Мы приехали в Сан-Франциско в сентябре, предварительно забронировав гостиницу в центре города и ожидая в первый же вечер насладиться красотой так заманчиво описанных центральных улочек. Холмы, которые сделали улицы похожими на волны, мост «Золотые ворота», кабельные трамваи, «Самая извилистая аллея», Китайский район и многое другое. Мы вышли из нашего временного жилища, когда уже смеркалось и отправились на поиски небольшого ресторанчика, где можно было бы поужинать. Пройдя пару перекрестков, мы начинаем сомневаться, что перед нами именно тот город, в который мы собирались. Повсюду  длинноволосые неопрятные люди, которые играют на музыкальных инструментах, сидят на тротуаре с протянутой рукой или просто праздно шатаются по улицам. Миф о прекрасном городе рушится у нас на глазах.

 

Как выяснилось позже, проблема бездомных появилась в городе на берегу красочного залива уже давно, в начале 80-х. Мэр Арт Эгнос, первый и далеко не последний, попытался ее решить, выпустив закон, позволяющий бездомным разбить лагерь в парке Цивик Центр. Следующий мэр, Джордан, запустил программу «Матрикс», целью которой было путем применения силы выселить из города всех бездомных. Программа полностью оправдала себя, и вскоре в Сан-Франциско практически не осталось бродяг. Но его преемник, Вили Браун, словно забыл о бездомных, и они вновь заполонили улицы города.

 

В настоящие дни руководство Сан Франциско пытается решить эту наболевшую проблему с помощью программы «Забота, а не деньги», которая предоставляет различные реабилитационные программы по трудоустройству бездомных. Очевидно, это средство пока не действует. Являясь 13-м городом в США по количеству населения, Сан-Франциско стоит на 3-м месте по количеству бродяг. Их в городе насчитывается около 30 тысяч.

 

Поразительно, но по-прошествии нескольких дней мы свыклись с наличием такого числа бездомных на улицах города. Мало того, они стали казаться нам неотъемлемой его частью. А все потому, что в большинстве своем бродяги Сан-Франциско не бездельничают. Они зарабатывают себе на жизнь, и не «традиционным» попрошайничеством, а своими талантами.

 

 

Вот, к примеру, на пересечении Маркет стрит и О’Фарел стрит в самом сердце города стоит престарелый хиппи и играет на саксофоне. Играет талантливо, как настоящий джазовый музыкант. Возле него постепенно собирается толпа слушателей. По окончании концерта раздаются аплодисменты, и саксофонист обходит благодарных зрителей с шапкой в руках, собирая заслуженное вознаграждение.

 

Другой нищий, настолько грязный, что кожа сливается с серо-черным балахоном, замер на табуретке у входа в модный магазин белья «Секрет Виктории». Видимо, он изображает статую с протянутой рукой. И что самое интересное, там, где черствые русские прошли бы мимо, американцы жалостливо кладут в ладошку «статуи» доллар-другой.

 

Но самое благодатное место для «работы» бездомных – это, разумеется, заполоненная туристами Рыбачья пристань. Чего только здесь не увидишь: один чернокожий бродяга, к примеру, выдернул откуда-то куст, сел с ним посреди тротуара и пугает прохожих, неожиданно из-за него выскакивая. А прохожие тем временем послушно кладут в его ящичек деньги. Как говорится, голь на выдумки хитра…

 

Неизвестно, сколько еще будут разгуливать бездомные по улицам города холмов. Вполне возможно, что городские власти так и не смогут совладать с этой проблемой, уже переросшей в традицию. Одно мы теперь знаем наверняка: бродяги  необязательно должны быть отрицательными героями городского спектакля. Иногда они играют роль забавных романтиков и своеобразных хранителей атмосферы города. Вот такой парадокс. geo_icon