Фамилия Мечниковых известна с XVIII века. В энциклопедии Брокгауза и Эфрона читаем: «Мечниковы – дворянский род, происходящий от молдавского боярина и спафария (мечника) Юрия Степановича, выехавшего в Россию в 1711 году с князем Кантемиром. Его сын принял фамилию Мечников». Среди предков по отцовской линии в роду Ильи Ильича были военные и моряки, директор горного производства и сенатор. Дед по материнской линии – варшавский еврей, принявший лютеранство, по роду занятий литератор. Накануне варшавского восстания 1830 года, убегая от катаклизмов, он забрал свои капиталы и переселился в Петербург. Его сын стал гвардейским офицером, а дочь Эмилия была принята в высшем свете.

На столичном балу она и познакомилась с товарищем своего брата, юным офицером Ильей Ивановичем Мечниковым. Вскоре они сыграли свадьбу. На этом столичная жизнь молодой пары практически закончилась. Увы, Илья Иванович оказался большим любителем вина и карт, так что небольшое приданое супруги растаяло на глазах. Пришлось выйти в отставку и перебраться с семьей в деревню Панасовку (ныне Мечниково) Купянского района Харьковской губернии.

Двух сыновей – Ваню и Леву – оставили в петербургском пансионе для подготовки к поступлению в лицей и школу правоведения, а дочь Катю взяли с собой. В 1843 году у Мечниковых родился сын Николай, а еще через два года, 15 мая 1845-го – Илья, пятый и последний ребенок.

Илья был подвижным мальчиком. Окружающие звали его «ртутью». Его интересовало все: люди, насекомые, природа, игрушки, он быстро переключал внимание с одного на другое, моментально увлекался и мгновенно остывал. Словом, отличался крайней впечатлительностью, даже любящая мать считала сына нервным, а некоторые современники полагали, что эта особенность психики Мечникова граничила с патологией.

Мальчик был честолюбив – вполне естественно для младшего ребенка в семье, которому постоянно приходится доказывать свою состоятельность. Подражая взрослым, Илья пытался, например, читать другим детям «лекции» о природе и животных. Но те повышать свой образовательный уровень не спешили, предпочитая занятия повеселее. Чтобы заставить себя слушать, Илья платил каждому «студенту» две копейки за усидчивость.

Эту жажду лидерства он пронесет через всю жизнь. Но ни разу она не обернулась унижением других. Все современники будут отмечать удивительную доброту Ильи Ильича и в работе, и в быту, а Сеченов за заботливость и ласковость будет звать своего друга «мамой», «мамашей».

В мире инфузорий и амеб

Российская наука должна быть благодарна студенту-медику по фамилии Ходунов. Именно он привил будущему ученому любовь к ботанике. Вообще-то его пригласили подготовить к гимназии старшего брата, Льва. Но Илья больше Левы интересовался рассказами Ходунова, и тот, видя живой интерес, стал учить и младшего – бесплатно. Под руководством репетитора Илья составлял первые гербарии, учился определять и классифицировать растения. Уже поступив в харьковскую гимназию, он все карманные деньги тратил на книги по естественной истории.

В гимназии мальчик добился успехов – пожалуй, даже небывалых. Мало того, что он закончил ее с золотой медалью: уже в четвертом классе Илья определил для себя приоритеты и налег на естественную историю, ботанику и геологию. Выучил немецкий, чтобы читать научные новинки. В 15 лет, проштудировав «Отряды и классы животного мира» немецкого палеонтолога Генриха Бронна, Илья заинтересовался миром инфузорий, амеб, корненожек и выбрал будущую специальность.

Без преувеличения, уже в гимназии на первое место в жизни Мечникова вышла наука. С шестого класса Илья слушал лекции по сравнительной анатомии в Харьковском университете. А когда один из профессоров отказался помочь ему исследовать протоплазму, начал брать частные уроки у физиолога Ивана Петровича Щелкова, незадолго до этого вернувшегося из Германии и Австрии. Упорный гимназист даже купил микроскоп и опубликовал свою первую статью об инфузориях в научном журнале.Читать дальше >>>