Эти края вечно окутаны дымом непрерывно извергающихся вулканов. Рожденные взрывами подводных гор острова, мимо которых плыли корабли Одиссея, застыли на поверхности моря разноцветными сгустками вулканической лавы. Где-то здесь спутники царя Итаки развязали злосчастный «мех с буреносными ветрами». И дар Эола обернулся бедой...

С тех пор минуло более тридцати веков. Острова, которые в честь бога ветров звали Эолийскими, переименованы в Липарские – по названию одного из них. А выпущенные на волю беспечными спутниками Одиссея ветры все еще наводят страх на здешних рыбаков и организаторов морских прогулок. Тучи могут налететь в любой момент – и тогда нежный Зефир сменится шквальным ветром, забрасывающим клочья морской пены на вершины прибрежных скал.

Марина-Корта на острове Липари – сердце архипелага. Сорок с лишним лет назад, как паломники к святым местам, на Липари потянулись археологи. Здешняя земля сохранила следы 10 культур, уходящих корнями в бронзовый век (XV–XII века до н. э.). Одиссей гостил у Эола на исходе той эпохи.

В Археологическом музее Липари выставлен осколок керамики с изображением знаменитого путешественника. Одиссей похож на симпатичного бородатого Робинзона, на голове – колпак, вроде тех, что носили якобинцы во времена Французской революции. Портрет бога ветров история для нас не сохранила – только черепок, на котором лаконично начертано: «Эол».

Увы, эти находки никак не могут служить историческим доказательством. Они свидетельствуют лишь о том, что греческие колонисты связывали эти острова с сюжетом «Одиссеи».

Но на какой из них ступала нога гомеровского героя? Липари, Вулькано, Филикуди, Аликуди, Салины, Панареа – ни один из бывших Эолийских островов греки не упоминали рядом с именем царя Итаки. И я понял, почему, когда катер увлек меня по волнам прозрачного Тирренского моря к последнему большому острову архипелага – Стромболи.
Навстречу нам, прямо из морских глубин вырастала гора абсолютно черного цвета – почти километр в высоту. На вершине – пламя. Даже обладая нордическим характером, при виде острова-вулкана Стромболи вы не сможете сохранить привычное хладнокровие.

Вас наверняка захлестнут чувства восхищения и почтения перед этим титаническим творением природы. С грандиозной пирамиды Стромболи на вас взирают даже не века, а вся история Земли. Здесь веет изначальным огнем, изначальным морем, бесплодной землей изначальных времен. На мысе, готовом в любой момент рухнуть в морскую пучину, – рыбацкое поселение.

Темнеет, на катере глушат мотор, мы качаемся на легких волнах. Черная гора Стромболи, кажется, заслонила собой небо. Мы бросили якорь прямо напротив Sciara del Fuoco – «огненной улицы». Ручей раскаленной лавы беспрерывно льется из жерла по склону вулкана. Глыбы скальных пород низвергаются в пенистые волны. Около десяти часов вечера из вершины Стромболи вылетает, словно сигнальная ракета, красное пламя. Следующий залп состоится через четверть часа.

Насмотревшись, как черная гора плюется огнем, мы причаливаем к усыпанному черным песком берегу. «Добро пожаловать в Эолию!» – сказали бы древние. Они были уверены, что слепец Гомер привел Одиссея именно сюда – на Стромболи. Но почему? С нашей точки зрения вулкан Стромболи, этот вечно горящий маяк Средиземного моря, никак не вяжется с образом повелителя ветров Эола – воплощения легкости, эфемерности. Однако люди не всегда думали, что ветры образуются в атмосфере – их источником считали недра земли. Скитаясь по подземным лабиринтам, воздушные потоки набирали силу, чтобы пробить земную твердь и вырваться наружу, вызывая землетрясения и бури. Жерло Стромболи считалось одной из таких «отдушин преисподней».

И пусть сам остров ничем не напоминает тот, что согласно Гомеру плавал по морю, окруженный «неприступной медной стеной» («Одиссея», песнь X). Зато источник «буреносных ветров» я все же отыскал. Чем ближе к Стромболи, тем они сильнее.

«Больше всего мы боимся сильных ветров, – сказал мне старый рыбак Винченцо. – Из-за них я сам несколько раз чуть было душу богу не отдал. Поэтому, будь ты на берегу или в море, все время поглядывай – что происходит на вершине Стромболи? Вулкан нам вроде отца, он наставляет нас на путь истинный, клубы его дыма – как флюгер».Читать дальше >>>