На животноводческой ферме Пенниуэлл недалеко от Бакфастли (Великобритания) весной этого года народились пять поросят. Эка невидаль, скажете вы. И ошибетесь. Эти поросята, повзрослев, будут вдвое ниже обычных свиней и потянут всего на 80 кг. При рождении все пятеро смогли поместиться в пригоршне зоолога Криса Мюррея, который, собственно, их и вывел, потратив на это шесть лет.

Новая порода появилась на свет путем многократного скрещивания местных пород с новозеландскими свинками кунекуне. Кунекуне чуть не исчезли в конце 1970-х годов – тогда их оставалось всего полсотни. (Изолированное существование отдельных пород постепенно ослабляет их иммунную систему и ведет к вырождению.) Но в 1978 году удалось получить плодовитое потомство от девяти свинок, и теперь количество кунекуне исчисляется тысячами.

Кунекуне (на языке маори – «толстенькие» или «кругленькие») отличаются от других свиней малым размером, короткими ногами и коротким рылом. Кроме того, если большинство пород однотонные, то кунекуне рождаются и черными, и черно-белыми, и бурыми, и золотистыми, и кремовыми, а часто пятнистыми. Вот и на ферме Криса Мюррея поросята родились разноцветные.

Какой прок от таких маленьких созданий? Эти свинки вовсе не предназначены для употребления в пищу. Ферма Пенниуэлл – это не обычная фабрика по производству мяса, это туристическая достопримечательность, парк развлечений, который ежегодно посещают 60–70 тыс. человек. Обычно это семьи с детьми, которым разрешается возиться вместе с животными на зеленых полянках. Кое-кто из родителей думает, что ребенок свинье не товарищ, потому что те, дескать, животные нечистоплотные. Это неправда. Свиньи валяются в грязи только для того, чтобы охладиться: у них потеет только рыло, поэтому в теплое время года животные изрядно перегреваются и купаются в лужах, покрывая тело жидкой грязью. Вода из нее испаряется медленно, и свинье не так жарко.

Прежде на ферме Пенниуэлл жили пять свиноматок и три борова. Однако с ними не очень-то порезвишься. Поди-ка обними здоровенную свинью. «Я хотел вывести породу маленьких и дружелюбных поросят, которые радовали бы детей», – говорит Крис Мюррей. «Они не против, чтобы их брали на руки и гладили», – вторит ему жена.

Специалисты знают, о чем говорят. Еще русский академик Иван Павлов, великий знаток физиологии, считал свиней самыми нервными из домашних животных. Они до такой степени возбудимы, что в минуту волнения их может запросто хватить удар. Это свойство имеет даже особое название: стрессовый синдром свиней. Чувствительные животные панически боятся всякого внимания и очень не любят, когда их беспокоят. Даже при простой перевозке с фермы на ферму может погибнуть до 25% поголовья, если загодя не дать свиньям успокоительное.

В деле создания миниатюрных свиней Крис Мюррей не пионер. Их выводили и прежде, но не ради развлечения, а для нужд медицины. Физиология свиней сходна с человеческой, поэтому на них, в частности, изучали работу нашей сердечно-сосудистой системы, исследовали течение инфекционных заболеваний, которым подвержены люди. Но при значительных размерах свиней масштабные эксперименты на них были нерентабельны. Поэтому встал вопрос о выведении миниатюрных особей, которые весили бы не больше 40–60 кг – то есть примерно столько же, сколько человек. Первые «карлики» были выведены в США, затем их получили в других странах.

В 2003 году на конференции Международного общества пересадки эмбрионов было сообщено о клонировании карликовой свиньи, в ДНК которой отсутствуют гены, отвечающие за отторжение чужеродных тканей. Так что благодаря своим размерам и схожести с нами маленькие свиньи могут стать идеальными поставщиками внутренних органов для больных людей. Но свинкам, выведенным Мюрреем, это, слава богу, не грозит. Должен же кто-то и детей развлекать. geo_icon