Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Невероятная история Уильяма Адамса, англичанина-самурая

В самом начале XVII века некий Уильям Адамс высадился на берег страны восходящего солнца. Он не знал ни слова по-японски, но за несколько лет превратился в именитого самурая при дворе сёгуна.
текст:
Самурай

 

Портрет этого человека не сохранился. Никто не знает, как он выглядел. Его переписка, рассеянная сегодня по разным английским и японским музеям, едва ли прольет свет на превращение, которое ему довелось пережить. А это превращение поистине удивительно. Что позволило чужаку-европейцу завоевать расположение могущественного военачальника Страны восходящего солнца – сёгуна Токугава Иэясу? Почему их деловые и дружеские отношения сохранялись на протяжении двух десятков лет?

 

 

Возможно, Уильям Адамс обладал каким-то особым обаянием. Наверняка он был наделен незаурядным умом, да и физической силы ему было не занимать. Иначе он просто не выжил бы в одном из самых трудных путешествий XVI столетия. Ему не удалось бы справиться с шатким положением человека, который, попав на чужбину, осознает себя вечным изгнанником. Так или иначе, личность этого английского шкипера сыграла значительную роль в истории взаимоотношений Страны восходящего солнца и Старого Света. Его имя связано с периодом японской истории, когда загадочная страна впервые открылась для Запада. Неслучайно японцы до сих пор чтят память человека, строившего мост между такими разными культурами.

 

 

Из Роттердамской гавани

 

Уильям Адамс появился на свет в 1564 году в Англии в простой моряцкой семье. Еще мальчишкой он учился строить корабли и осваивал премудрости навигации. Проведя несколько лет на верфях полноводной Темзы, 24-летний Адамс окончательно выбрал свой путь – он решил стать шкипером.

 

Вскоре Уильям женился, через некоторое время родилась дочь. Стараясь обеспечить семью, молодой шкипер почти все время проводил в море. В Лондоне Адамс познакомился с голландскими купцами и сдружился с ними. На кораблях английских и голландских торговых компаний молодой шкипер ходил к берегам Африки, побывал даже в Ледовитом океане.

 

Адамсу было 34 года, когда он узнал, что готовится дальнее плавание в Голландскую Индию (нынешнюю Индонезию) через Атлантический и Тихий океаны. Адамс загорелся идеей попасть в состав участников экспедиции. Мечтал он сколотить состояние в дальних странах или просто любил приключения? Неизвестно. Но без приключений подобное плавание никак не обошлось бы.

 

В то время ходить по морям на голландских судах означало не только торговать и открывать неведомые земли. Экипажам предписывалось везде, где только можно, нападать на испанские и португальские корабли и поселения. Испания была врагом Англии и Голландии. Ее галеоны, вывозившие огромные богатства из колоний в разных частях света, становились добычей английских «джентльменов удачи». Одним из них на протяжении многих лет был знаменитый мореплаватель сэр Фрэнсис Дрейк.

 

За годы, проведенные в морях и океанах, Уильям приобрел богатый опыт. И вот будущий Миура-андзин («кормчий Миура», как назовут его на новой родине, в Японии) взошел на борт адмиральского судна «Лифде» – «Милосердие». В сундучке, который нес шкипер , лежали медный глобус, астролябия, компас и карта мира. В июне 1598 года пять кораблей, доверху нагруженных оружием и другими товарами на продажу, вышли из Роттердамского порта.

 

Обычному маршруту португальцев через мыс Доброй Надежды, Гоа, полуостров Малакка и Макао, голландские капитаны предпочли путь через Атлантику. Поначалу все шло неплохо, но скоро плавание стало все больше походить на медленную агонию. Мучения моряков продолжались почти двадцать месяцев. Нехватка пищи и пресной воды, цинга, палящее солнце Африки, холодные ветры Южной Атлантики и наконец дикие племена с берегов Магелланова пролива... Моряков на кораблях флотилии становилось все меньше.

