Новости партнеров


GEO приглашает

В Киеве, в американском культурном центре America House проходит выставка «Шик-модерн» молодой украинской художницы Пацци Пеннелло (Pazza Pennello). На картинах, написанных акрилом в стиле поп-арт, запечатлены товары и бренды, хлынувшие на постсоветское пространство после падения железного занавеса


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Осколок мезозоя

текст:
Роза пустыни

Сокотра – остров в Индийском океане, где я всегда мечтал побывать. И не зря мечтал: стоило мне только попасть сюда, и я стал свидетелем очень странного явления. Был январский день, я стоял на берегу, когда кобальтово-синяя гладь океана вдруг стала темнеть, хотя на небе не было ни облачка.

Загадочное пятно стремительно двигалось к берегу, пока наконец не достигло полосы прибоя. И тут же – словно мельчайшие осколки гигантского зеркала заблестели на гребнях огромных волн. Это были маленькие серебристые рыбки, сардины, которые косяком двигались к берегу.

В волнах прибоя они спасались от огромных скумбрий, спины которых отливавали перламут­ром на солнце. На мелководье хищные рыбы уже не могли их преследовать, зато спасшихся от погони сардин поджидали здесь сотни крачек – прибой, словно блестки, выбросил бесчисленное количест­во рыбок на белоснежный песок прямо к ногам спавших там чаек.

В общем-то, ничего необычного – просто игра всесильной стихии. И все же мне показалось, что это очень созвучно чудесным сказкам о Синдбаде-мореходе, которые я читал в детстве. Позже, вспоминая их, я почему-то всегда представлял себе именно Сокотру. Во время своего второго путешест­вия Синдбад оказался на далеком, таинственном острове. Вот как рассказано об этом в «Тысяче и одной ночи»: «И я поднялся и стал ходить по острову направо и налево, и не мог уже больше сидеть на одном месте, и затем я влез на высокое дерево и стал смотреть с него направо и налево, – но не видел ничего, кроме неба, воды, деревьев, птиц, островов и песков.

Я посмотрел внимательно, и вдруг передо мной блеснуло на острове что-то белое и большое; я слез с дерева и отправился туда. Оказалось, что это купол, уходящий ввысь и огромный в окружности, очень ровный и гладкий.

Я обо­шел вокруг, вымеряя окружность – купол оказался в пятьдесят полных шагов. Вдруг солнце скрылось, и воздух потемнел, и солнце загородилось от меня. Я подумал, что на солнце нашло облако, поднял голову, и, посмотрев в чем дело, увидел большую птицу с огромным телом и широкими крыльями, которая летела по воздуху, – это она покрыла око солнца и загородила его над островом.

И я удивился еще больше, а затем вспомнил историю, которую рассказывали люди странствующие и путешествующие: что на неких островах есть огромная птица, называемая Рух, которая кормит своих детей слонами.

И я убедился, что купол, который я увидел – яйцо Рух, и принялся удивляться тому, что сотворил Аллах великий».

Первое подробное ботаническое описание острова Сокотра дал британский ботаник Исаак Балфур, профессор университета Глазго, побывавший на острове в 1880 году. Несколько месяцев спустя остров посетила экспедиция немецкого лингвиста Рибека. В ее составе был знаменитый немецкий натуралист Георг Швайнфурт, который впоследствии направил свои коллекции и описания Балфуру. Результаты обеих поездок и исследование всех привезенных растений позволили Балфуру издать в 1888 году фундаментальный труд «Ботаника Сокотры».

Никогда прежде исследователи не видели такой удивительной растительности. В своих записках Швайнфурт отмечал, что остров этот «как осколок другого, неведомого мира» и называл Сокотру «местом, где сказка сливается с реальностью».

Швайнфурт был не первым исследователем, посетившим далекий остров в Индийском океане. В 1834 году к берегам Сокотры пристал корабль Palinurus, принадлежавший британской Ост-Индской компании. Морской офицер Джеймс Рей­монд Веллстед обследовал остров, собрал множество образцов местной растительности: мирру, листья алоэ, красную смолу драконового дерева, ладан дерева босвеллия. Во времена античнос­ти Сокотра была одним из немногих мест, где ценных благовоний можно было найти в изобилии. Видимо поэтому Сокотра и пользовалась дурной славой. Чтобы отпугнуть любопытных, об острове рассказывали страшные небылицы: якобы ладанные деревья стерегут летучие ядовитые змеи, а капитан, который все же отважится подплыть к его берегам, неминуемо попадет в шторм, и гигантские волны поглотят его корабль.

Впрочем, Сокотра пользовалась дурной славой и без слухов о сверхъестественных напастях, якобы подстерегающих путешественников.

Удачное стратегическое положение невдалеке от торговых путей вдоль берегов Аравии и Северо-Восточной Африки манило на остров вполне земных лихих людей. Так в Х веке арабский автор Аль-Масуди впервые сообщает, что Сокотра является прибежищем пиратов. И в дальшейшем арабские и европейские путешественники и географы – в том числе и Марко Поло – многократно предупреждают об опасности этого острова для честных торговцев.

