Прошлой осенью я прочитала данные социологического опроса на тему: «Назовите лучшую страну мира». Предлагалось несколько параметров: где лучше жить, куда поехать туристом, куда вложить инвестиции, самое привлекательное культурно-историческое наследие и еще несколько. Первое место заняла Австралия, второе – Канада, третье – Швеция. Страны, на первый взгляд, скучные. По культурно-историческому наследию, конечно, победила Франция, но в общем зачете наиболее существенными оказались два параметра – безопасность и экология.

 

Результаты опроса я прочла как раз накануне своего путешествия в Канаду, точнее, в Квебек. Уточнение необходимо, поскольку Канада – это два мира, заключившие брак: англоязычный – 25 млн человек, и франкоязычный – 7 млн. Брак трещит по швам, но до развода не доходит.

 

Квебек – франкоязычная провинция Канады, которая упорно пытается стать самостоятельным государством и проводит референдумы. Последний дал результат 51 к 49 в пользу сохранения единства. Но квебекцы уверены, что итоги были подтасованы: будто бы правительство срочно выписало 50 тысяч китайцев и в 48 часов дало им канадское гражданство – с условием, чтоб голосовали за единство.

 

 

Канада, по-прежнему находящаяся под сенью английской короны, представляемой генерал-губернатором (хотя государство самостоятельно и руководит им премьер-министр), не хочет потерять богатые природные ресурсы Квебека. В самом Квебеке борются две точки зрения: одна – что Квебек, отделившись от Канады, обеднеет, потому лучше уж терпеть англоязычного хозяина. В столичной Оттаве англофоны доминируют и численно, и экономически, там производство, американский образ жизни и образ мыслей, а Квебек – сырьевая провинция: леса, нефть, ну и сборка военных истребителей. Вторая точка зрения – «Свободу Квебеку», который тяготеет к Франции, считает себя европейским уголком Американского континента и недолюбливает США (равно как и британскую корону).

 

Ничего нет более похожего на среднюю полосу России, чем Квебек. Тот же климат, те же просторы, снега, лыжи. Пейзажи, правда, ярче, чем у нас. Канадские клены осенью становятся ярко-красными. Под ногами – ковер из опавших пурпурных листьев.

 

Красный кленовый лист – на флаге Канады. Квебекцы веселятся: «Видите, какой красный? Скоро слетит». Есть у них, как и у россиян, это ехидное отношение к власти. Ее не считают своей, так и говорят: «они», «там, наверху». Но у россиян все дело в бедности внизу и коррупции наверху. В Квебеке бедности нет. Скажем, преподаватель колледжа получает 60 тыс. канадских долларов в год. Хотя налоги съедают почти половину, жить можно на вполне достойном уровне. Комплексы Квебека связаны с самоидентификацией. Квебек на глаз – та же Новая Англия, американские штаты Вермонт, Мэн и Нью-Хэмпшир, с которыми он граничит. Новая Англия узнается по терракотовым кирпичным домикам с белыми окнами, как в Англии «старой». В остальном – современная безликая архитектура, никакой истории, торговые центры – за городом, туда ездят отовариваться раз в неделю на машине. В городе Квебек, столице провинции, еще сохранилась канадская старина – XVII век. В Труа-Ривьер – третьем по величине городе провинции – только уголок старинной застройки, остальное разрушено. Ну а Монреаль (он тоже в Квебеке) – это уже сплошные бетонные кубы и параллелепипеды небоскребов и «недоскребов». Тоже похоже на Россию – мало остается следов от истории.

 

На здании церкви на центральной площади города Квебек висит табличка: «Пляс Руаяль – колыбель Новой Франции. На этом месте Самюэль де Шамплен основал Квебек в 1608 году». Забросило некогда в Канаду французских мореплавателей, и они решили импортировать на эти бескрайние зеленые земли жизнь из Франции. Вернулись с кучей народу, стали возводить дома. Новую родину так и назвали – Новой Францией. Как и Колумб, французы по ошибке считали, что достигли берегов Индии, и именовали местное население индейцами. В русском языке приспособились различать индейцев и индийцев, а здесь индейцев называют «америндейцами» (amerindiens), иначе не понять, о ком речь.

 

 Читать дальше >>>