А от этого яда, – спрашивает внук деда, опрыскивающего картошку, – колорадские жуки правда исчезнут?

 

– Может, и нет, – подумав, отвечает дед.  – Но того здоровья у них уже не будет...

 

Этот анекдот хорошо демонстрирует итоги полуторавековой борьбы человечества с колорадским жуком. До победы, несмотря на все усилия агрономов, химиков, биологов и генных инженеров, нам еще очень далеко.

 

Собственно говоря, никакой он не колорадский, этот самый Leptinotarsa decemlineata, жук из семейства листоедов, отмеченный диковинным «штрих-кодом» – десятью темными полосами на надкрыльях. Просто на картофельных полях американского штата Колорадо в 1859 году он впервые устроил образцово-показательный пир, вызвавший ужас у местных фермеров.

 

Лишь после этого на насекомое обратили пристальное внимание – спустя 35 лет после того как его обнаружил и описал энтомолог Томас Сей. А поскольку в Колорадо колонии этого обжоры видели не только на картошке, но и на дикорастущих культурах, американцы предположили, что жук местный, «доморощенный».

 

Тогда-то насекомое получило второе – и неточное – название «колорадский картофельный жук». Сегодня уже точно известно, что настоящая родина колорадского жука – северные районы Мексики в отрогах Скалистых гор. Там популяция жука тысячи лет вела скромное, незаметное существование, постепенно оттачивая навыки выживания. И хотя в целом жизненный цикл колорадского жука укладывается в обычные «рамки поведения» насекомых (спаривание, откладывание самкой яиц, развитие личинки, превращение в куколку, появление жука), в процессе эволюции этот листоед обзавелся рядом уникальных особенностей.

 

Его пищевые пристрастия – любовь к диким пасленовым – заставили жука выработать механизмы защиты от содержащихся в этих растениях ядовитых веществ. Жуку токсины аппетит не портят, и он без всякого вреда для себя накапливает их в организме. А вот птицы такую «нездоровую» добычу предпочитают не замечать.

В природе пасленовые не растут кучно. Чтобы выжить, жуку пришлось стать отменным летуном. В ясную погоду и при попутном ветре колорадский жук за сутки легко преодолевает десятки километров. А отыскать самые сытные посадочные площадки ему помогает тонкое обоняние.

 

С суровыми климатическими условиями жук научился бороться, перестроив свою физиологию довольно необычным образом. Как правило, взрослые насекомые знают одну форму покоя – анабиоз на время зимовки. А у колорадского жука их шесть! И всякий раз он зарывается в землю, где спокойно пережидает невзгоды и напасти. Прекрасно отработан и механизм резкого роста популяции. Мало того что самка может дать до четырех поколений в год – около 700 яиц. При благоприятных условиях число личинок увеличивается в несколько раз! Как же бороться с вредителем, если одна-единственная уцелевшая самка может дать начало новой колонии?

 

Одним словом, эволюция сделала из колорадского жука совершенного пожирателя пасленовых, умеющего довольствоваться малым и выживать в самых нелегких условиях. Нетрудно догадаться, что случилось, когда в ареале его исконного обитания американские фермеры впервые посадили культурный картофель. Картошка не шла ни в какое сравнение с дикими растениями, которыми жуку приходилось питаться до этого!

 

В ней содержалось гораздо меньше токсичных алкалоидов, а на нижней стороне листьев – там, где самки жука откладывают яйца, – не было железистых волосков с ядовитыми для личинок веществами. Как только фермерские посадки подобрались к местам традиционного обитания колорадского жука, произошел популяционный взрыв. Со скоростью 185 км в год жуки начали распространяться по Североамериканскому континенту. За ничтожный по биологическим меркам срок – всего 15 лет – полосатые агрессоры достигли побережья Атлантического океана и приготовились к броску в Старый Свет.Читать дальше >>>