Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Прости нас, натсерсуак!

Весной в Гренландии охотятся на тюленей-хохлачей. Без их шкуры, мяса и жира здесь не выжить
текст:
Охотники на тюленей

 

Белые безмолвные окрестности внезапно оглашаются громким криком. «Ааллаакаа!» – кричит Талита, жена охотника Йозвы. По-эскимосски значит: «Попал!»

 Этого события на острове Икерасак в архипелаге Китсигсут ждали целую неделю. Окоченевший от холода охотничий лагерь сразу оживает. Люди с винтовками высыпают на берег и вглядываются в ледяные воды пролива.

 После выстрела Йозвы пуля попала тюленю в челюсть. Он ушел под воду, но рано или поздно вынырнет, чтобы глотнуть воздуха. Надо не пропустить этот момент: хохлач может оставаться под водой более часа.

 С берега сталкивают лодку, и мы прыгаем в нее вместе с охотниками. Через пять минут голова натсерсуака, как здесь называют тюленя, показывается среди льдов, метрах в ста от берега. Кто-то стреляет еще раз.

 Темная туша тюленя еще ворочается, его пасть открыта. Одним движением челюстей он может отхватить человеку руку. Или отрезать ее острыми когтями. Третья пуля, выпущенная с лодки, попадает тюленю в затылок. Теперь натсерсуак с открытыми глазами плавает в мутно-красной воде. Тушу зацепили веревкой, и лодка плывет к берегу.

 Двенадцать человек – охотники, женщины, дети – бегут к скалам. Они с восторженными криками тянут за веревку и выволакивают тюленя на берег. Брат Йозвы вонзает нож в череп самки весом не меньше четверти тонны, и Йозва начинает разделывать голову. Вареные мозг и глаза тюленя – самое изысканное блюдо у охотников Гренландии.

 

 

Вскрыв грудную клетку, где еще подрагивает сердце, Йозва аккуратно разделывает тушу. Тюлений жир снимается легко, словно наволочка с подушки. Через неделю он превратится в студенистую массу. Ее сольют в бурдюки из тюленьих шкур. В каждый обычно входит три пласта жира. Когда он отстоится, получится отличное масло.

 По традиции охотник делится первой добычей с другими: щедрость принесет удачу в будущем. Дележ проходит по древним правилам. Каждый бросает камешек в ту часть туши, которую хотел бы получить, и, дождавшись своей очереди, берет с ножа полагающийся кусок. Самый большой достается Йозве. Свежую, еще дымящуюся печень разрезают на мелкие кубики. Они тают во рту, отдавая вкусом лесных орехов. Сплошные витамины.

 Огромные ребра бросают в котел с кипятком. Кровь собирают в ведра, дают отстояться и заливают в желудок тюленя, промытый морской водой. Так готовят кровяную колбасу.

Через десять минут от животного остается лишь груда органов, аккуратно разложенных по скалам. Выбросив в море мочевой пузырь – единственную ни на что не годную часть, Йозва взывает к духу убитого тюленя: «Спасибо, что подошел близко! Надеюсь, мы еще встретимся!» Нужно помочь животному возродиться, иначе оно может отомстить.

 

Каждую весну паковый лед приносит к южной оконечности Гренландии желанную добычу: тюленя-хохлача. И начинается сезон весенней охоты. Нигде в мире нет такого количества тюленей. Одни приплывают с севера Исландии, с далекого острова Ян-Майен, спускаясь вдоль восточного побережья, другие проводят зиму в море Лабрадор, а затем мигрируют к югу Гренландии.

 В начале ХХ века датчане основали на острове Ангисок факторию, и местное население стало перебираться поближе к архипелагу. Люди с западного побережья приходили выменивать шкуры убитых медведей на кофе, патроны и табак. Семьи, разбросанные по далеким селениям, восстанавливали прежние связи. Многие снова возвращались к промыслу, которым занимались их предки – к охоте.

