Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Высокие отношения

текст: Александр Невзоров
Доверие

Красивый миф, давно ставший частью нашей культуры, гласит: всадник (рыцарь, жокей) связан с лошадью узами дружбы. Это всего лишь миф.

 

А нелестная для человека правда заключается в том, что дружбы никакой нет – лишь болевое принуждение лошади. И во все века люди проявляли сатанинскую изобретательность, дозируя эту боль – то делая ее нестерпимой, то чуть уменьшая.

 

Вглядитесь в изображение верховой лошади. Во рту у нее – металлический инструмент, приводимый в действие поводьями. Это для того, чтобы причинять боль. Так всадник контролирует движения лошади.

 

Человек долго искал точку, воздействие на которую заставило бы свободолюбивую лошадь подчиниться. В древности ей в ноздри, проламывая носовую перегородку, вбивали кольцо. В XII веке до н. э. появились удила, жестко действующие на беззубые места челюсти, верхнее небо, губы, язык и зубы. Недаром верховым лошадям выламывают первые премоляры – хрупкие малые коренные зубы, принимающие удар железа. Боль от удил может быть парализующей. Позже придумали мундштук, воздействующий на верхнее небо, язык и тройничные нервы нижней челюсти. Прообразы этих устройств были известны с VI века до н. э. в Персии и Греции. В средние века появились мундштуки, позволявшие ломать лошади челюсть. Современный конный спорт совместил удила и мундштук, и суть их нисколько не изменилась с момента изобретения.

 

Марионеточная эффектность вымученных движений выездковых лошадей на соревнованиях обманывает только профана. Специалист сразу видит и жестокую работу «железом», и следы «подбивки» трубой или током.

 

За долгую историю верховой езды «железо» иногда было помягче, иногда построже. Но оно всегда обеспечивало болевое воздействие на нервы головы. Это сухой анатомический факт, от которого никуда не денешься.

 

100% спортивных лошадей отказываются добровольно выполнять команды и терпеть всадника на себе, иначе «железо» было бы упразднено за ненадобностью. Избиения, жестокое воздействие на рот, спину лошади, на ее ноги («подбивка») – непременная составляющая конного спорта. Это, как мне кажется, полностью обесценивает все результаты, рекорды и достижения. Если, к примеру, прыгуна в высоту во время отрыва от земли как следует жахнуть током, он, возможно, прыгнет еще выше. А если конькобежца бить бичами при прохождении им дорожки?..

 

Боль и страх – допинги. К спорту как таковому они не имеют отношения. Это не демонстрация возможностей тела и духа, а паразитирование на физических возможностях другого существа, принуждаемого к движению.

 

 

Настанет день, когда конный спорт потеряет право на существование и превратится в полуподпольную забаву маргиналов. Если другие способы взаимоотношений, кроме болевых, неизвестны, а болевые позорны, то не остается ничего иного. Каким будет тогда место лошади в человеческом мире? Провоцировавший рост поголовья спорт по сути приведет миллионы никому не нужных лошадей на бойню.

 

К счастью, существуют альтернативные способы взаимодействия с лошадью, основанные на ласке, дружбе и доверии. Например, Natural Horsemanship, система американца Парелли, – демократичная и незатейливая, но способная удовлетворить желание человека общаться с лошадью, не причиняя ей вреда.

 

Второй вариант – haute ecоle, высокая школа верховой езды. Она зародилась в XVI–XVII веках во Франции и Италии. Высокой ее назвали то ли за предельную сложность, то ли потому, что основные фигуры и элементы были «высокими» – приподнятыми над землей. Их основой была песада, вставание на дыбы. Этого, разумеется, добивались жестокостью, но haute ecоle давно оторвалась от своих корней. Она полностью отказалась от болевого воздействия: ни уздечек с «железом», ни недоуздков, ни шпор – ничего, что причиняет боль. Сверхсложные элементы лошадь выполняет, подчиняясь реальным, а не придуманным дружеским чувствам к человеку. Наказания, грубость или неуважение запрещены.

 

Все, сделанное с помощью «железа», не представляет интереса для высокой школы. Она показывает, как элемент выглядит в его чистом, природном звучании. По сути, это выяснение истинных возможностей лошади. Здесь неинтересны стандарты классической или спортивной выездки.

 

Для haute ecоle, по идее, хороши все лошади, не испорченные английской кровью. Селекция чистокровных английских лошадей предполагала отбор особей, способных испытывать страх, впадать в истерику, «переклиниваться», как говорят лошадники.

 

Английскую чистокровную верховую вывели для скачек – движения по прямой с запредельным для организма усилием. Естественные физиологические регуляторы в организме лошади не позволяют ей убить или травмировать себя долгим (и самой ей совершенно ненужным) усилием. Следовательно, требовалась порода, у которой бы эти регуляторы отключались. Только страх, истерика, перевозбуждение заставляют лошадь долго бежать, пренебрегая естественным чувством самосохранения. В природе такая дистанция не превышает 300–400 м – этого достаточно, чтобы оторваться от хищника.

 

Но у скачек свои законы. И порода «самоубийц» была выведена. Истеричная лошадь, испытывающая страх, поддерживаемый в ней ударами жокея, – наиболее результативна в «скаковом» смысле слова. Фанатики скачек говорят о «проводимости», об «особом типе высшей нервной деятельности» скаковой лошади, не расшифровывая эти термины. А правда в том, что 90% скаковых лошадей страдают легочными кровотечениями. Вторая по распространенности травма – перелом ног. Жокей избивает лошадь в процессе скачки (это называется «досылом»). Скаковые дистанции в 5–6 раз превосходят расстояния, которые лошадь готова преодолеть с предельной резвостью. По сути, скачки – это убийство, а скаковая лошадь – расходный материал…

 

Логично предположить, что в породе намеренно селекционировали истеричность и склонность к психозу. Это было сделано тонко и умело: «в быту» чистокровная верховая вполне нормальная лошадь. Механизм самоубийственной истерии включается, когда начинаются серьезные мышечные усилия.

 

Всемирная мода на английских чистокровок привела к тому, что их кровь мешали во все породы, портя их, привнося в устоявшуюся психику сверхвозбудимость. Полностью избежали порчи лишь андалузы, лузитано, липицианы, альтер-реал, мурджезе, мареммано, фризоны и производные этих пород.

 

Вовсе не из патриотизма я бы поставил на одно из первых мест и русскую верховую (орлово-ростопчинскую) породу. В ней чувствуется влияние английской крови, но остальные генетические компоненты все равно перевешивают. При ласковом и умелом обращении, при знании нескольких секретов, английское влияние становится незаметным.

 

Сейчас haute ecоle находится в жестком конфликте с конным спортом, со скачками, с любым использованием лошади, где имеет место болевое принуждение.

 

Для 99% всадников оказаться на лошади, лишенной средств контроля за нею, кажется чем-то нереальным и рискованным. Нaute ecоle – сложное и редкое искусство, мастеров высокой школы в мире всего 5–6 человек.

 

Но это прообраз будущих отношений человека и лошади, основанных не на боли и принуждении, а на таких вечных и, в конце концов, победоносных мотивациях, как любовь и взаимное понимание.

11.05.2011
Теги:
Связанные по тегам статьи: