Новости партнеров




GEO приглашает

В День всех влюбленных, 14-го февраля, на экраны выходит серия итальянских короткометражек «Italian Best Shorts 2: любовь в Вечном городе». Семь романтических мелодрам и комедий об отношениях с миром, друг с другом и с самим собой


GEO рекомендует

Greenfield запускает коллекцию чайных капсул для машины Nespresso. Сорта черного, зеленого и травяного чая с фруктовыми нотками, вкусом лесной земляники или малины со сливками, или гранатом для индивидуального заваривания


Рыба-дьявол

текст: Дмитрий Соколов-Митрич
Рыба-дьявол

Это по-английски он devil-fish, а в России носит вполне мирное название – серый кит. В мире две популяции этих китов – многочисленная чукотско-калифорнийская (восточная) и охотско-корейская (западная). В последней около 120 особей, и она под угрозой исчезновения. Последние 5 лет главную опасность для нее представляют не китобои, а нефтяники.

 

Пильтунское чудище

 

В лодку с фрегата «Надежда» мы шагнули, как в открытый космос. Непроходимый туман. До сахалинского берега – 6 миль. Если бы не GPS, – сидеть нам на «Надежде» еще сутки, пять суток, десять... Туманы сковывают жизнь в этих местах когда на 12, а когда и на 28 дней в месяц.

 

Двигаясь со скоростью волны, лодка уже через 20 минут достигла пролива, ведущего в залив Пильтун. Берегов не видно. О том, что мы входим в залив, говорят волны, которые вдруг достигают трех баллов.

 

На Сахалин мы высаживались как на другую планету. Под ногами – няша, так называют здесь прибрежную грязь, которая от прилива до прилива кормит тысячи птиц. Вокруг в радиусе 20 м не видно ровным счетом ничего. Некоторое время мы кружили по берегу, несколько раз возвращаясь назад, к воде. Наконец в тумане показался гигантский темный силуэт.

 

Если бы мы не знали, что на берегу стоит маяк, могли бы подумать, что это какое-нибудь пильтунское чудище. Дмитрий и Наталья  Рожновы  - двое из пятерых местных жителей. Дмитрий – начальник маяка, остальные четверо – его подчиненные.

 

Все приехали из Николаевска-на-Амуре, спасаясь от безработицы. Через несколько дней им привезут новый генератор, и маяк заработает после двухмесячного простоя. Но толку от этого немного: все суда уже давно пользуются спутниковой навигацией. Маяки продолжают светить по единственной причине – правительства всех стран сходятся во мнении, что это красиво.

Сухое море

 

Шельф рядом с заливом Пильтун – настоящий рай для серых китов. Здесь они нагуливают жир летом, а на зимовку уплывают к берегам  в Южно-Китайское море. Там они размножаются, но Корейского полуострова и дальше почти ничего не едят. Поэтому от интенсивности их питания в Охотском море зависит ответ на простой вопрос: доживут ли эти киты до следующего лета.

 

«Рыба-дьявол» питается бентосом – организмами, обитающими на морском дне. В мелководный Пильтун впадает несколько рек, и в опресненной воде образуется огромное количество органических веществ. Приливные течения выносят их в прибрежные воды. Вся эта органика питает донные сообщества, поэтому биомасса бентоса здесь достигает 1,5 кг на квадратный метр дна.

 

 

Туман рассеялся, но разнообразия пейзажу это не добавило. Здесь, на одной широте с Курском, мы обнаружили самую настоящую тундру. Из древесной растительности – только кедровый стланик (вспоминаем «Колымские рассказы» Варлама Шаламова). Его высота – не более полуметра. Когда начинает дуть ветерок, многокилометровые заросли кедрача напоминают сухое море, в которое ты погружен по грудь.

 

Если отъехать немного в глубь острова, то в этом «море» встречаются участки «суши» – заболоченные территории, где стланик сбрасывает кору и хвою, приобретая цвет человеческой кости. Когда стоишь там, хочется зарыться в ягель, потому что вокруг до самого горизонта пейзаж выглядит так, будто лет 10 назад здесь полегло, как минимум, все население Сахалина...