И в наши дни попасть на гористый, испещренный глубокими расселинами остров, давший имя всему архипелагу Сокотра, не так просто. Здесь нет ни одной удобной гавани, поэтому в период с мая по октябрь, когда с юго-запада приходят муссоны со шквальными вет­рами и обрушивают на берег гигантские волны, пристать к Сокотре невозможно. Если же добираться по воздуху, путешествие тоже будет не из легких: постоянно действующий аэропорт открылся на острове только в 1999 году. Правительство собирается увеличить длину взлетно-посадочной полосы и оснастить аэропорт по современным стандартам, но пока он может принимать самолеты малой и средней аваиации, полеты которых существенно зависят от погоды.

В эпоху «холодной войны» помимо географической изоляции Сокотра оказалась еще и в изоляции политической. До объединения севера (Йеменская Арабская Республика) и юга (Народная Демократическая Республика Йемен) страны в 1990 году, южный Йемен, к которому относился остров, строил социализм и дружил с Советским Союзом. Дружба в частности вылилась в то, что на Сокотре разместилась база ВМФ СССР – и остров из малоизученного превратился в закрытый... И только в начале XXI века здесь снова стали появляться иностранцы. В 2004 году этот крохотный кусочек суши в Индийском океане в 350 км от берегов Йемена и в 240 км от самой восточной точки Африканского континента, посетили всего около сотни иностранцев, в основном ученые.

Я попал на Сокотру в период относительного безветрия и все же смог воочию наблюдать всю мощь бушующих здесь штормов. На том самом пляже, где задыхались тысячи выброшенных на песок сардин, возвышались стометровые, похожие на гигантские волны дюны. Их гребни находились почти на уровне прибрежного плато. Оказывается, эти гиганты окаймляют все побережье острова и считаются одними из самых высоких на земле. И состоят они в отличие от всем известной Куршской косы, не из крупных зерен кварца, а из белоснежной «муки» тончайшего помола – мельчайших час­тичек кораллов, продуктов разрушения рифов, а также измельченных скелетов рифовых рыбок, которые море миллионы лет выносило на сушу.

Когда блуждающие дюны замирают на некоторое время у выс­тупов скал, они покрываются фиолетовыми пятнышками цветов. Это растение-эндемик семейства горчавковых, раньше его можно было встретить исключительно на Сокотре. К садоводам Европы оно попало в конце XIX века из коллекции, собранной Георгом Швайнфуртом.

Сладко пахнущие растения получают воду из карстовых пещер, находящихся в недрах известнякового плато. Оттуда влага попадает в песок, где удерживается действием капиллярных сил, образуя так называемые блуждающие озера. Они в свою очередь питают минеральные источники, пробивающиеся прямо на берегу океана у подножия дюн. Вокруг них возникают природные оазисы – буйно цветут экзотические растения и кишмя кишат разнообразные представители фауны.

Эндемиками можно считать около трети всех растений острова и многие виды млекопитающих, преимущественно наземных. Среди пернатых и насекомых тоже можно найти реликты древнего мира – например, сокотранского канюка или порхающую с цветка на цветок сокотранскую нектарницу.

Исследовав остров, ученые быстро раскрыли его тайну: многие представители флоры и фауны, казавшиеся им на первый взгляд весьма странными – на самом деле «осколки» древних эпох. Эту гипотезу подтвердили и геологи, которые проводили здесь разведку полезных ископаемых и даже пробовали искать нефть.

Остров площадью 3500 кв. км, геологическое ядро которого большей частью состоит из гранита и гнейса, формировался как микроконтинент. Осколок гигантского материка Гондвана, который находился в южном полушарии в палеозойскую и мезозойскую эру, а потом распался, «расползся» на несколько континентов. Его частями были современная Африка, Австралия Южная Америка, Индостан, Аравия и большая часть Антарктиды.

Исследователи полагают, что Сокотра откололась от гигантского праматерика около 70 млн лет назад, на рубеже мезозоя и кайнозоя между меловым и палеогеновым периодами. Этот остров стал своеобразным Ноевым ковчегом для многих представителей флоры и фауны исчезнувшей Гондваны – естественным заповедником для видов, которые обречены были исчезнуть с лица планеты. Оказавшись в изоляции, местные животные и растения пошли собственной «эволюционной дорогой», оставаясь все же удивительно похожими на своих предков. Генетики называют это «эффектом бутылочного горлышка». Суть его в следующем: если численность представителей некоего вида вдруг резко сокращается до десятков или даже единиц особей и если популяция все-таки сумеет выжить и вновь начать расти, то для этого вида очень долго будет характерна весьма высокая степень генетической однородности, близкая к той, какая была у популяции-основателя.

 

Этот созданный самой природой великолепный ботанический сад простирается до подножия гор в центральной части острова. Они возникли 500 млн лет назад. Недавно заасфальтированная дорога ведет к известняковому плато. Ловлю себя на мысли, что здесь, на фоне почти нетронутых современной цивилизацией невероятных пейзажей в качестве транспортного средства куда органичнее смотрятся не атомобили, а верблюды или ослы. За миллионы лет потоки воды прорезали в толще известняковых пород множество глубоких каньонов. Даже сейчас, в январе, в период засухи, в глубине ущелий блестят на солнце серебристые нити рек, обрамленные густой зеленью лесов.

