Новости партнеров


GEO приглашает

26 августа журнал ОК! устроит семейный пикник в Парке Горького


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Маленькие трагедии

В морских глубинах непрерывно разыгрываются спектакли, скрытые от человеческих глаз. Их главные действующие лица - охотники и жертвы в круговороте жизни и смерти.
текст: Владимир Стрелков
Галапагосские острова

Мировой океан, который занимает две трети поверхности нашей планеты, заселен довольно неравномерно. В нем есть свои пустыни, где немногие живые существа рассеяны на обширной площади. И есть оазисы, где одни организмы сидят чуть ли не на головах у других (если, конечно, у этих других вообще есть головы). Яркий пример таких оазисов – коралловые рифы, в которых можно встретить все типы животных, существующие в природе.

Науке известно несколько тысяч кораллов, но лишь небольшая их часть образует рифы. Вообще, кораллы – весьма капризные существа. Для процветания им требуется достаточно соленая, прозрачная вода с большим количеством кислорода и температурой не ниже 20 градусов. Только при таких условиях кораллы хорошо размножаются, образуя береговые и барьерные рифы и даже целые острова – атоллы. Самая грандиозная постройка, возведенная этими животными, протянулась вдоль восточного побережья Австралии на 1700 километров.

Когда говорят о кораллах, чаще всего приходит на ум нечто твердое и хрупкое. Но это не всегда верно. Актинии, например, также относятся к коралловым полипам, но скелета они лишены вовсе. А есть среди кораллов животные, имеющие скелет из рогового вещества. Некоторые из них похожи на упругий стержень, другие напоминают ветку дерева, а самые изящные выглядят как гигантский веер, их так и называют – опахало Венеры. Наиболее известные из роговых кораллов – «благородные», из них делают украшения красного или черного цвета. И все же главная роль в постройке рифов принадлежит кишечнополостным животным, имеющим не роговой, а твердый известковый скелет.

Кораллы – это хищники. В углублениях их скелета сидят полипы, которые имеют жгучие щупальца. Ими кораллы обездвиживают мелкую живность и отправляют ее в рот. Но и сам этот хищник может становиться добычей: им питается морская звезда терновый венец. Она ползает по колониям кораллов, оставляя на них белые следы, – скелеты съеденных ею существ. Терновый венец, покрытый твердым панцирем с колючими шипами, казалось бы, должен быть надежно защищен от врагов. Но нет: на эту звезду с успех­ом охотится улитка харония (или, иначе, рог Тритона). Дело в том, что слюнные железы харонии содержат кислоту, которая размягчает известковый панцирь и парализует жертву. Догоняя звезду и наползая на нее, улитка выдвигает длинный хоботок, а из хоботка высовывает язык, несущий «терку». С ее помощью улитка просверливает в панцире отверстие и получает доступ к мягким тканям тернового венца.

 

Актинии для защиты от хищников тоже несут на своих щупальцах стрекательные клетки. Если к актинии прикоснуться, то она выбрасывает стрекательную нить и изливает из капсулы клетки ядовитое вещество. Тем не менее находятся любители полакомиться и актиниями. Голожаберные моллюски – лишенные раковины яркие улитки – питаются исключительно щупальцами этих организмов. При этом стрекательные клетки не только не перевариваются, но и не разряжаются, становясь оружием нового хозяина.

Особая роль в возведении кораллового рифа принадлежит двустворчатому моллюску гигантской тридакне, которая врастает в риф, становясь его частью. При длине 1,5 метра тридакна весит до 350 килограммов. Жители тропических островов называют ее живым капканом, считая, что если неосторожный ныряльщик рукой или ногой угодит между приоткрытыми створками, то раковина захлопнется, и он не сможет выбраться. Впрочем, случаев гибели людей по вине тридакны официально не зафиксировано. Зато в ее раковинах иногда находят крупный жемчуг. Самая большая жемчужина, добытая на Филиппинах, весила 6 килограммов, правда, никакой ювелирной ценности не представляла, поскольку тридакна не имеет перламутрового слоя и жемчуг у нее без блеска. Настоящий жемчуг добывают из раковин морских жемчужниц: он имеет дымчатый оттенок и великолепную игру света, но, увы, встречается довольно редко.