 

«Стояние на Пильтуне»

 

Серый кит – самый древний вид усатых китов. Сколько лет эти животные приходят нагуливать жир к заливу Пильтун, точно не известно – тысячи, сотни тысяч, миллионы лет? Наука слишком молода, чтобы ответить на этот вопрос.

 

Григорий занимается серыми китами 10 лет. Морем заболел в пятилетнем возрасте, когда родители привезли его спасаться от астмы в Коктебель. Закончил биофак МГУ. На побережье Пильтуна приезжает регулярно с 1997 года.

 

– Григорий, и что – с тех пор как сюда пришли нефтяники китам стало хуже?

 

Однозначного ответа нет. Последствия могут – проявиться и через несколько лет. Неизвестно, как поведут себя серые киты в случае превышения уровня шума. Поэтому мы предполагаем худшее – они могут оглохнуть, потеряют способность ориентироваться в пространстве и общаться. Могут просто уйти из этих мест и тогда погибнут голодной смертью, потому что других таких «пастбищ» им в этом регионе не найти. Я уверен, это уже давно бы произошло, если бы мы не влияли на ситуацию. По нашему требованию «Сахалин Энерджи» согласился проложить ?нефтепровод по дну Охотского моря на 20 км южнее места нагула китов. Нефтяникам приходится следить за уровнем шума, потому что повсюду стоят наши акустические датчики. Предприняты меры на случай утечки нефти. Вон, видите, вокруг платформы стоят несколько небольших кораблей-нефтесборщиков? Пока, слава богу, действовать по тревоге им еще не пришлось ни разу.

 

Одуванчики над водой

 

Именно так выглядят серые киты с берега. Над поверхностью моря вдруг вырастает белое облачко брызг и тут же тает. Американка Аманда Брэдфорд проверяет арбалет со специальной стрелой. Она будет стрелять в кита. Не для того, чтобы его убить, конечно. Аманде нужны пробы китовой кожи. Обработав их, в лаборатории получат новую информацию о генетических особенностях охотско-корейских серых китов. Ради этого Аманда и приехала на Сахалин из Лос-Анджелеса.

 

Мотор выключен. Мы сидим в полной тишине и слышим доносящиеся до нас с перерывом в 20–30 секунд мощные выдохи. Если закрыть глаза, то можно испугаться – похоже на дыхание ада.

 

И – жуткая вонь. Она распространяется после каждого китового выдоха. Если вам когда-нибудь доводилось заходить в отдельно стоящий туалет на каком-нибудь российском полустанке, то вы знаете, как пахнет серый кит.

 

Вместо респираторов мы натягиваем на носы вороты свитеров. Время от времени Цидулко показывает пальцем куда-то вниз и округляет глаза. Это значит, что кит сейчас под лодкой. Представьте себе, что под вами проплывает 30-тонный зверь. Одного удара его хвоста хватит, чтобы придать вам ускорение, не совместимое с жизнью. И вы поймете, почему каждый раз, когда Григорий округляет глаза, нам очень хочется на берег – к медведю...

 

– Обратите внимание на пятна на коже, - говорит Григорий.

 

Мы обратили. Бурые пятна – это сообщества паразитов. За те несколько секунд, которые кит показывается над водой, некоторые из облепивших его «квартирантов» успевают раскрыть свои ракушки и что-то из них высунуть. Выглядит это так, как будто кит обвешан шпионскими датчиками, которые ведут фотосъемку местности.

 

Аманда стреляет, но стрела попадает в твердые ракушки паразитов и отлетает в сторону. Как только кит снова показывается над водой – второй выстрел. На этот раз удачный. Аманда выбирает веревку, и стрела возвращается с драгоценной частичкой китовой кожи. Серый гигант ничего даже не заметил.

 

Он выпускает вверх сразу две струи. В солнечных лучах фонтан очень похож на сердце, которое обычно рисуют на валентинках. И кит скрывается под водой.

 

Всего за время экспедиции мы увидели двенадцать китов. Тринадцатого решили не искать – число несчастливое.

11.05.2011