Каждый школьник в Орании знает, что такое Великий трек. В 1834 году началось первое массовое переселение южноафриканских буров на север страны. По следам своих предков тринадцать лет назад несколько семей из разных районов ЮАР перебрались в окрестности пустынного плато Большое Кару. Так на карте появился крошечный городок Орания.

 Вообще-то страсть к перемене мест у буров в крови. Для них это – возможность начать новую, лучшую жизнь. Но прежде всего, возможность самоопределения. Этому юные ораниеры учатся с первого класса. Перед уроками дети выстраиваются на утреннюю линейку. Хором читают молитву и наблюдают за торжественным подъемом флага бывшей Оранжевой республики и Трансвааля. Учатся по старым учебникам, сохранившимся со времен апартеида. По картам и рисункам, развешанным на стенах, внимательно изучают маршруты, по которым их предки – буры – четыреста лет назад пришли в Южную Африку...

 Из окон школы открывается вид на каменистое плато с выжженной палящим солнцем травой и небо, словно выкрашенное голубой краской. Вдалеке течет  Оранжевая река (на самом деле грязно-бурая), виднеются деревянные домики, плантации дынь и кукурузы, рощи ореховых деревьев, пара небольших заводиков, два магазина, автозаправка, бассейн, музей, шесть церквей и огромный памятник «архитектору апартеида», бывшему премьер-министру ЮАР Хендрику Фервурду. Все это и есть Орания, та самая лучшая жизнь.

 

 

Подрастающее поколение знает назубок, что великий трек – это не просто история. Это почти мифология, универсальный способ решения всех проблем.

 На уроках ребятам постоянно твердят, что прежняя родина осталась за кормой корабля, на котором их предки приплыли из Европы. И путь к новой родине в тумане неизвестности им указало само Провидение. Да и вообще во всем, что происходит в их жизни, видна рука Всевышнего. С того самого дня, когда в начале 1650-х годов первые кальвинисты из Нидерландов, а затем и гугеноты из Франции покинули свои дома, спасаясь от преследований правителей-католиков.

 На чужбине первопроходцы сумели не просто выжить. Они сплотились и стали новым народом – белыми африканерами. Несколько десятков лет на повозках, запряженных волами, они упорно пробивались в самую глубь южной Африки. Движимые одной идеей – жить среди своих. После долгих скитаний и лишений им это все-таки удалось. В 1786 году они добрались до каменистой пустыни – плато Большое Кару.

 Переселенцы всегда стремились жить в собственной стране и по своим законам. В результате к середине XIX века на территории Южной Африки возникли сразу два независимых государства буров: Оранжевая республика и Трансвааль.

 Такой страной в один прекрасный день, твердо верят нынешние поселенцы, станет и Орания. Когда-нибудь она перерастет границы городка в четыре квадратных километра, охватит всю Северокапскую провинцию, сравняется с Францией и займет огромную территорию до самых берегов Атлантики. И жить там будут только белые африканеры, сотни тысяч избранных. Такая мечта – в сердце каждого современного бура.

 Эти смелые планы обсуждают не только в школе на уроках истории, но и дома на кухне, и на общих собраниях жителей Орании. Первый шаг был сделан чуть больше десяти лет назад. Тогда приверженцы «белой Африки» почувствовали, что сыты по горло. Они продали свои дома и фермы, бросили нажитое тяжелым трудом хозяйство и отправились искать счастья на север. Только бы подальше от темнокожих сограждан.

 

 

Конец политики апартеида – вот что погнало их в дорогу. буры начали уезжать в 1991 году, когда президент Де Клерк отменил расистское законодательство. Ведь из-за него международное сообщество объявило бойкот ЮАР. Буры бежали оттуда, где четырем миллионам белых оказалось не по силам подчинить себе двадцать пять миллионов темнокожих. Бежали в основанный незадолго до этого городок Орания. Здесь всегда будут жить только белые. Здесь будут говорить только на африкаанс. Ведь Южно-Африканская Республика сегодня напоминает Вавилон: одиннадцать официальных государственных языков – это не шутка!Читать дальше >>>