 

Очутившись наконец в горной долине, я вижу простирающиеся до горизонта плантации ладанных деревьев, чьи кроны, словно гигантские зонтики, бросают на землю густую тень – крохотные оазисы прохлады под палящим африканским солнцем. В вышине над головой кружат, высматривая добычу, два канюка.

Мое внимание привлекают удивительные растения. Они похожи на творение карикатуриста: массивные туловища и непропорционально маленькие головки, ручки и ножки, да к тому же стволы еще и раздуты, как бутылки. Адениум тучный, он же «пустынная роза». Здесь это знакомое флорис­там-декораторам всего мира небольшое комнатное растение выглядит настоящим монстром – на Сокотре фантастические деревья достигают внушительных размеров. Но в их гротескном облике есть и утонченность – они усыпаны нежными ярко-розовыми цветами.

Напластования известняка, по которым можно подниматься как по гигантским лестницам, окружают жаркую саванну Сокотры, на просторах которой растут эти удивительные деревья. Редкие, далеко отстоящие друг от друга ладанные. Сотни поистине невероятных драконовых деревьев, похожих на огромные пластинчатые грибы. И наконец вымахавшие деревца «пустынных роз», каждое из которых разительно отличается от соседа.

Добавим к этой картине скалы, покрытые цветущими суккулентными растениями. За всю свою жизнь не видел я ничего более прекрасного.

Наверное, так выглядела наша планетА в доисторические времена. Но на Сокотре есть и культурный ландшафт. Если сравнивать остров с другим, еще более знаменитым и вместительным «Ноевым ковчегом» – Галапагосским архипелагом, то здесь следы цивилизации гораздо более заметны. На Галапагосах люди поселились всего несколько столетий назад, а на Сокотре они живут уже несколько тысячелетий. Скорее всего, предки нынешних сокотрийцев приплыли давным-давно с Аравийского полу­острова. Своеобразный сокотрийский язык относится к южноаравийской группе семитских языков. Позже, уже со второй волной переселенцев, на остров стали прибывать беглые рабы из Африки, торговцы, арабские моряки и рыбаки.

Но человек появился здесь не в одиночку. Он привез с собой домашних животных – коз, овец, ослов и верблюдов. Постепенно начал приспосабливаться к новым климатическим условиям, новой земле, новой фауне. Английские ботаники Энтони Миллер и Миранда Моррис долгие годы посвятили тому, чтобы узнать, как же человек обживал этот «старый новый мир». В результате получился самый полный на сегодняшний день 750-страничный труд о растительном мире Сокотры, обо всех диковинных растениях, с которыми пришлось столкнуться островитянам. С помощью местной флоры сокотрийцы научились лечиться сами и лечить свой скот. Уникальные растения Сокотры принесли ей славу поставщика редких лекарств – огромной «зеленой аптеки» античного мира.

А вот о достижениях современной фармакологии здесь узнали всего-то несколько десятков лет назад. Смертность от болезней понизилась, население Сокотры стало быст­ро расти – быстрее, чем возобновляются природные ресурсы маленького острова.

Стада домашнего скота уничтожают драгоценную флору, объедают листву и побеги реликтовых деревьев. Рощи редеют и сжимаются, поросль не успевает стать настоящими деревьями. И только «пустынную розу» благодаря ядовитым веществам, содержащимся в коре, животным пока не удается обгладать на корню. Специалисты призывают как можно скорее взять биологические редкости Сокотры под охрану. Первый шаг сделан: в 2000 году президент Йемена объявил, что примерно две трети острова и морские биотопы прибрежных вод в 12-мильной зоне, будут охраняться государством. В самом высоком здании столицы острова – Хадибу – расположилось управление охраны природы, а у входа появились таблички с логотипами Всемирного фонда охраны дикой природы (WWF) и ЮНЕСКО.

Но природоохранные ограничения неизбежно нарушают привычный уклад жизни местного населения. Где теперь людям пасти скот? Считается, что убытки, которые несут жители, будут компенсированы развитием на Сокотре экотуризма. Следовательно, островитяне должны научиться приспосабливать свой традиционный быт к новым условиям, которые будут определяться интересами ученых и любителей природы. Организации, оказывающие помощь развивающимся странам, обещают сокотрийцам посодействовать в этом.

Городок Хадибу. Столица. Скопление низеньких домиков да несколько мечетей. небольшая рыночная площадь, на которой рыбаки и пастухи продают или обменивают свой товар. В сваленных неподалеку кучах мусора роются голодные козы, поедающие, кажется, все, кроме ржавых автомобильных остовов и жестяных банок. Рядом гордо прохаживаются стервятники, похожие издалека на гигантских кур.

Прямо за городом начинаются горы. Издали кажется, будто одна из самых высоких вершин действительно похожа на огромное яйцо птицы Рух. Но Синдбада-морехода как-то трудно себе представить на современной Сокотре. Древняя сказка закончилась. Возможно новую скоро сочинят современные туристы.

11.05.2011