных прерий реже и значительно прямее. Шоссе пересекают все 48 «материковых» штатов. За что и получили свое название – interstate highways. У хайвеев характерный опознавательный знак: синий щит с красной полоской наверху и белыми цифрами посредине – номером дороги. Каждый американец знает, что, например, по 80-му хайвею можно из Нью-Йорка доехать до Сан-Франциско, по 90-му – от Бостона до Сиэтла, а 95-й проходит вдоль восточного побережья, от канадской границы до солнечного Майами на юге Флориды.

 Дороги, конечно, существовали в Америке и до хайвеев. В начале 1920-х годов, например, персонаж романа Френсиса Скотта Фицджеральда –  Великий Гэтсби, уже ездил по своим темным делишкам в Нью-Йорк с виллы на берегу океана на Лонг-Айленде. Но автомобиль еще был роскошью, а не средством передвижения. Старые, обсаженные деревьями шоссе вокруг Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии по-прежнему живописны. Ведь они строились тогда, когда существовало понятие увеселительной автомобильной прогулки просто так, для удовольствия.

 Федеральный же хайвей – вещь сугубо утилитарная. Бетонная лента – как минимум две полосы в каждую сторону, – разделенная бетонным же барьером. Общая протяженность этой «бетонки» – около 70 тысяч километров. Можно всю страну исколесить вдоль и поперек, переезжая с одного шоссе на другое по эстакадам и не встретив ни одного светофора.

 

 

Классический американский автомобиль – тот самый «бьюик» или «кадиллак» 1950-х годов размером с океанский лайнер, с акульими плавниками на крыльях и хромированной решеткой радиатора – был предназначен именно для таких дорог.

 О да, огромная американская машина, которая просуществовала до нефтяного кризиса 1979 года, была особью совершенно иного склада, нежели юркие городские автомобильчики европейского или японского производства. Задачей инженеров и дизайнеров было как можно больше приблизить ощущения водителя к ощущениям обывателя, устроившегося дома перед экраном телевизора. Амортизаторы мягкие-мягкие. Такие, что движения вовсе не замечаешь, лишь едва уловимое плавное покачивание. Везде автоматика, гидравлика, кнопки вместо ручек или рычагов. Такие машины резких поворотов не делают – ни к чему они им. Даже переднее сиденье сплошное, в форме кушетки, чтобы больше напоминало домашний уют.

 Подорожавший в 1979-м бензин заставил американцев на какое-то время пересесть в маленькие маневренные иномарки, но мода эта быстро прошла. Сегодня средний американец снова с упоением водит неповоротливого монстра. Больше половины автомобилей в Штатах – это джипы и грузовички. И удивительное дело: американцы буквально рождаются за рулем, но они довольно никудышные водители.

 Считается, что пресловутый американский индивидуализм уходит корнями в историю страны, в суровые будни покорителей дикого континента. Увы, независимый «одинокий волк» из рассказов Джека Лондона уже давно вымер. Теперь типичный американец – это продукт дорожного затора: служащий в деловом костюме и галстуке, ползущий вперед сантиметр за сантиметром, не имеющий возможности ни повернуть назад, ни съехать в сторону. Но зато каждый сам по себе – в своей комфортабельной капсуле!

 

 

Американские дороги сделаны на славу, но ездить по ним быстро нельзя. Еще десять лет назад предельно допустимыми были каких-то 90 км/ч. Сегодня кое-где планку немного подняли – до 105 км/ч. За превышение скорости обязательно оштрафуют (и даже не пытайтесь предлагать служителю Фемиды взятку – дороже обойдется!). Часто новейшие высокочувствительные радары американская полиция получает «в дар» от страховых компаний, которые затем резко повышают страховку незадачливым проштрафившимся водителям.

 Без всякого сомнения, хайвей не только сформировал сегодняшнего среднего американца, но и преобразил все американское общество. Он связал воедино страну, дав могучий толчок экономическому развитию. Но вместе с тем унифицировал Америку, напрочь уничтожив самобытность, скажем, старого Юга или Новой Англии. Именно хайвею обязан своей бешеной популярностью американский фаст-фуд, всякие там «макдоналдсы» и «пицца-хаты». Когда мчишься из точки А в точку Б, тебя больше волнуют не вкусовые качества пищи, а быстрота и удобство, и ты меньше всего склонен морочить себе голову и терять время на выбор закусочной.

 Но придорожные островки отдыха для водителей, наверное, последний в Америке оплот демократии. Сегодня хваленый американский средний класс постепенно исчезает, равномерно распределяясь между очень богатыми и относительно бедными. Одни летают бизнес-классом, закупаются в дорогих бутиках и столуются в изощренных ресторанах. Другие, если и летают раз в год во Флориду, то в битком набитом экономе, если и отовариваются, то бросовым китайским ширпотребом в огромных дешевых «Уол-Мартах». И обязательно раз в неделю водят детей в «Макдоналдс» – как на праздник.

 

И только у писсуара на автозаправке можно встретить стоящих плечом к плечу финансиста-миллионера и немытого дальнобойщика, отпрыска старинного английского рода и нелегального иммигранта из Мексики, владельца последней модели «Ауди» и бедолагу, передвигающегося по жизни в побитой корейской малолитражке.

 Но даже сегодня в прозаичном американском хайвее есть что-то романтичное. Ведь его бесконечная лента проходит через неповторимую экзотику огромного континента – через дремучие леса севера и бывшие плантации юга, вдоль побережий Тихого и Атлантического океанов, через Скалистые горы, прерии и пустыни... И когда ты застреваешь в пробке по пути в ближайший супермаркет, в голову иногда приходят самые шальные мысли. А что если не сворачивать на следующем выезде! Что если махнуть по этой дороге с красно-синими щитами на обочине. Взять и уехать к черту на кулички, куда-нибудь за три тысячи километров, туда, где лишь изредка попадаются богом забытые поселения, где уходящая за горизонт прямая бетонка пустынна, и где тебя обгоняют только гигантские восемнадцатиколесные грузовики...

11.05.2011