Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Жучиное нашествие

текст: Евгений Щигленко
Колорадские жуки 1

А от этого яда, – спрашивает внук деда, опрыскивающего картошку, – колорадские жуки правда исчезнут?

 

– Может, и нет, – подумав, отвечает дед.  – Но того здоровья у них уже не будет...

 

Этот анекдот хорошо демонстрирует итоги полуторавековой борьбы человечества с колорадским жуком. До победы, несмотря на все усилия агрономов, химиков, биологов и генных инженеров, нам еще очень далеко.

 

Собственно говоря, никакой он не колорадский, этот самый Leptinotarsa decemlineata, жук из семейства листоедов, отмеченный диковинным «штрих-кодом» – десятью темными полосами на надкрыльях. Просто на картофельных полях американского штата Колорадо в 1859 году он впервые устроил образцово-показательный пир, вызвавший ужас у местных фермеров.

 

Лишь после этого на насекомое обратили пристальное внимание – спустя 35 лет после того как его обнаружил и описал энтомолог Томас Сей. А поскольку в Колорадо колонии этого обжоры видели не только на картошке, но и на дикорастущих культурах, американцы предположили, что жук местный, «доморощенный».

 

Тогда-то насекомое получило второе – и неточное – название «колорадский картофельный жук». Сегодня уже точно известно, что настоящая родина колорадского жука – северные районы Мексики в отрогах Скалистых гор. Там популяция жука тысячи лет вела скромное, незаметное существование, постепенно оттачивая навыки выживания. И хотя в целом жизненный цикл колорадского жука укладывается в обычные «рамки поведения» насекомых (спаривание, откладывание самкой яиц, развитие личинки, превращение в куколку, появление жука), в процессе эволюции этот листоед обзавелся рядом уникальных особенностей.

 

Его пищевые пристрастия – любовь к диким пасленовым – заставили жука выработать механизмы защиты от содержащихся в этих растениях ядовитых веществ. Жуку токсины аппетит не портят, и он без всякого вреда для себя накапливает их в организме. А вот птицы такую «нездоровую» добычу предпочитают не замечать.

В природе пасленовые не растут кучно. Чтобы выжить, жуку пришлось стать отменным летуном. В ясную погоду и при попутном ветре колорадский жук за сутки легко преодолевает десятки километров. А отыскать самые сытные посадочные площадки ему помогает тонкое обоняние.

 

С суровыми климатическими условиями жук научился бороться, перестроив свою физиологию довольно необычным образом. Как правило, взрослые насекомые знают одну форму покоя – анабиоз на время зимовки. А у колорадского жука их шесть! И всякий раз он зарывается в землю, где спокойно пережидает невзгоды и напасти. Прекрасно отработан и механизм резкого роста популяции. Мало того что самка может дать до четырех поколений в год – около 700 яиц. При благоприятных условиях число личинок увеличивается в несколько раз! Как же бороться с вредителем, если одна-единственная уцелевшая самка может дать начало новой колонии?

 

Одним словом, эволюция сделала из колорадского жука совершенного пожирателя пасленовых, умеющего довольствоваться малым и выживать в самых нелегких условиях. Нетрудно догадаться, что случилось, когда в ареале его исконного обитания американские фермеры впервые посадили культурный картофель. Картошка не шла ни в какое сравнение с дикими растениями, которыми жуку приходилось питаться до этого!

 

В ней содержалось гораздо меньше токсичных алкалоидов, а на нижней стороне листьев – там, где самки жука откладывают яйца, – не было железистых волосков с ядовитыми для личинок веществами. Как только фермерские посадки подобрались к местам традиционного обитания колорадского жука, произошел популяционный взрыв. Со скоростью 185 км в год жуки начали распространяться по Североамериканскому континенту. За ничтожный по биологическим меркам срок – всего 15 лет – полосатые агрессоры достигли побережья Атлантического океана и приготовились к броску в Старый Свет.

Однако в Европе уже были наслышаны о колоссальных потерях американских картофелеводов, поэтому поначалу атаки колорадского жука отбивали успешно. В 1877 году был «сброшен в море» первый десант, попытавшийся высадиться с торговых судов на картофельные поля германских Мюльхайма и Лейпцига. Годом спустя жук «попробовал на зуб» Российскую империю – но и тут в окрестностях польских Сувалок его вовремя уничтожили.

 

И только в 1918 году, когда Европа была охвачена первой мировой войной и у европейских держав, как считалось, были враги пострашнее насекомых, колорадский жук, воспользовавшись всеобщей неразберихой, втихую закрепился на европейском плацдарме – во французской провинции Бордо. Теперь покорение нового континента было лишь вопросом времени...

 

Сегодня лишь русский Север и страны Скандинавии (в силу географических и погодных условий) да Великобритания с ее «нелетными» туманами и прекрасно работающими карантинными службами остаются незахваченными жуком европейскими территориями.

 

Этому любителю картошки не страшны ни жара, ни мороз, ни инсектициды, ни пестициды. От одних ядохимикатов, вроде ДДТ или гексахлорана, люди отказались сами, к другим заокеанский пришелец великолепно приспособился.

 

Даже его природные враги, специально завезенные с исторической родины, – хищные жуки, клещи, мухи, – успешно борются с колорадским жуком только при умеренных темпах роста его популяции. Попытки натравить на жука цесарок и фазанов так и остались экзотикой – птицы не очень охотно склевывают его личинки. Да и разводить пернатых при каждом картофельном поле... Как вы себе это представляете?

Даже если вся Евразия перестанет выращивать картофель, колорадского жука это уже не остановит. Он распробовал не только культурные пасленовые – помидоры, баклажаны и перец, – но и некоторые дикорастущие и сорные растения этого семейства – паслен, дурман, белену... Агрессор уже прописался в Западной Сибири, центральных провинциях Канады, в Турции и Западной Африке.

 

Пока не очень помогает и генная инженерия. Ученым не удается «прицепить» нужный ген к нужному сорту картофеля. Вернее, удается – но от этих манипуляций сорт меняется не в лучшую сторону. Колорадский жук не трогает эти посевы,  зато они гибнут, например, от фитофторы. Часто, если насекомое брезгует листьями генетически модифицированного сорта, то клубни такой картошки оказываются не по вкусу и человеку.

 

Тем не менее мы по-прежнему собираем урожаи картофеля, прибегая к новейшим средствам и дедовским способам – ручному сбору жуков, ловушкам, опрыскиванию ботвы раствором медного купороса, настоем золы или растений с едким запахом.

 

Наиболее эффективны комплексные меры – благодаря им удается снижать популяцию колорадского жука до приемлемых величин. Иными словами, приходится отдавать жукам «их долю» картошки, но до полного опустошения полей дело не доходит. Вырвавшегося джинна загнать обратно в сосуд уже вряд ли удастся, но можно ограничить его могущество. Сделать так, чтобы «того здоровья у него уже не было»...   

11.05.2011
Связанные по тегам статьи: