Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Страна замков

Шотландия - родина экономических теорий, спортивных игр и виски. ирландцы, правда, повсюду кричат, что виски изобрели они.
текст: Екатерина Афонина
Оплот Маклаудов

 

Если вы считаете виски просто самогоном, оторвавшимся от своих простонародных корней, и ничего не знаете о Шотландии – например, того, что здесь родились Роб Рой, Мария Стюарт, Роберт Бернс, Адам Смит, Вальтер Скотт, Роберт Льюис Стивенсон и Артур Конан Дойл, – все равно сюда стоит приехать. Хотя бы ради шотландских замков.

 Издали они напоминают красивые игрушки, забытые малолетним счастливчиком на аккуратно подстриженном газоне. Вблизи – декорации к фильмам про рыцарей, дам и королей. Внутри, как правило, – музей.

 Но музей необычный. Здесь курят, пьют виски, играют в «Монополию» у камина и читают «Приключения Шерлока Холмса», изданные при жизни автора. Должно быть здорово лежать в такой вот огромной ванне, поставленной на чугунные медвежьи лапы, или дремать под завывание ветра в каминной трубе.

 По дороге в очередной замок так и хочется прикинуться Котом в сапогах и спросить возницу в твидовом пиджачке, мчащего тебя по левостороннему хайвэю: «А чьи это луга за окном? А чьи овцы пасутся? А лес кому принадлежит?»

 У всего в этой маленькой стране есть хозяева, и это очень ощутимо. Даже в пустующих замках чувствуется незримое присутствие их бывших владельцев. Тем пришлось покинуть насиженное место, но остались их портреты и дух.

 

 

Главный или, по крайней мере, самый известный замок Шотландии – Эдинбургский – помнит и римских легионеров, и кельтских властителей, и саксонских принцесс. В начале XI века его называли «Кастл-оф-Мейденс» – «Замок Незамужних». Согласно  преданию, пикты – предшественники шотландцев – держали тут девственниц. В XIV веке по указанию Роберта Брюса, самого почитаемого из шотландских королей, замок разрушили, чтобы он не достался ненавистным захватчикам-англичанам. А через 20 лет, добившись независимости от соседей, Эдинбургский замок восстановили и стали здесь жить. Теперь главные ворота охраняют фигуры Роберта Брюса и его великого современника Уильяма Уоллеса, которые известны нам по блокбастеру «Храброе сердце». Уильям Уоллес, кстати, на Мела Гибсона совсем не похож.

Самое старое из сохранившихся строений Эдинбургского замка и самое новое стоят бок о бок. Разница в возрасте – семь столетий, хотя верится в это с трудом. Часовня Святой Маргариты (XII век) и мемориал шотландских воинов, построенный в 1927-м, сложены из похожего камня и друг другу ничем не уступают.

 

В 1093 году королева Маргарет умерла в Эдинбургском замке от горя, узнав, что ее муж и сын пали в бою с норманнами. В память о золотом сердце этой женщины и поставили часовню. А мемориал напоминает о доблести мужчин, сражавшихся за Шотландию. В благотворительное общество Святой Маргариты и сейчас может вступить любая Маргарет, живущая в Эдинбурге. А бравые военные до сих пор служат в замке, их коменданту тут предоставляется дом.

 Самый известный из нынешних шотландских вояк – Том Маккей, усатый и общительный дядечка. Вот уже 25 лет он каждый день ровно в 13.00 палит из пушки, заставляя жителей Эдинбурга смотреть на часы, а гостей столицы – дружно вздрагивать. При этом на холме Кэлтон-хилл соскальзывает нанизанное на шпиль башни ядро. Знак тем, кто в море: час дня! Этот мирный аттракцион зародился в 1861 году. К тому моменту Эдинбургский замок уже лет сто не подвергался ни нападениям ни осадам.

 Зато его подвалы – неисчерпаемый источник опасностей и тайн. Тут в разное время хранили сокровища короны и держали тех, кто на эту корону покушался. На свет божий вышли отсюда не все.

 Одно из многочисленных привидений Эдинбургского замка – мать Марии Стюарт, Мария де Гиз. Она пролежала непогребенной три месяца, прежде чем ее останки отправили во Францию. В те поры католиков в Шотландии не любили.

 

 

Есть в замке и своя царь-пушка, зовут ее Монс Мэг. Старушке почти 600 лет, и в свое время она отбыла срок в лондонском Тауэре. К сожалению или к счастью, красавица оказалась тяжеловата (как-никак шесть с лишним тонн), потому использовалась в основном для салютов. В честь первого, французского, замужества Марии Стюарт выпущенное из Монс Мэг ядро пролетело три с лишним километра!

