Новости партнеров


GEO приглашает

19 мая на экраны выходит фильм «Прибой» — первый полнометражный документальный проект о российском серфинге. Один из создателей ленты, серфер и блогер Сергей Расшиваев, поделился, куда и как в России ехать любителям покататься на волнах


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Сахарный Маврикий

Он очень изменился со времен колонизации. Но южный берег все еще хранит следы былой красоты
текст: Жиль Люно
Водопады слез

 

Портовый город Маебург на южном побережье Маврикия на первый взгляд произвел на меня впечатление, прямо скажем, неважное. Толпы людей на главной улице, непрерывный гудящий поток автомобилей, обшарпанные фасады в грязных подтеках... Но стоит оказаться на безлюдных улочках, ведущих к морю, и ты начинаешь поддаваться очарованию старины.

 Все здесь утопает в зелени. По оградам карабкаются ползучие декоративные растения и лианы.  В тени этого зеленого хаоса притаились деревянные домики, бросающие вызов бетонному безумию современных районов.

 

Маебург основал в 1804 году губернатор острова генерал Декан – посланник Наполеона. Архитектурный проект нового города нарисовал сам Бонапарт, и за кронами деревьев тут и там мелькают виллы и особняки той эпохи. Выходишь к берегу широкой бухты – и на горизонте чудятся призраки парусных кораблей в клубах пушечного дыма.

 

В 1810 году у юго-восточного берега Маврикия сошлись английские и французские корабли. Баталия при Гран-Порт разворачивалась совсем недалеко от Маебурга. В этой битве были ранены два адмирала – француз Дюперре и англичанин Уиллоби. Позже победитель и побежденный оправлялись от ран, лежа в соседних комнатах роскошной усадьбы XVIII века. Теперь это Музей военно-морской истории. Рассмотрев старинные карты, портреты знаменитых пиратов и выставленные за стеклом обломки погибших у острова кораблей, я отправился дальше на юг. Поскольку именно там находится главное достояние Маврикия – островки нетронутой экзотической природы.

 

Обороняясь от туристов

 

Маврикий условно можно поделить на четыре части – север, запад, юг и восток. Северное побережье – это фешенебельные отели и великолепные пляжи. Восточное – административный и культурный центр острова, здесь находятся самые крупные города Маврикия. Западный берег притягивает любителей серфинга и подводного плавания. Это самая красивая часть кораллового рифа, опоясывающего остров. А вот южное побережье – это и есть те самые «райские кущи», которые воспеты во всех путеводителях по Маврикию.

 Наступление цивилизации со всеми ее разрушительными для природы острова последствиями началось именно с этой южной части. Здесь высадились первые колонисты и начали беспощадно эксплуатировать то, что, казалось, никогда не иссякнет.

 

В наши дни от былого великолепия юга осталась лишь малая толика. Чтобы уберечь то, что сохранилось, большую часть побережья объявили заповедником. Маебург здесь единственный крупный город. За ним лишь рыбацкие и фермерские поселки.

 Югу пока удавалось избежать массового наплыва туристов. Каждый новый проект строительства отеля на этом берегу встречает дружное сопротивление местных жителей. Но как долго южане будут держать оборону? Туристов на острове становится все больше, и взоры предпринимателей обращаются в сторону юга. Министерство туризма уже объявило несколько участков побережья «потенциально пригодными для развития». Похоже, сочная зелень скоро уступит место серому бетону гостиничных комплексов.

 

И я наслаждаюсь дорогой вдоль южного берега, пока его не поглотил «сплошной курорт». За Маебургом посреди голубой лагуны лежит островок Эгрет – одна из станций Всемирного фонда охраны дикой природы на Маврикии. Двадцать лет потребовалось ученым, чтобы восстановить растительный покров Эгрета и популяции почти исчезнувших птиц и рептилий.

 

На этом кусочке суши в 26 гектаров собраны самые редкие в мире растения и животные. Можно сказать, что Эгрет –  маленькое подобие острова Маврикий, каким его увидели первые поселенцы. Лишь здесь сохранились прибрежные рощи эбеновых деревьев. А вот белых цапель – эгреток, от которых произошло название острова, нам уже никогда не увидеть. Колонисты перебили их еще в XVII веке.

 

Я подумал, что «Остров белых цапель» теперь стоило бы переименовать в «Остров розовых голубей». Еще недавно ученые считали, что этих маврикийских птиц с розово-фиолетовым оперением спасти уже невозможно. В 1970-х годах представителей этого вида осталось всего две пары! Но орнитологам, работающим на Эгрете, за считанные годы удалось увеличить популяцию. Сейчас на острове-заповеднике обитают более трехсот розовых голубей.

 

В чаще сахарного леса

 

И снова дорога ведет меня на юг. Голубые воды  лагуны исчезают за густыми зарослями сахарного тростника. Кажется, что едешь вдоль нескончаемого трехметрового забора. Настоящий «сахарный лес»!

 

С тех пор как на Маврикии начали выращивать тростник, облик острова неузнаваемо изменился. Плантации вытеснили прибрежные леса и полностью заняли долины. Но и сегодняшний Маврикий показался мне неотразимым.

 

Зеленые волны сахарного тростника подкатываются к горным склонам, с которых срываются вниз водопады. В пути по тропам этого «сахарного леса» меня сопровождали олени, а когда стемнело, в воздух взвились эскадрильи летучих мышей.

 В гостях у океана

 

Следующий пункт моего путешествия – городок Суйяк. Аккуратные домики примостились прямо на скалах. А внизу ворчит и взрывается клочьями белой пены Индийский океан. Именно здесь размыкается кольцо кораллового рифа, и напор открытого океана принимают на себя прибрежные скалы. От скалы Суфлер остались одни обломки. Суфлер («Вздыхающая») ее назвали потому, что при каждом ударе волны полая изнутри скала издавала звук, похожий на вздох. В конце концов она не устояла и рухнула. А неподалеку стоит Плачущая скала. Волны разбиваются о нее и потоками стекают по ложбинам, как слезы по щекам.

 

Еще несколько километров вдоль побережья – и я у подножия горы Морн-Брабан. На ее вершине скрывались беглые рабы. По легенде, однажды они увидели, как к горе направляется отряд жандармов. Бежать было некуда, и рабы в отчаянии бросились с горы вниз... А жандармы были посланы, чтобы известить беглецов об отмене рабства.

 

Глоток чая на прощанье

 

Отсюда я направляюсь в глубь острова, в самое сердце юга – тропические леса заповедника Гран-Ривьер-Нуар. Это единственный большой участок леса на острове, сохранившийся в первозданном виде.

 

Одно из самых примечательных мест здесь – Долина Шампань. В отличие от французской Шампани, маврикийская знаменита вовсе не тем, что в ней произрастает. Как раз наоборот: ее сокровище – пустошь посреди роскошного тропического леса. Но эти пласты голой земли окрашены чуть ли не во все цвета радуги! Этот геологический феномен создают разноцветные слои вулканического пепла: бурый сменяется оранжевым, потом розовым, красным, желтым, сиреневым...

 Выбравшись из тропических джунглей, я снова попадаю в лес, созданный человеческими руками. Он так и называется: Буа-Шери, «Любимый лес». На самом деле это плантации чая – любимого напитка маврикийцев.

 

Его здесь пьют все – индусы и креолы, белые и черные. Сделав глоток cвежезаваренного черного маврикийского чая из Буа-Шери, приправленного ванилью, я понял, что запомню этот вкус на всю оставшуюся жизнь...

11.05.2011