Третий день мы плывем по реке. Гребцы налегают на весла, лодка летит вниз по течению. Но что-то изменилось: редкие люди на берегу выглядят угрюмыми и дикими. Мужчины, возившиеся у каноэ, завидев нас, растворились в чаще. А за последние полдня мы вообще не встретили ни души. Так бы и плыли в одиночестве, если бы не взяли на буксир лодку низкорослого мужичка с хорошо развитой мускулатурой. Биран уважительно шепнул мне на ухо: «Чиф!» Весь наряд вождя составляли трусы и майка.

На заходе мы пристали к деревне – десятку домиков, стоящих на бамбуковых сваях в воде. Когда-то эта деревня была самым отдаленным пунктом, куда миссионеры добирались, сея разумное, доброе, вечное и цивилизуя население.
 
В Отсжданепе, большом селении асматов, нас встретили приветливо. Причаливали мы под звуки бамбуковых труб. К встрече с нами явно подготовились: жители явились в каких-то балахонах, в футболках. Ноги по колено покрыты засохшей грязью – мы с Андреем называем это асматскими ботинками. Местность тут болотистая.
 
Ночуем в леу. Это что-то вроде мужского дома – убежище от жен и детей. После леса жизнь в хижине на сваях кажется счастьем. Ночью снизу поддувает ветерок, спасая от 38-градусной влажной жары. Если не обращать внимание на комаров, спать тут – одно удовольствие. Кушанья из крупы саго вкусны, и есть их можно без опаски. А рыбу во время прилива ловят на удочку прямо из хижины.
 
Мы находимся в сердце одной из самых больших болотистых местностей на планете – земли асматов занимают около 20 тыс. кв. км. В Папуа эту территорию так и называют – Асмат.
 
Люди живут среди непроходимых мангровых болот и густых лесов. Это воинственное племя, недаром их тотем – богомол, одно из самых агрессивных насекомых. Асматы слывут охотниками за головами и каннибалами – европейцы долго не решались установить с ними контакт. На их землях 45 лет назад бесследно пропал Майкл Рокфеллер, наследник финансовой империи, собиравший на острове коллекцию папуасского искусства.
 
Асматы гостеприимны. Мы привезли с собой табак, ножи, рыболовные крючки. Раздали таблетки от малярии. А старику Кусиму достался значок с изображением российского флага.
 
Через несколько дне плавания в тумане и по светящемуся морю мы добрались до западной части острова, где находится индонезийская провинция Папуа, которую стремительно «осваивают». В убытке остается природа и люди, жившие в согласии с окружающим миром. Редкие растения и животные исчезают. Но что делать, если в горах нашли золото и медь, а на побережье – нефть?..
 
Правительство Индонезии уже переселило в Папуа 200 тыс. человек. Здесь строят поселки, дороги, школы, аэропорты. Коренным жителям, не искушенным в торговле и промысле, приходится уходить с насиженных мест. Это уже совсем не тот остров, на берег которого сошел 135 лет назад Николай Николаевич Миклухо-Маклай... geo_icon