Василий Шукшин, родившийся в старинном селе Сростки на Чуйском тракте и снявший здесь три своих фильма, о главной трассе Алтая написал так: «Красивая стремительная дорога, как след бича, стеганувшего по горам».

Наверное, так и есть. Кто в давние времена осваивал этот путь, пробираясь по звериным тропам в горах? Погонщики с бичом в руках. Их караваны с III тысячелетия до н. э. везли на Алтай товары из Тибета, Китая, Передней Азии. Так начиналась Северная дорога Великого Шелкового пути.

На Чуйском тракте вам расскажут историю местных правил дорожного движения. Главное понятие здесь – бом, трудный, опасный отрезок. Когда караван приближался к «прижиму» или бому над обрывом, где двум лошадям, а то и пешим разойтись невозможно, погонщик шел вперед, клал на тропу шапку и потом возвращался за своим караваном и попутчиками.

До середины XVIII века, когда южные алтайцы решили добровольно подчиниться «белому царю», о путях, петлявших в далеких горах и долинах, русские ведать не ведали. Обосновавшись же на древнем перекрестке Азии, столкнулись с отсутствием удобных торговых дорог.

Думали об этом и в Санкт-Петербурге. Но не о выручке торговцев с далекой окраины империи, разумеется, а о высокой политике. Дорога была нужна не только бийскому купечеству, они люди предприимчивые, сами не пропадут. Путь через Алтай означал расширение российского влияния в Азии. (Энтузиасты конспирологии утверждают, что перед первой мировой войной под видом паломников и торговцев по Чуйскому тракту чуть ли не «пачками» пробирались офицеры российского Генштаба.)

Так или иначе, начиная с 1860-х годов вопрос о необходимости тракта на Алтае не раз обсуждался в высоких столичных кабинетах. И все что-то мешало… Первые участки колесной дороги начали строить лишь на исходе XIX века по маршруту старой вьючной тропы: от Бийска до приграничного Кош-Агача, далее – в Монголию и Китай.

Настоящее же строительство Чуйского тракта началось в 1901 году, после того как исправник Лучшев и инженер Биль составили смету «на 60 тыс. рублей с расчетом ширины дороги в бомах – 3,5 аршина, а в остальных местах – 5 аршин». Бийские купцы тут же объявили подписку и собрали со всех заинтересованных лиц 10 тысяч целковых (частично «отбив» общие затраты на строительство – 80 тыс. рублей). Через два года тракт соединил Онгудай и Кош-Агач. Известно даже во сколько он обошелся – 160 рублей за версту.

Построить построили, а на поддержание в проезжем состоянии по российскому обыкновению уже не тратились. И к 1913 году тракт, как писали, вернулся в «первобытное состояние».

Чтобы понять, как оживить и модернизировать тракт, из Томска была послана изыскательская партия Вячеслава Шишкова. На Алтае его помнят не только за сумрачную сагу о сибирском капитализме «Угрюм-река» – на берегу Катуни стоит памятник Шишкову-инженеру, задавшему Чуйскому тракту новое направление.

 

Однако разразилась первая мировая, потом революция и гражданская война... Восстановление дороги отложили. Только после 1922 года начали взрывами расширять бомы, наводить паромные переправы и строить первые деревянные мосты.

Чуйский тракт связывал СССР с его единственным в те времена социалистическим союзником – Монголией. Дорога особого политического значения быстро перешла под присмотр ОГПУ/НКВД, а на стройке появилась бесплатная рабочая сила – заключенные СибЛАГа и местное население, которое отбывало трудовую и гужевую повинности. В 1930-х годах вдоль всего тракта возникали мужские и женские «командировки» – лагеря строителей-зэков. Больше всего среди них было раскулаченных крестьян. Надорвавшихся и умерших от непосильного труда хоронили в ближайшем карьере, а то и просто закапывали в дорожное полотно…

Режиссировал эту большую драму чекист Николай Вишневский. Брат известного драматурга, автора «Оптимистической трагедии», руководствовался лозунгом: «В СССР труд, лишенный свободы, является основным методом исправления в минимальный срок любого правонарушителя. Перенесем образцы четкой чекистской работы на Беломорстрое на наш Чуйский тракт!»

О том, что дорога от Бийска до Ташанты построена, отрапортовали по одним данным – 7 ноября 1934 года, по другим – 1 января 1935-го. А погибшие зэки – да кто их считал…Читать дальше >>>