 А вот знаменитая комната, где Мария Стюарт родила сына от второго, уже шотландского, брака. Говорят, узнав о рождении ребенка, английская королева-девственница Елизавета ударилась в слезы, причитая: «У королевы шотландской родился сын, а я иссохший, мертвый сук!»

Прежде чем довести кузину до слез, Мария покинула свои покои во дворце Холлируд. Благо, ехать было недалеко: дворец с Эдинбургским замком соединяет Королевская Миля, главная улица города. Эдинбургский замок, выстроенный на возвышенности, открыт всем морским ветрам. Еще дед Марии Стюарт предпочел съехать в Холлируд, подальше от сквозняков. Долгое время Эдинбургский замок использовали только в качестве крепости и когда этого требовал протокол.

 Марию Стюарт заставил временно переселиться в замок один неприятный случай. За два месяца до родов в башенной комнатке в Холлируде, где она любила уединяться с узким кругом друзей-франкоманов, беспардонные шотландские лорды, сговорившись с молодым, но бестолковым Дарили – мужем Марии, изрезали на куски ее друга и секретаря Давида Риччио. Прямо на глазах у королевы. Король при этом держал беременную жену за руки, чтобы она не смогла извергам помешать. Вот до чего доводит людей ревность! Один из лордов, кстати, целился из пистолета и в королеву. После такого ужаса поневоле захочешь сменить обстановку.

 

 

Над входом в родильную палату Эдинбургского замка висит монограмма Марии Стюарт и Дарили. Вскоре, впрочем, ревнивец поплатился за участие в заговоре против несчастного Риччио. Эта монограмма – напоминание о браке, который начался с безумной любви, а закончился цареубийством.

 Сын Марии Стюарт Яков VI, родившийся в этих стенах, знаменит тем, что даром получил английскую корону, которую всю жизнь оспаривали его мать и тетка. Казнь матери он пережил без особых сожалений, а потом еще целых шесть лет ждал смерти тетки Елизаветы, прежде чем перебрался из Эдинбурга в Лондон и стал именоваться Яковом I. Все это время взбаломошная в быту, но осторожная в делах государственных Елизавета посылала племяннику деньги, на которые он благоустраивал Холлируд.

 Как пишет недобрый, но остроумный англичанин Чарлз Диккенс: «Наш племянник из Шотландии был уродлив, нескладен и дурковат, словом, не пригож и не умен». Доброй памяти о себе король Яков не оставил – только сына, вечно ругавшегося с парламентом Карла I, которого в конце концов казнили. А объединенной страной стал управлять англичанин Оливер Кромвель.

 Во времена его военной диктатуры в Эдинбургском замке обосновались солдаты. Они заняли все имевшиеся помещения, в королевской родильной палате устроили склад, в часовне Маргариты держали порох, а главный зал Грэйт-холл стал казармой. Избежала оккупации только Королевская комната. В 1707 году ее на всякий случай замуровали и вскрыли лишь в 1818-м. Во вскрытии участвовал великий писатель и большой патриот Вальтер Скотт. Все национальные святыни Шотландии, включая королевский скипетр, меч и корону, были найдены в целости и сохранности. Любой желающий мог в этом удостовериться всего за 1 шиллинг (по современному курсу – 10 фунтов стерлингов). Кстати, во время второй мировой войны шотландские святыни тоже прятали, не скупясь на выдумку. Корона, например, хранилась в королевском же туалете.

 А не так давно экспозицию Королевской комнаты пополнил Камень судьбы, который 700 лет пролежал под троном в Вестминстерском аббатстве. Этот камень использовали в древности в местечке Скун при коронации шотландских королей. В 1950-м студенты-шотландцы попытались его из Лондона выкрасть, а в 1996-м британские власти официально вернули Шотландии ее камень.

 Самое трогательное наследие, оставленное военными в Эдинбургском замке, – собачье кладбище. Тут во времена королевы Виктории хоронили братьев наших меньших – Джессов, Доблеров и других славных четвероногих вояк, прошедших со своим полком огонь и воду.

 О подвалах, якобы соединяющих Эдинбургский замок и Холируд, ходит много легенд. Лучше не проверять. Один любопытный сунулся было туда с волынкой и ушел в темноту, а по земле – вслед за звуком, шли его помощники. Естественно, смельчак затерялся навеки. И только иногда по ночам на Королевской Миле можно услышать тоскливый звук волынки, доносящийся из-под земли.

