Каждый вечер, когда погода благоприятствует, солнцепоклонники города Плёс струятся вверх по тропинкам. Они стоят наверху Соборной горы торжественно, будто пророки, и придирчиво наблюдают, как заходит светило – вот лик погрузился в Волгу, сверкает широкая огненная бородища: Ярило и есть Ярило. Вот божество уходит по брови в воду, и все в природе меркнет… 

Они смотрят на исчезающее солнце, а прочие плёсские гуляющие поглядывают снизу на них – красных, озаренных закатом, каких-то древних...

Это ежедневный ритуал. Почему их туда тянет? Ни в одном прибрежном городе я не наблюдала такого. Возможно, это архаический обычай. Так было всегда, вечно на горе пребывали наблюдатели. Плёс (древнее имя Чувиль) стоял на реке как сторожевой пост: здесь прямой участок Волги – плёсо. Если появлялись вражеские ладьи, их было видно издали. Тогда на башне, на самой высокой горе, загорался сигнальный костер – и этот огненный телеграф работал на сотни верст, его подхватывали другие крепости. 

Есть славянский глагол чуть, чуять, чувать – «бдеть», «наблюдать», «чувствовать». «Вычувают сыщики да лазутчики», «Что начул в огороде» (фразы из Даля), «Ему чулось, на Дунае стоит Иерусалим» (старинная песня) или «Князь Даниил, не чуяше ранъ» (из летописи). Чувиль возрос на горах и был самой природой предназначен для чутья.

За это его неоднократно жгли. Первое упоминание о гибели Плёса относится («по всей вероятности», как осторожно добавляют историки) к 1238 году – тогда здесь мамаем прошел Батый. Но наконец все же воцарились тишина и благоденствие. Городок стал крупным ярмарочным, торговым центром: сюда свозили мед, лен, пушнину, зерно. Тут работали знаменитые кузнецы (их топоры ценились по всей России) и не менее знаменитые ювелиры. Однако так получилось, что в свое время железную дорогу сюда так и не довели. Плёс сник, потерял торговое значение – и благодаря тому сохранился как был.

Набережная Плёса – это вереница двухсотлетних домов, каждый со своей историей. Каменные купеческие владения. Дом Солодовникова самый известный – сейчас в нем музей И.И. Левитана. Есть и свой особняк стиля модерн весьма необычной архитектуры. 

А какие имена вы обнаружите в перечне именитых плёсских горожан! Африкант, Варнава, Евстихий, Миронея, Полиевкт, Евстолия, Вардат, Канидий, Неофид, Крескентий. Были также Еварсан Груздев, Анкилон Смирнов, Арефий Кузьмич Топорков и Евлампия Серапионовна Каурова, а Манефа имела отчество Флавиановна! Меню праздничного обеда в честь пятисотлетия города (отмечалось в 1910 году) содержало в себе такие блюда как «пребонье», «филе Шатобрион» и «парфэ с фруктами».

Какие бывали тут крестные ходы! Какие церковные праздники! Оттуда, где стоят вечерами солнцепоклонники, можно видеть храмы города – Троицкую церковь (1808), Воскресенскую (1817) и церковь Святой Варвары (1821) – она особая достопримечательность, поскольку слегка отклонилась от вертикали.

Но главная история Плёса – это повесть о том, как больше века назад, в 1888 году, здесь сошел на берег с парохода молодой нищий художник с товарищем и с барыней-ученицей (она, может быть, значила для него не меньше, чем Фон Мекк для Чайковского). Троица прибыла на этюды.

А завершилось все это тем, что теперь в Плёсе есть Мемориальный музей Исаака Левитана и даже гора Левитана. Основатель музея Алла Павловна Вавилова устроила даже так, что здесь как бы возникла въявь cамая, видимо, знаменитая церковь русской живописи – та, что с левитановской картины «Над вечным покоем» («природа» на ней написана, вопреки расхожему мнению, не в Плёсе, а на озере Удомля под Вышним Волочком. А вот восхитившая художника плёсская деревянная церковь XVI века сгорела еще в 1903 году). Но привезли похожую церковь XVII века из села Билюкова, собрали по бревнышку и поставили на горе. Дивный вид оттуда – еще один памятник художнику.

После Левитана живописцы избрали Плёс своей меккой. Всюду здесь селятся художники, строят дома на этом и на том берегу. В городе открылся еще и Музей пейзажа и несколько галерей, где продают картины и произведения прикладного искусства.

На улице, на горах и берегах в любое светлое время можно встретить терпеливца, сидящего на складном табурете и тыкающего кисточкой в уже проявляющийся на холсте вид горбатой улочки или сияющей воды.Читать дальше >>>