Раньше в Парижской школе преподавали два иностранных языка. Сейчас остался только немецкий. Французский при поступлении в вуз не котируется, поэтому больше десяти лет никем не изучается. Его не помнят даже сами преподаватели.

 

 

Население села Париж на юге Челябинской области – нагайбаки – с детства говорит на двух языках – родном и русском. Так было не всегда. Те, кому сейчас по 30–40 лет, в детстве говорили только на нагайбакском. Дорог практически не было, в распутицу в Париж можно было попасть только на самолете Ан-2, «кукурузнике». Никто никуда не ездил, а значит, и русский был не особо-то нужен. Затем проложили асфальтовую дорогу, в селе появились специалисты, да и сами парижане стали выезжать учиться и работать в большие города. Паша Тугалев, которому сейчас 35 лет, выучил русский за два года. «В армии, – посмеивается он, – чем больше знаешь русских слов, тем больше остается зубов во рту. Скажешь что-нибудь не по-русски – получишь от сержанта...» В таких условиях язык усваивается быстрее, чем в вузе.

 

 

Сейчас появилась другая проблема. На обратном пути из райцентра Фершампенуаз в Челябинск водитель «Газели», тоже нагайбак, пожаловался мне, что две его дочки практически не владеют родным языком. Все понимают, но грамотно говорить уже не могут. Между собой молодежь общается на русском. Я спросил у водителя, не боится ли он, что язык умрет, а вместе с ним погибнет и национальная культура. «Нет, – сказал он, – в Париже-то все говорят по-нашему, там традиции крепкие».

 

 

Париж выглядит как обычное село – одноэтажные частные дома, несколько двухэтажек-хрущевок в центре. Исторической застройки почти не осталось, все сгорело в многочисленных пожарах. Улицы в советское время переименовали. Сохранила прежнее имя одна-единственная – улица Форштадт, что вопреки ее центральному положению по-немецки значит «окраина».

 

Нагайбаки очень гордятся своим происхождением и на жизнь не жалуются, стараются не выставлять напоказ свои проблемы. Жизнь в Париже ко многому обязывает. Многие хорошо знают историю своего народа. Помнят и о распрях с казахами вековой давности – смешанные нагайбакско-казахские семьи и сейчас встретишь не часто. У казахов свое кладбище, рядом православное – для русских и нагайбаков, а в стороне третье – современное, самое большое – для родившихся в смешанном браке и неверующих. Мусульманское кладбище самое маленькое, у некоторых старых могил лежат гранитные глыбы без надписей.

 

 

Нагайбаки участвовали практически во всех войнах и конфликтах, в которые была вовлечена Россия – начиная с XVII века и заканчивая афганской и чеченской кампаниями. Это отразилось и на гербе Нагайбакского района. На синем фоне – меч, поддерживаемый двумя колосьями, что символизирует военное прошлое и мирное аграрное настоящее народа. В начале своей истории, насколько это можно проследить, нагайбаки были просто крестьянами. Выделением в особую этническую группу они обязаны крещением в православную веру. Нагайбаки – потомки выходцев из Ногайской орды, живших на Арской заставе в Казани и ассимилировавшихся с местными татарами. После взятия Казани войсками Ивана Грозного в 1571 году арских татар крестили и переселили на территорию современной Башкирии. Однако часть осталась на родине, и сейчас у нагайбаков есть родственная этническая группа православных татар – кряшены.

 

 

В тех местах, куда переселили арских татар, кочевал башкир Нагайбак, его имя получило одно из новых поселений, а затем и вся народность. В XVII–XVIII веках отношения нагайбаков и русских с жившими по соседству коренными башкирами были непростыми, часто переходили в столкновения. Ситуацию осложняли постоянные набеги кочевников из Кызыл-Кайсацкой орды, то есть с территории современного Казахстана. Села подвергались разграблению, жителей уводили в рабство в Среднюю Азию. Для защиты юга России по приказу первых царей династии Романовых начали строить Закамскую оборонительную линию, протянувшуюся до Ставрополя. В нее вошли крепости Уфа, Бирск, Мензелинск, Нагайбакская и Ельдяцкая. Местное население, в том числе и нагайбаки, несли воинскую повинность, хотя и были приписаны к крестьянскому сословию и платили в казну дань – ясак.

 

 Читать дальше >>>