Как и большинство других двустворчатых моллюсков, тридакны неподвижны. Зато необыкновенную для двустворок прыть могут проявлять морские гребешки. Они тоже спокойно лежат на дне, отфильтровывая съедобные частицы, – но только до тех пор, пока к ним не приблизится их самый грозный враг, морская звезда. Тогда, резко захлопывая створки, гребешки выбрасывают из-под них струю воды и плывут скачками реактивным способом. За несколько скачков они оказываются недосягаемыми для медлительной звезды. А другие двустворчатые моллюски, не столь ловкие, как гребешки, часто становятся жертвами морских звезд. Хищница присасывается к жертве своими многочисленными ножками, которые связаны с ее водно-сосудистой системой, перекачивающей жидкость из одного канала в другой. Медленно приоткрывая створки моллюска, морская звезда выворачивает наизнанку свой желудок и запускает его в раковину. Желудочный сок убивает моллюска и начинает переваривать его прямо внутри раковины. Затем звезда втягивает добычу в себя.

У морских звезд, а также у лилий и офиур, есть еще одна ценная способность: они могут восстанавливать утраченные части тела. Из одного их луча выращивается целый организм. Родственники морских звезд голотурии (они же морские огурцы) имеют другое замечательное приспособление, которое, кроме них никто из животных не использует. В случае опасности они отпугивают хищника, выстреливая в него собственными внутренностями. Дело в том, что голотурии – самые «мягкотелые» из иглокожих, их тела не прикрыты известковым панцирем. И хотя многие тропические морские огурцы ядовиты, это не останавливает желающих их отведать. Лишившись своих внутренних органов, голотурии не слишком страдают: им предстоит лишь попоститься несколько дней, пока у них не отрастут новые.

Новые усики взамен обломанных умеют отращивать лангусты – самые крупные ракообразные в коралловых рифах. Усики служат им органом осязания, с их помощью лангусты ориентируются, поскольку зрение у них очень слабое. Кстати, забавную картину представляют собой эти животные, когда отправляются к месту размножения. Они выстраиваются в колонну по одному, положив один усик на спину впереди идущему, чтобы не потеряться, а вторым нащупывают путь. Такая живая лента неторопливо шествует по морскому дну.

Разумеется, невозможно представить себе коралловые заросли без рыб ярких цветов и разнообразной окраски. Ученые давно спорят о том, чем вызвано это многоцветие. Раньше полагали, что на фоне красок кораллового рифа яркие цвета рыб играют роль маскировки. Однако это не всегда верно: скажем, живущая в рифах желтая рыба-бабочка оказывается заметной на любом фоне. Поэтому есть предположение, что кричащие краски рыб играют не маскирующую, а наоборот, плакатную роль. Рыбы как бы заявляют о своем присутствии особям своего вида, подавая им сигнал о том, что эта территория занята и вторгаться на нее не рекомендуется.

Коралловые рифы – это действительно рыбье царство: здесь много пищи и мест, в которых рыбы могут укрываться в минуту опасности. Другое дело, что несмотря на обилие еды, чтобы ее заполучить, обитателям рифов приходится проявлять чудеса изобретательности. Вот рыба-флейта, скажем, охотится на мелких рыбок – приблизиться к ним ей помогает удлиненное тело. Она плавает головой вниз, хвостом вверх, похожая на обломок ветки или во всяком случае на что-то неживое. Но этот прием не всегда срабатывает: некоторые рыбки вовремя успевают заметить приближение хищника. Тогда у рыбы-флейты находится еще одна хитрость в запасе. Дождавшись, когда рядом окажется крупная нехищная рыба, например, рыба-попугай, она пристраивается у нее на спине. Мелкая живность старается держаться поближе к рыбе-попугаю, чтобы попользоваться остатками с ее стола. Это-то и нужно рыбе-флейте, которая в определенный момент соскакивает со спины своего «коня» и хватает зазевавшуюся рыбешку. А потом, заглатывая добычу, снова седлает рыбу-попугая.

Но не надо думать, что морское дно – сплошная арена битв. Здесь существуют и мирные островки, где хищники и их потенциальные жертвы спокойно и подолгу находятся рядом. Это, например, своеобразные санитарные пункты на морском дне, в которых губаны-чистильщики и креветки очищают кожу, жабры и рот больших рыб от паразитов и кусочков отмерших тканей (подробнее см. GEO No 2 / 2008).

Не менее яркими бывают и обитатели северных морей. На небольших глубинах имеются скалистые участки, к которым могут прикрепляться растения и животные. Здесь не живут кораллы (северные моря слишком холодны), зато прекрасно себя чувствуют разноцветные губки, красные, зеленые и бурые водоросли, селятся черви, моллюски, крабы, раки, морские звезды, ежи. По сути, картина морского дна в северных широтах мало уступает по красочности коралловым рифам. Просто нам, жителям суши, не так уж часто удается проникнуть в подводный мир, чтобы соприкоснуться с его удивительными обитателями.

11.05.2011