Обвинение было просто смехо­твор­ным: пор­ту­гальский квар­тир­мей­стер Фернан ди Ма­галь­яйнш во время военной кампании в Марок­ко продал 400 захваченных им коз, а выручку положил в свой карман. И вот, не спросясь начальства, в гневе от этого обвинения, он спешит из Северной Аф­рики ко двору в Лис­сабон, чтобы оправдаться перед своим королем.

Невысокий бородатый офицер хромая входит в аудиенц-залу. Это кряжистый мужчина в возрасте далеко за тридцать, замкнутый, суровый, не знакомый с придворным этикетом. И в столицу он приехал не только для того, чтобы король снял с него ложные, по его утверждению, обвинения. Фернан требует повышения жалованья. Ведь он не раз был ранен в боях, а последнее ранение копьем в левую ногу привела к тому, что нога наполовину парализована.

Но король Мануэл Первый, давно осведомленный о том, что проситель без разрешения оставил войска, быстро выпроваживает Магальяйнша вон. И предписывает ему немедленно предстать перед судом.

Получив оправдательный приговор суда, Ма­галь­яйнш снова добивается в Лис­сабоне признания своих мнимых прав. Король снова спешит отделаться от докучливого упрямца. Отныне в Пор­ту­галии, растущей мировой державе, Ма­гальяйншу делать нечего.

А он сгорает от желания заслужить славу первопроходца. Утратив все надежды, в сентябре 1517 года он спрашивает короля, можно ли ему предложить свои услуги где-нибудь еще. Король отвечает: «Пожалуйста». Когда Магальяйнш падает на колени, чтобы поцеловать ему руку, король отворачивается.

Месяцем позже Магальяйнш пересекает границу возле Севильи и становится подданным испанского короля Карла Первого. Теперь он Фернандо де Магаллан или Фернан Магеллан.

В Севилье он встречается с Дьогу Барбозой, к тому времени уже 14 лет занимающим высокий пост на испанской службе. Магеллан женится на его дочери Бе­атриж, тем самым открывая себе путь в высшее общество. И рьяно изучает морские карты. Он вынашивает идею, воплощение которой способно нанести удар по одному из важнейших источников доходов Португалии – торговле пряностями.

 

Португалия и Испания уже давно спорят между собой за господство на море. В 1415 году португальские корабли захватили крепость Сеута в Марокко – это было первое португальское приобретение в Африке. В числе осаждавших Сеуту был и дон Энрике, третий сын короля Жоана Первого.

Henrique o Navegador, Энрике Мореплаватель (традиция предписывает писать «Генрих», но мы будем называть его португальским именем), как его окрестили впоследствии, около 1420 года, будучи губернатором провинции Алгарве, призвал к своему двору картографов и судостроителей, повелев строить новые, невиданные корабли – каравеллы, парусное вооружение которых позволяет плыть на парусах против ветра.

Энрике посылает корабли на Мадейру, Канары и к западному побережью Африки. Их задача – найти золото, слоновую кость, рабов и привезти все это домой. Португальцы раз за разом проникают все дальше к югу вдоль африканского берега. В год, когда умер Энрике (1460), они добираются до Сьерра-Леоне. И когда почти тридцать лет спустя Бартоломеу Диаш огибает южную оконечность Африки, за спиной у португальцев остается важнейший этап в освоении морского пути в Индию.

Именно оттуда везли пряности – перец, имбирь, корицу, почти столь же вожделенные, как золото и серебро. Эти сокровища доставляли сначала в Малую Азию, а потом по Средиземному морю в Италию. Прямой морской путь в Индию, как надеялись в Лиссабоне, положит конец прибыльной монополии итальянских купцов. Только вот никто не знает такого пути.

Если Португалия ищет его на востоке, то Испания посылает свои корабли на запад. В 1492 году Христофор Ко­лумб (которому к тому моменту уже дали от ворот поворот в Лиссабоне) думает достичь индийских берегов западным морским путем. Всем кажется, что две сферы интересов пересеклись и нависла угроза войны.Читать дальше >>>