 Еще по Королевской Миле шастают злые вампиры, лохматые ведьмы, темные личности в черных плащах и одна Смерть в капюшоне. Это местные экскурсоводы, назначающие полночные свидания любителям ужасов. Притихшие стайки туристов шныряют по темным дворам, подвалам, и пабам, содрогаясь под нажимом опытных рассказчиков. В программке тура добросовестно перечислены все паранормальные случаи, имевшие место во время экскурсий.

 

 

В восьми милях от Эдинбурга находится уютный, домашний замок начала XIX века – Дандас. Семейный дом сэра Джеймса Стюарта-Кларка построен в стиле викторианской готики. Его окружает парк с рододендронами, несколько фонтанов и завеса мелкого шотландского дождика. Часть замка сдается, и хозяева не стали там ничего переделывать. Комнаты полны книг, фотографий, фарфоровых безделушек на каминных полках и бесчисленных пепельниц величиной с блюдо для торта и красоты такой, что хочется бросить курить. Тут же в специальном жестяном коробе хранится дедушкина гвардейская шапка из шкуры медведя , папина фотокамера, которой в 1905 году сделан вон тот снимок тетушек, играющих в гольф. На других фотографиях сам хозяин, сэр Джеймс в компании сэра Пола Маккартни, в компании Маргарет Тетчер, в незнакомой компании…

 В комнатах стоят трюмо с деревянными слонами. Стены обиты шелком – под цвет времен года. На моей двери было написано: «Весна». Вид из окна огромной ванной стоил всех денег, заплаченных за проживание, а ее размеры позволяли чувствовать себя белым человеком с большой буквы. Взволнованная этими переживаниями, ночью я не могла уснуть и решила порыться в книжном шкафчике на лестнице. На голову посыпались учебники латыни, детские фотографии почтенной четы, их школьные записки и, в довершение всего, паспорт той самой тетушки 1866 года рождения, игравшей в гольф. Милый домашний хлам, до которого лет сто не доходят ничьи руки.

 Днем хозяин сэр Джеймс Стюарт-Кларк показал нам башенную пристройку XV века, в которой гостил Оливер Кромвель. В молельне с видом на залив и сейчас любит уединяться леди Кларк. На стенах башни – охотничьи трофеи, оставшиеся от прежних владельцев из клана Дандас, и потайная дверь, ведущая неизвестно куда – намек на подземелье с привидениями. Сэр Джеймс сообщил нам, что каждое полнолуние одна миловидная, совершенно незнакомая ему девушка, посещает замок. Кроме потусторонних девушек, здесь есть пруд с лебедями и воздушные шары для прогулок. Можно пострелять голубей на ужин, поохотиться с луком и стрелами и поиграть в сквош.

 

 

Уезжая из Эдинбурга на север, вы попадаете в королевство Файф. Пейзаж за окном заметно меняется: холмы, уcыпанные белыми комочками шерсти, временно уступают место холмам, застеленным разноцветными ковриками растительного происхождения. Овцеводство сменяется земледелием. Именно Файф кормит всю Шотландию овсянкой!

 Посреди солнечного (по здешним меркам) королевства Файф находится озеро Лохливен, а посреди озера – замок с таким же названием. В этот замок лорды заключили когда-то Марию Стюарт за соучастие в убийстве все того же ревнивого лорда Дарили. Неопровержимой уликой стали знаменитые письма из ларца, перехваченные у убийцы – Босуэла. За него пылкая Мария поспешила выйти замуж, едва похоронив незадачливого супруга.

 Провинившаяся королева пыталась бежать из замка Лохливен, переодевшись прачкой, но выдала себя, придержав вуаль тонкими нежными пальчиками. Пришлось вернуться. Второй побег удался – он описан в романе Вальтера Скотта «Аббат». Кстати, ключи от Лохливена до сих пор хранятся в доме Вальтера Скотта, который был большим любителем исторических сувениров.

 Еще в Файфе есть замок Дерзи, собственность предков М.Ю. Лермонтова, как известно, имевшего шотландские корни. Рассказывают, что один из бывших хозяев, прозванный Томасом Рифмачом, семь лет прожил у эльфов. Вернувшись в наш мир, он начисто забыл, что видел в стране сказочных существ. Зато научился предвидеть все, что случится здесь, и стал предсказателем.

 Более материальный дар эльфы преподнесли Маклаудам: в их семейном замке на севере Шотландии, на острове Скай, хранится опять-таки эльфийское знамя, приносящее три победы в войне. Дважды оно уже оправдало себя, но сохранило треть волшебной силы. Все-таки не случайно Джоан Роулинг писала «Гарри Поттера» в Шотландии.

 

Наконец королевство Файф знаменито старейшим в мире гольф-клубом и тишайшим университетским городком Сент-Эндрюс, где учится сын Дианы принц Уильям.