 Обильные пищей прибрежные воды притягивают разные виды тюленей. Зимний – укиок натсерсуак – охотится внутри фьордов. В середине марта появляется более крупный весенний тюлень – нериниут натсерсуак. Ингерлаат, «тот, кто движется мимо», проплывает вблизи острова Китсигсут в мае или июне. Когда-то из его шкуры, толстой и прочной, делали лодки-каяки. Сейчас на ингерлаата охотятся только из-за мяса. И наконец, летом появляется аасалисат, самый маленький тюлень. У него меньше всего жира. Зато очень красивая шкура, из которой делают сапоги и традиционные костюмы.

 Появление хохлача – всегда неожиданность. К тому же эти тюлени редко собираются вместе: большой группе массивных животных с их отменным аппетитом трудно прокормиться на небольшом пространстве. Поэтому хохлач путешествует только с самкой или с детенышами и лишь иногда – в небольшой компании. Но случаются и приятные неожиданности. Однажды охотники убили сразу сорок хохлачей, следовавших друг за другом!

 Неутомимый пловец, хохлач скользит среди айсбергов и мелких льдин, обломков пака. Ловко используя течения, он охотится под самым носом у двух своих заклятых врагов – полярного медведя и человека.

 Весной и летом огромному белому медведю необходимо съедать по тюленю в неделю. Перебираясь с айсберга на айсберг, он терпеливо выслеживает добычу. Казалось бы, силы преследователя и жертвы неравны, однако охотники утверждают, что им не раз приходилось наблюдать яростную схватку белого медведя с гигантским хохлачем. И не всегда огромный медведь выходил из нее победителем.

 

 

Сегодня утром Йозва объявил, что видел медвежьи следы на острове. Да и мы вчера всего лишь в двухстах метрах от наших палаток наткнулись на останки съеденного тюленя. И решили от греха подальше перебраться поближе к лагерю охотников – горстке хижин из досок и ткани. Йозва и его жена Талита пригласили нас в свой домик, который мы тут же окрестили «Коломбо Отелем».

 Снаружи в сгустившемся тумане закутанные с ног до головы охотники, переговариваясь о чем-то, готовятся к многочасовой засаде на тюленя. А в доме у Йозвы тепло: уютно гудит печка, подсоединенная к газовому баллону, можно сидеть в одной майке. Талита достает из коробочки сахар и печенье, снимает чашки с прибитых к балке крючков.

 Между делом она объясняет мне, как хранят тюленье мясо. Его режут на тонкие ломтики и высушивают. А едят их, обмакивая в растопленный на солнце тюлений жир.

 Сегодня Талите предстоит заняться очисткой тюленьих шкур. Дело это нудное и очень утомительное. Смеясь, Талита говорит мне, что к концу каждого сезона охоты запасы ее собственного жира заметно тают.

 Выбираясь во временные лагеря на острова, охотники сообща устраивают засады вблизи тюленьих маршрутов – на обжигающем холоде или под палящим солнцем. У каждого свое, заранее оговоренное поле обстрела, современные винтовки могут поражать цель прямо с берега. Да и моторные лодки упростили процесс охоты. Теперь, даже если паковые льды, в которых обитают тюлени, находятся в сотне километров от берега, добраться до них можно за несколько часов. И до темноты вернуться домой. Если повезет – с добычей.

 Но автоматические винтовки и лодки с японскими моторами не сделали охотничий промысел гренландцев менее опасным. Архипелаг с его ледяными хребтами и прибрежными течениями, способными в любой момент перевернуть айсберг, по-прежнему таит множество ловушек. Этот ледовый лабиринт беспрестанно меняется, то открывая, то запирая водные пути. Отправляясь в открытое море, охотники, так же как раньше, рискуют жизнью. В Гренландии смертность от несчастных случаев на охоте не идет на убыль.

 У Нука-Силаса, тринадцатилетнего сына Йозвы, одна мечта – убить своего первого тюленя и стать настоящим охотником. И вот однажды утром, незадолго до нашего отъезда, сияя от гордости, он вместе с отцом наконец залезает в лодку и отправляется на охоту за натсерсуаком...

 Его улыбка все еще стоит у меня перед глазами. Больше мы не увидимся. Днем на острова с треском накатил паковый лед. Лодка не вернулась. Через день охотники нашли в море только тело отца.

11.05.2011