 

Прошел год с начала экспедиции. И вот в открытом море у берегов Чили остатки эскадры настигла безжалостная морская стихия. Всего двум кораблям удалось пережить бурю. Одному из них посчастливилось вернуться в Голландию. А другой – «Лифде» – продолжил путь по бескрайним морским просторам. Когда судно оказалось в перуанских водах, члены экипажа были вконец измучены долгими лишениями. Дошло до того, что оголодавшие матросы начали обдирать и есть кожу, защищавшую паруса от сырости.

 

Адамс писал в своем бортовом журнале: «Мы поняли, что Молуккские острова и добрая часть Голландской Индии – это жаркие края, где наши товары не будут пользоваться успехом. В конце концов мы решили идти в Японию, там высоко ценится одежда из шерсти». Однако Адамс весьма смутно представлял себе предстоящий маршрут. Тремя столетиями раньше знаменитый венецианец Марко Поло в своих записках назвал Японию «страной золота». Но в начале XVI века Зипангу – так загадочное островное государство обозначали на европейских картах того времени – все еще оставалась мечтой европейских судовладельцев и мореплавателей. Путь из Европы в Страну восходящего солнца знали только португальцы. И держали его в тайне.

 

Еретик и очень опасен!

 

В апреле 1600 года на Кюсю цвели сакуры. Это один из четырех основных островов Японии. Он расположен на юго-западе архипелага в 150 км от побережья Кореи. Здесь, в тихом порту Оита на северо-востоке, нередко бросали якорь небольшие португальские торговые суда. Но побитый и искореженный бесчисленными ветрами и бурями голландский корабль не был похож на них. На колокола буддийских храмов тут же забили тревогу. Несколько лодок спустились на воду, и вскоре вооруженные мечами мужчины вскарабкались на борт «Лифде». На глазах восемнадцати растерянных европейцев японцы принялись методично прочесывать корабль в поисках наживы. И только завершив грабительский налет, они согласились принести измученным голодом и жаждой морякам пресной воды и фруктов. А через три дня корабль наконец смог ошвартоваться у пристани. «Спасены», – с облегчением вздохнули моряки. Но они попали в ловушку.

 

Местный властитель-даймё приказал доставить к нему капитана. Но Якоб Квакернак слишком ослаб после перенесенных тягот, и решили, что идти к язычникам должен Адамс. Шкипер был вторым человеком в команде и к тому же владел португальским – в то время это был язык общения японцев с иностранцами. Под конвоем неразговорчивых самураев Уильяма доставили в резиденцию даймё.

 

Вскоре Адамс стоял у ворот просторной усадьбы под «крылатой» крышей. Охранники распахнули тяжелые ворота, и изумленный англичанин увидел удивительный сад, где, казалось, царила райская гармония. За таращившим глаза чужестранцем наблюдали придворные – умащенные благовониями мужчины с длинными ухоженными ногтями, с веерами за поясом и женщины с покрытыми белым гримом лицами. Они улыбались – то ли учтиво, то ли насмешливо, – показывая почерневшие от рисового уксуса зубы.

 

Смущенный великолепием сада и богато украшенных кимоно придворных, путешественник – наполовину по-английски, наполовину по-португальски – начал долгий рассказ о многочисленных злоключениях экспедиции. Скромно державшийся человек, одетый на японский манер, переводил его рассказ. Вскоре Адамс узнал, что его переводчик – португальский иезуит.

 

Монашеский орден общества Иисуса славился в Европе не только своей ненавистью к отпавшим от власти Рима протестантам, но и невероятным властолюбием. До берегов Японии иезуиты добрались еще полвека назад. Их вотчиной стал город Нагасаки.

 

Первые европейцы ступили на японскую землю в 1542 году. В их числе были и прибывшие на остров Кюсю португальские купцы. Их роскошные одежды и изысканная речь произвели благоприятное впечатление на чиновников Страны восходящего солнца. Любезные манеры пришлись японцам по вкусу так же, как и их пушки: Япония еще не знала пороха и огнестрельного оружия.

 

Шестью годами позже глава иезуитской миссии в Индии Франциск Ксавье, прибыв в порт Кагосима на Кюсю, преподнес местному даймё драгоценные дары – часы, виноградное вино и два телескопа. Вкрадчивый португалец получил позволение основать на острове христианскую миссию.

 

Искусные дипломаты и ловкие интриганы, иезуиты умели приспосабливаться к чужеродной среде. Очень быстро они овладели японским языком и приноровились к местным обычаям. Предприимчивые монахи заодно играли роль посредников между японскими властями и португальскими купцами, которые везли на острова китайский шелк, фарфор и мускус. Всего за несколько лет иезуитам удалось возвести в Стране восходящего солнца множество храмов и обратить в христианство сотни тысяч японцев.

 

Верные своей тактике, монахи создали на островах сеть тайных информаторов. Разумеется, им незамедлительно сообщили о прибытии голландского корабля. Два десятка отъявленных протестантов – это серьезная угроза миссии католиков! Но на деле иезуитов беспокоили не сами «еретики», а угроза испанско-португальской монополии на торговлю с Японией. Поэтому верные слуги Ватикана постарались представить голландцев бродягами и разбойниками. Косвенным доказательством служило оружие, обнаруженное японцами в трюме «Лифде». А пиратство каралось в империи смертной казнью.

 

Уильям Адамс был бессилен перед кознями иезуитов. Те уговаривали японцев незамедлительно казнить команду голландского судна. Однако даймё рассудил, что дело относится к сфере высокой политики и велел отправить подозрительных европейцев в Осаку – пусть верховная власть с ними разбирается.

 

География для сёгуна

 

Через девять дней на галере сёгуна Адамс отправился в плавание по водам Внутреннего японского моря –  Сэто Найкай. Спустя несколько дней суда прибыли в главный порт Японии – Осаку. Огромный по европейским меркам город, население которого насчитывало около 500 тысяч жителей, произвел на моряков сильное впечатление. Над Осакой возвышалась мощная цитадель, а за ее стенами царила невиданная роскошь. Конвой вел Адамса сквозь лабиринт дворцов и пагод, бамбуковых рощ, маленьких прудов и мостиков, искусственных островков с музыкальными залами и экзотическими птицами...

 

В конце концов Адамс оказался в просторном помещеним, заполненном целой армией придворных и слуг. В центре на татами восседал человек с большим животом. Этот местный бог, у ног которого в подобострастном молчании сидели самые знатные вельможи, был могущественным японским правителем – сёгуном.

 

Токугава Иэясу успел снискать себе славу мудреца и эстета. Что не мешало ему одним взглядом отправлять людей на смерть. Токугава стал основателем династии, которой предстояло править Японией вплоть до 1867 года.

 

У Адамса не было никаких оснований ожидать теплого приема. Однако выяснилось, что сёгун с нетерпением ожидает встречи с тем, чьей казни требовали иезуиты. «Он встретил меня очень приветливо, даже, я бы сказал, благосклонно, подавая мне знаки, часть которых я не понял», – записал позже Адамс.

 

Обратившись к помощи переводчика, Адамс объяснил, что он англичанин. Рассказал, что Англия – это остров на другом конце Земли, а сама Земля – круглая. Он предусмотрительно захватил с собой карты и смог показать сёгуну путь судна от берегов Голландии через Атлантический океан, Магелланов пролив и Тихий океан к берегам Японии. Он сообщил также, что его страна находится в состоянии войны с Испанией и Португалией – единственными на тот момент европейскими державами, с представителями которых японцы были знакомы непосредственно. Под конец он обратился к сёгуну с просьбой разрешить англичанам и голландцам торговать с Японией, как это делали испанцы и португальцы. Ответа Токугава Иэясу англичанин не понял. Без всяких объяснений на него надели оковы и отвели в тюрьму.

 

Сёгун размышлял. Рассказ Адамса удовлетворил его, да и сам англичанин, говоривший с «самурайской» решительностью и достоинством, производил весьма благоприятное впечатление. Однако оружие, найденное на борту судна, вызывало подозрения. И у Токугава возник план: воспользоваться знаниями иноземцев для создания надежных парусных судов, которых не было в империи. Заодно проделавшие столь долгий путь по морям голландцы могли обучить японских капитанов. Восемнадцать пушек с «Лифде» сёгун, естественно, уже считал своими.

 

Долгих шесть недель провел Адамс в тюрьме, каждый день ожидая смерти. Наконец его опять привели к сёгуну, и тот разрешил англичанину вернуться к команде. За это время Токугава выиграл сражение при Сэкигахаре, в котором участовали сто тысяч самураев. Эта битва завершила борьбу за объединение Японии, враги признали власть сёгуната, и Токугава Иэясу стал единоличным правителем. Победа положила конец так называемому Сэнгоку дзидай – продолжительному периоду обессиливавших страну гражданских войн, и открыла эру невиданной доселе военной мощи и процветания Японии.

 

Через несколько дней Уильям отыскал «Лифде» на рейде в порту Осаки. Его товарищи плакали от счастья: они думали, что Адамса казнили по требованию иезуитов. Однако целый месяц моряки пребывали в полном неведении относительно своей дальнейшей судьбы. Наконец они получили приказ прибыть в Эдо, в резиденцию Токугава Иэясу. Японцы официально объявили членам команды, что никто из них не имеет права покидать страну. Сёгун проявил неожиданную щедрость – каждому было назначено небольшое содержание, включающее рисовый паек. Как в дальнейшем сложилась судьба большинства приплывших на «Лифде» голландцев, неизвестно.

 

Искусство вежливо чавкать

 

Вскоре оказалось, что шкипер «Лифде» и мечтать не мог о более благоприятном для себя стечении обстоятельств. Теперь Адамса постоянно приглашали ко двору Токугава Иэясу. За годы странствий англичанин немало повидал различных морей и земель. И своими географическими познаниями он охотно делился с любознательным сёгуном.

 

Простой в обхождении, Адамс выгодно отличался от чопорных придворных. В непринужденных беседах он много раз разворачивал перед заинтересованным Токугава Иэясу свою драгоценную карту мира. Ту самую, с которой он когда-то поднялся на борт адмиральского судна в Роттердаме. Кроме того, Адамс обучал сёгуна истории Европы, арифметике, геометрии. А познания англичанина в астрономии совершили настоящее чудо: к нему стали относиться почти как к оракулу, прорицателю.

 

Токугава осыпал моряка благодеяниями, а тот к радости правителя совершенствовался в японском. Со временем Адамс стал переводчиком правителя и его советником в вопросах артиллерии, морского дела и внешних сношений. По поручению Иэясу он руководил постройкой кораблей по европейскому образцу.

 

Пока его товарищи, снедаемые чувством ностальгии, мечтали вернуться в Европу, Адамс загорелся искренним желанием познать эту загадочную державу на краю света. Он привыкал к массажам и акупунктуре, учился премудростям чайной церемонии, приобщался к искусству преподносить и принимать подарки. Сидя за низким столом, он уже легко орудовал палочками, ел пресный рис, приправленный соком водорослей, запивал сырую рыбу теплым чаем и громко чавкал, демонстрируя удовольствие от еды. Он носил кимоно и полюбил нежиться в офуро – японской бане. В конце концов Адамс даже личный дневник начал вести по японскому календарю.

