Его едва ли заметишь даже с близлежащих улиц. Ставни закрыты, дворец застыл в каком-то сонном оцепенении в глубине парка, в гуще зелени посреди пыльного и запутанного города. Оазисом былой роскоши посреди небогатых построек, спрятанных от посторонних взглядов за высокими стенами из серого камня. За проржавевшей решеткой незаметно никакого движения. Царство безмолвия в центре Аддис-Абебы – шумного мегаполиса, столицы Эфиопии.

Много воды утекло с тех пор, как императорский двор и многочисленные дворцовые чиновники покинули это место. Монументальные парадные подъезды с белоснежными колоннами давно уже не встречают глав иностранных государств, прибывающих с официальными визитами в Эфиопию, не пользуется ими и аппарат президента республики, занимающий лишь малую часть из двухсот помещений дворца.

Здесь жил Хайле Селассие, до коронации – рас Тафари Маконнен, последний император Эфиопии, по легенде, потомок царя Соломона, негус, что по-абиссински значит «царь царей». Почти 50 лет он правил африканской страной, которая никогда не была колонией, его принимали как равного среди равных великие государственные деятели ХХ столетия. Здесь он был низложен и взят под арест 12 сентября 1974 года военными во главе с полковником Менгисту, установившими в Эфиопии просоветский режим.

 

На фотографии, сделанной в тот день, император – маленький хрупкий человек в темном костюме – спускается по парадной лестнице главного входа, чтобы сесть в белый «фольксваген», который отвезет его в тюрьму. С того самого момента ничего здесь особенно не изменилось. Время медленно течет за тяжелыми портьерами. Никто, даже мятежные офицеры – новоиспеченные государственные мужи, – не осмелились изменить обстановку императорской обители. Все на своих местах – дорогие ковры, столы, стулья, одежда и обувь в гардеробных, тысячи безделушек, расставленных на журнальных и ночных столиках, за стеклами сервантов в стиле Людовика XV.

 

«Здесь вечно будет царить дух императора, будто он вышел только что из комнаты и вот-вот вернется», – утверждает Фисум, одна из сотни горничных, в обязанность которых входит поддерживать порядок во дворце. Каждый его уголок ежедневно пылесосят, моют, начищают до блеска.

Обслугой руководит генерал Фресенбет, бывший военный помощник Хайле Селассие, генерал авиации, а теперь хранитель дворца. Это он воспрепятствовал офицерам Менгисту, которые предлагали распродать часть обстановки. «К нему прислушались и поручили составить полную опись дворцового имущества», – рассказывает Бехеде Мариам Маконнен, один из внуков опального императора. Его отец умер, когда Бехеде Мариаму было всего 40 дней от роду. Мальчик вместе со своими кузенами воспитывался у дедушки. В этой резиденции, построенной в начале 1960-х, он провел детство и юность. В 1974-м был арестован, просидел в тюрьме 15 лет без суда и следствия. Сегодня в бывшей спальне Бехеде Мариама, той самой комнате, в которой в 1962 году скончалась императрица, на полках по-прежнему выстроены словари Ларусс и книги из детской библиотеки принца.

Бехеде Мариам вспоминает о любви деда к чтению и образованию. Внуки учились во Французском лицее, и каждый вечер после ужина их приглашали в комнату Хайле Селассие. Там всегда царила особая атмосфера, одновременно домашняя и чинная. Являться к деду нужно было в курточке, застегнутой на все пуговицы, и начищенных до блеска ботинках – как на парад.

 

Что касается мебели, то среди предметов дворцовой обстановки «под старину» попадались и весьма необычные вещи – например, велотренажер. Из двух рабочих столов парадному император явно предпочитал более скромный, чуть ли не из фанеры. На нем стояли в рамочках фотографии его детей и внуков. На низенькой тахте были разложены скипетры с конской гривой.

 

А императорская кровать запомнилась Бехеде Мариаму под роскошным покрывалом из синего шелка, всегда заваленным книгами и журналами. «Дедушка читал без перерыва, очень быстро, вооружившись красным и синим карандашами, которыми он делал пометки на полях. Когда мы слишком уж увлекались болтовней, он строго выговаривал нам: «Лучше бы почитали что-нибудь!» Он всегда сам проверял и подписывал наши дневники».Читать дальше >>>