 

 

К югу от Эдинбурга стоит древний замок Стобо. В бурном для Шотландии XVI веке он перешел от церкви графу Мортону, причастному к двум уже упомянутым убийствам – секретаря, а потом и мужа Марии Стюарт. Нельзя сказать, что хозяин замка Стобо отличался особой кровожадностью. Просто все влиятельные люди, окружавшие пылкую королеву Шотландии, хоть разок, да поучаствовали в каких-нибудь заговорах и убийствах.

 За 19 лет, что Мария гостила у Елизаветы, дожидаясь эшафота, владельцами замка побывали и ее сын Яков VI и верный канцлер Уильям Мэйтленд. Забавно, что сейчас Стобо известен как отель, где останавливаются в основном женщины. Здесь дамы позволяют себе выйти к завтраку в халате.

 В промежутке между смутными временами и нынешним разгулом феминизма замком владели Монтгомери, Филипсоны и Хого. Чемпионы Англии по крикету, пилоты-любители, члены парламента, они развели в пруду форель и соорудили водопады и площадки для гольфа. Вход в устроенное в замке спа потому такой большой, что раньше тут был ангар для хозяйского самолета.

 Но больше всего в Стобо поражает бесстрашие местных зайцев. За утренней овсянкой можно наблюдать, как они пасутся на парковых газонах. Очень вегетарианское зрелище.

 

 

К Северу от Файфа находится королевство Ангус. Здешний замок Гламис с XIV века был резиденцией шотландских королей. В нем провела детство, а потом и медовый месяц королева-мать. Шекспир, никогда не бывавший в Шотландии, поселил сюда героев своей трагедии «Макбет». И погрешил против истины: во времена Макбета замка еще не было.

 Однако без драм и здесь не обошлось. Леди Гламис, сожженная отцом Марии Стюарт, до сих пор приходит в часовню поплакать. У нее есть любимый стул, на который никто никогда не садится. Еще есть в замке стена, за которой когда-то была комнатка. Один из хозяев играл там как-то с Неизвестным на деньги. Неизвестный исчез, а вместе с ним исчезла и дверь. Несчастный картежник до сих пор ищет выход.

 Из хорошего: в замке много мебели XVII–XVIII веков, поражающей не только красотой, но и назначением. Шкафчики для сыра, тумбочки для чая, табачные столики и шкафы-чемоданы, с которыми короли переезжали из замка в замок. Одна комната отведена под тарелки с гербом хозяев. Фарфор заказывали в Китае и годами переживали: не поколотили бы по дороге!

 Замок Кулэйн радикально перестроил в XVIII веке знаменитый архитектор Роберт Адам. Он придумал и новый дизайн помещений. С лестниц и каминов на посетителя смотрят фирменные адамовские барашки с круто завитыми рогами. Каждый коврик и ваза – часть общей идеи. Замок прекрасно сохранился благодаря тому, что до 1950 года тут не было электричества. Во время войны, когда замки стали армейскими базами, Кулэйн никого не интересовал.

 Роберт Адам взялся за перестройку Кулэйна, пережив зенит своей славы. Однако интерьеры получились воздушными, и лепнина на потолках загадочным образом придает помещению не пышность, а строгость. Хотя современники все равно сочли здание слишком простым для английского дома и слишком шикарным для шотландского.

 Владело замком семейство Кеннеди, ведущее свой род от самого Роберта Брюса. Судя по всему, Кеннеди всегда отличались своей спортивностью. Любимая яхта увековечена в виде часов. В спальне стоит кроватка-лодка, на ней можно даже плавать. У камина свалены камни для керлинга. Это чисто шотландское изобретение. Камни, которые гоняют по льду, делают из гранита с острова Эйлса, которым Кеннеди владели.

 

А один из бывших хозяев открыл здесь знаменитую «Клинику гольфа», где игрокам со всего мира «лечат» удар.

 История Кулэйна, как и всякая семейная история, состоит из массы деталей, теряющих смысл за стенами дома. Ну кому интересно, что один здешний маркиз увлекался сельским хозяйством и воевал в Африке, а другой – упал с лошади и разбился? Но, гуляя по дому, где маркизы спали, ели, принимали гостей и заботились о красе подсвечников, проникаешься значением их достойной во всех отношениях жизни. В конце концов вся история человечества – всего лишь набор событий, которым мы придаем или не придаем значения. И любой обитатель шотландских замков – лорд, дворецкий или привидение – фигура историческая. Как и турист, вдумчиво изучающий звонок для вызова прислуги и корешки хозяйских книг. Ведь он оставил свое любимое кресло и старый дедушкин шкаф, чтобы на денек-другой попасть в великую шотландскую историю.

11.05.2011