Мировой океан, который занимает две трети поверхности нашей планеты, заселен довольно неравномерно. В нем есть свои пустыни, где немногие живые существа рассеяны на обширной площади. И есть оазисы, где одни организмы сидят чуть ли не на головах у других (если, конечно, у этих других вообще есть головы). Яркий пример таких оазисов – коралловые рифы, в которых можно встретить все типы животных, существующие в природе.

Науке известно несколько тысяч кораллов, но лишь небольшая их часть образует рифы. Вообще, кораллы – весьма капризные существа. Для процветания им требуется достаточно соленая, прозрачная вода с большим количеством кислорода и температурой не ниже 20 градусов. Только при таких условиях кораллы хорошо размножаются, образуя береговые и барьерные рифы и даже целые острова – атоллы. Самая грандиозная постройка, возведенная этими животными, протянулась вдоль восточного побережья Австралии на 1700 километров.

Когда говорят о кораллах, чаще всего приходит на ум нечто твердое и хрупкое. Но это не всегда верно. Актинии, например, также относятся к коралловым полипам, но скелета они лишены вовсе. А есть среди кораллов животные, имеющие скелет из рогового вещества. Некоторые из них похожи на упругий стержень, другие напоминают ветку дерева, а самые изящные выглядят как гигантский веер, их так и называют – опахало Венеры. Наиболее известные из роговых кораллов – «благородные», из них делают украшения красного или черного цвета. И все же главная роль в постройке рифов принадлежит кишечнополостным животным, имеющим не роговой, а твердый известковый скелет.

Кораллы – это хищники. В углублениях их скелета сидят полипы, которые имеют жгучие щупальца. Ими кораллы обездвиживают мелкую живность и отправляют ее в рот. Но и сам этот хищник может становиться добычей: им питается морская звезда терновый венец. Она ползает по колониям кораллов, оставляя на них белые следы, – скелеты съеденных ею существ. Терновый венец, покрытый твердым панцирем с колючими шипами, казалось бы, должен быть надежно защищен от врагов. Но нет: на эту звезду с успех­ом охотится улитка харония (или, иначе, рог Тритона). Дело в том, что слюнные железы харонии содержат кислоту, которая размягчает известковый панцирь и парализует жертву. Догоняя звезду и наползая на нее, улитка выдвигает длинный хоботок, а из хоботка высовывает язык, несущий «терку». С ее помощью улитка просверливает в панцире отверстие и получает доступ к мягким тканям тернового венца.

 

Актинии для защиты от хищников тоже несут на своих щупальцах стрекательные клетки. Если к актинии прикоснуться, то она выбрасывает стрекательную нить и изливает из капсулы клетки ядовитое вещество. Тем не менее находятся любители полакомиться и актиниями. Голожаберные моллюски – лишенные раковины яркие улитки – питаются исключительно щупальцами этих организмов. При этом стрекательные клетки не только не перевариваются, но и не разряжаются, становясь оружием нового хозяина.

Особая роль в возведении кораллового рифа принадлежит двустворчатому моллюску гигантской тридакне, которая врастает в риф, становясь его частью. При длине 1,5 метра тридакна весит до 350 килограммов. Жители тропических островов называют ее живым капканом, считая, что если неосторожный ныряльщик рукой или ногой угодит между приоткрытыми створками, то раковина захлопнется, и он не сможет выбраться. Впрочем, случаев гибели людей по вине тридакны официально не зафиксировано. Зато в ее раковинах иногда находят крупный жемчуг. Самая большая жемчужина, добытая на Филиппинах, весила 6 килограммов, правда, никакой ювелирной ценности не представляла, поскольку тридакна не имеет перламутрового слоя и жемчуг у нее без блеска. Настоящий жемчуг добывают из раковин морских жемчужниц: он имеет дымчатый оттенок и великолепную игру света, но, увы, встречается довольно редко.Читать дальше >>>