 

У своих новых соотечественников он научился скрывать истинные чувства под маской невозмутимости. Он бродил по узким улочкам Эдо – будущего Токио, новой столицы империи, исследуя кварталы торговцев, самураев, ремесленников, продажных женщин... Адамс подмечал, что знатные вельможи собственноручно выметают свои покои, а их жены до свадьбы пользуются полной свободой. Он видел, как, следуя загадочным древним правилам, строят сад камней и как ветвям деревьев придают необходимую форму, подвешивая к ним грузы.

 

Первые известные нам письма Адамса к жене относятся к восьмому году его пребывания в Японии. Уильям призывает супругу смиренно уповать на волю божью, набраться терпения и ждать. Естественно, он не упоминал о том, что женился на японке, которая родила ему двоих детей.

 

Вести о необычном плавании судна «Лифде» достигли Европы только через несколько лет. Но как только это произошло, роттердамские судовладельцы тут же снарядили на разведку два корабля. Когда в 1609 году они бросили якорь у острова Кюсю, Адамс жил в достатке и благополучии в красивом доме с видом на Фудзияму, недалеко от древней самурайской столицы Камакуры. Он достиг вершины своей карьеры. Сёгун не только пожаловал англичанину поместье и сотню крестьян, но и присвоил ему титул хатамото – знаменосца. Адамс убедил Иэясу допустить голландских купцов в Японию. Сёгун счел, что такое положение дел лучше, чем монополия испанцев и португальцев. Да и амбиции иезуитов это поумерит.

 

Приемный сын империи

 

10 июня 1613 года посланный английским королем Яковом I корабль бросил якорь у берега острова Хирадо. Капитан судна «Клоув» ожидал увидеть своего соотечественника, страдающего от восточной дикости. Но перед ним предстал японский сановник. Англичане с изумлением услышали, что он обращается к князьям тем же отрывистым тоном, что и к крестьянам своего поместья Миура неподалеку от Эдо. Поразило их и то, как глубоко он проникся японским духом и как хорошо выучил язык. В целом соотечественники нашли его заносчивым, высокомерным и беззастенчивым. Англичане невзлюбили Адамса, хотя он оказывал им всяческую поддержку.

 

Последние годы жизни Адамс провел весьма бурно. Он участовал в Осакской битве 1615 года, которая ценой жизней ста тысяч человек закрепила абсолютную власть Токугава Иэясу. Получив от своего покровителя разрешение покидать империю, Адамс не раз уезжал из страны, но неизменно возвращался. Себя он считал уже в большей степени японцем, чем англичанином. Однажды вернувшись из путешествия по Сиаму, Адамс узнал о кончине Токугава Иэясу.

 

С его смертью в Японии наступила эпоха Сакоку – периода самоизоляции, продлившейся два столетия. Страна все больше замыкалась в своих границах, постепенно прекращались всякие контакты с европейцами, за исключением только прочно обосновавшихся на островах голландцев. Интересно, что именно стараниями Адамса голландские купцы получили право торговать во всех портовых городах Японии, а на острове Хирадо даже открыли факторию.

 

Уильям Адамс скончался в 1620 году. Ему так и не довелось увидеть оставшихся в Англии жену и дочь. Нажитое состояние и титул он передал по наследству своим детям, которые считали себя чистокровными японцами. Глобус, карту морей и астролябию, благодаря которым ему когда-то удалось добраться до берегов нового отечества, Адамс завещал компаньонам по Ост-Индской компании. В последние годы жизни он состоял там на службе, но, как подобает истинному сыну Страны восходящего солнца, в первую очередь отстаивал интересы своей второй родины.

 

Могила «белого самурая» была обнаружена в 1872 году. И с тех пор каждую весну, когда зацветает сакура, японские официальные лица собираются в садах Йокосуки близ Токио. Вместе с облаченным в парадную форму военно-морским атташе Ее Величества королевы Великобритании они приходят сюда почтить память этого удивительного искателя приключений – англичанина, сына простого моряка, который стал советником великого и грозного сёгуна и одним из почитаемых в Японии самураев.

11.05.2011