Одно из величайших человеческих изобретений, монета начала чеканиться почти одновременно в середине VII века до н. э. на двух противоположных концах тогдашнего мира – в Китае и в Лидии. В Поднебесной это были металлические ножи и мотыги – только крохотные. Они воспроизводили форму реальных объектов, которые до этого играли роль денег. В Лидии же зародился тот самый абстрактный металлический кружочек, который дожил до наших дней. И если китайская монета со временем добралась лишь до Юго-Восточной Азии, то лидийская распространилась по всему миру, включая тот же Индокитай, где встречаются интересные случаи чеканки, соединяющей черты обоих видов.

 

Нельзя сказать, чтобы Лидийское царство, занимавшее внутренние области на западе Малой Азии, было самым развитым государством своего времени. Но на его территории находилась гора Тмол с богатыми залежами так называемого электрума – естественного сплава золота и серебра. С гор этот драгоценный песок смывали воды ныне пересохшей реки Пактол, что дало толчок мифу о царе Мидасе, которому боги разрешили, окунувшись в нее, смыть с себя «золотое проклятие» (из-за него все, к чему прикасался Мидас, превращалось в золото).

 

Первым чеканить монеты из электрума начал лидийский тиран Гигес. Рассказывали, что он умел становиться невидимым, поворачивая на пальце золотое кольцо, и благодаря этому сделался всемогущ. Эта легенда словно говорит нам о незримой мощи денег. Особенность тиранов состояла в том, что они не могли полагаться на гражданское ополчение и вынуждены были содержать наемное войско. А наемнику нельзя платить ни скотом, ни зерном, ни даже золотом на вес – он не доверяет чужим весам и не имеет своих, ему нужна плата, которую можно не взвешивать, а пересчитывать. Недаром слово «солдат» происходит от названия монеты «солид». Наемниками Гигеса были греки из города Эфес, оттуда весть о новом платежном средстве и разнеслась по всему эллинскому миру.

Судя по всему, монетой расплачивались не только с солдатами, но и с высшими силами – самые ранние находки монет сделаны в развалинах храмов. А вот в торговле, как это ни удивительно, новое изобретение долго не играло никакой роли: монеты не обнаружены в раскопках рыночных площадей. Видимо, вес первых монет (4,7 грамма) делал их слишком дорогими для повседневного оборота. Историки считают, что на один кружочек из электрума можно было купить 11 овец. Монета родилась как вещь государственная, недаром на самой первой гигесовой серии был изображен рыкающий лев. Он очень выразителен, единственное, что приводит в изумление нумизматов, – это огромная бородавка у него на носу. Должно быть, символ чего-то нам неведомого. Видимо, этот рисунок имелся на печати тирана Гигеса – ведь печатка гораздо древнее монеты. На чуть более поздних образцах можно также разобрать, что лев разевает пасть на быка. Эту сцену интерпретировали по-разному: как астрологическую, конкретно-политическую или геральдическую.

 Читать дальше >>>