Портрет этого человека не сохранился. Никто не знает, как он выглядел. Его переписка, рассеянная сегодня по разным английским и японским музеям, едва ли прольет свет на превращение, которое ему довелось пережить. А это превращение поистине удивительно. Что позволило чужаку-европейцу завоевать расположение могущественного военачальника Страны восходящего солнца – сёгуна Токугава Иэясу? Почему их деловые и дружеские отношения сохранялись на протяжении двух десятков лет?

 

 

Возможно, Уильям Адамс обладал каким-то особым обаянием. Наверняка он был наделен незаурядным умом, да и физической силы ему было не занимать. Иначе он просто не выжил бы в одном из самых трудных путешествий XVI столетия. Ему не удалось бы справиться с шатким положением человека, который, попав на чужбину, осознает себя вечным изгнанником. Так или иначе, личность этого английского шкипера сыграла значительную роль в истории взаимоотношений Страны восходящего солнца и Старого Света. Его имя связано с периодом японской истории, когда загадочная страна впервые открылась для Запада. Неслучайно японцы до сих пор чтят память человека, строившего мост между такими разными культурами.

 

 

Из Роттердамской гавани

 

Уильям Адамс появился на свет в 1564 году в Англии в простой моряцкой семье. Еще мальчишкой он учился строить корабли и осваивал премудрости навигации. Проведя несколько лет на верфях полноводной Темзы, 24-летний Адамс окончательно выбрал свой путь – он решил стать шкипером.

 

Вскоре Уильям женился, через некоторое время родилась дочь. Стараясь обеспечить семью, молодой шкипер почти все время проводил в море. В Лондоне Адамс познакомился с голландскими купцами и сдружился с ними. На кораблях английских и голландских торговых компаний молодой шкипер ходил к берегам Африки, побывал даже в Ледовитом океане.

 

Адамсу было 34 года, когда он узнал, что готовится дальнее плавание в Голландскую Индию (нынешнюю Индонезию) через Атлантический и Тихий океаны. Адамс загорелся идеей попасть в состав участников экспедиции. Мечтал он сколотить состояние в дальних странах или просто любил приключения? Неизвестно. Но без приключений подобное плавание никак не обошлось бы.

 

В то время ходить по морям на голландских судах означало не только торговать и открывать неведомые земли. Экипажам предписывалось везде, где только можно, нападать на испанские и португальские корабли и поселения. Испания была врагом Англии и Голландии. Ее галеоны, вывозившие огромные богатства из колоний в разных частях света, становились добычей английских «джентльменов удачи». Одним из них на протяжении многих лет был знаменитый мореплаватель сэр Фрэнсис Дрейк.

 

За годы, проведенные в морях и океанах, Уильям приобрел богатый опыт. И вот будущий Миура-андзин («кормчий Миура», как назовут его на новой родине, в Японии) взошел на борт адмиральского судна «Лифде» – «Милосердие». В сундучке, который нес шкипер , лежали медный глобус, астролябия, компас и карта мира. В июне 1598 года пять кораблей, доверху нагруженных оружием и другими товарами на продажу, вышли из Роттердамского порта.

 

Обычному маршруту португальцев через мыс Доброй Надежды, Гоа, полуостров Малакка и Макао, голландские капитаны предпочли путь через Атлантику. Поначалу все шло неплохо, но скоро плавание стало все больше походить на медленную агонию. Мучения моряков продолжались почти двадцать месяцев. Нехватка пищи и пресной воды, цинга, палящее солнце Африки, холодные ветры Южной Атлантики и наконец дикие племена с берегов Магелланова пролива... Моряков на кораблях флотилии становилось все меньше.

 

Прошел год с начала экспедиции. И вот в открытом море у берегов Чили остатки эскадры настигла безжалостная морская стихия. Всего двум кораблям удалось пережить бурю. Одному из них посчастливилось вернуться в Голландию. А другой – «Лифде» – продолжил путь по бескрайним морским просторам. Когда судно оказалось в перуанских водах, члены экипажа были вконец измучены долгими лишениями. Дошло до того, что оголодавшие матросы начали обдирать и есть кожу, защищавшую паруса от сырости.

 Читать дальше >>>