У коньков и лыж был общий костяной предок. В разных концах Европы археологи раскопали множество пластин, выточенных из средней кости плюсны домашних животных, главным образом лошадей. Сквозь проделанные (прожженные) на их концах дырочки пропускали завязки и прилаживали это нехитрое приспособление к ноге. При желании можно вычислить размер ноги древних конькобежцев – например, в Одесском археологическом музее хранятся «протоконьки» 38 размера.

 

Эта технология оставалась неизменной по крайней мере до зрелого средневековья. В 1174 году Уильям Фитц-Стивен, секретарь знаменитого Фомы Бекета, описывал забавы лондонцев: «Когда большое болото на севере города замерзает, много молодых людей начинают играть на льду: некоторые быстро скользят, другие привязывают к ногам, под пятки, кость, и, отталкиваясь маленькими острыми палками, катятся со скоростью птицы, или выпущенной из арбалета стрелы. Они сталкиваются и падают, не без ущерба: одни ломают руки, другие ноги, но юность охоча до славы».

 

Катание было занятием весьма травматичным: в 1396 году некая благочестивая девица по имени Людвина из голландского Схидама так вся переломалась на льду, что никогда более не вставала с постели. Мы знаем ее имя, поскольку это единственная жертва коньков, которую причислили к лику святых. С тех пор аристократки почти не катались на коньках. Возродила моду французская королева Мария Антуанетта в 1776 году. Она не боялась острых лезвий, и, как вскоре выяснилось, напрасно – ее гильотинировали.

 

Встречаются утверждения, что в середине ХIII века в Голландии делали коньки наподобие современных. Этому нет никаких доказательств, а ссылка на скандинавскую сагу о Фритьофе и Ингеборг, где якобы фигурируют стальные коньки, есть чистая натяжка. Мы не знаем, с какого момента вместо костяных пластинок стали подвязывать к обуви металлические (они по-прежнему не столько резали лед, сколько скользили по нему). Но так выглядят приспособления, которые запечатлены на картинах фламандцев. Полотна «Охотники на снегу» (1565 г.) Брейгеля Старшего и «Катание в замковом рву» Брейгеля Младшего изображают коньки как массовое увлечение простого народа. Почему все вдруг пристрастились к ним? Дело в том, что начало Нового времени, ознаменовалось в Европе небывалым похолоданием. В Нидерландах каналы, реки и даже море каждую зиму замерзали, и коньки из потехи превратились в необходимость. Кстати, умение быстро скользить по льду помогло в войне против испанцев. В «Тиле Уленшпигеле» Шарля де Костера это не раз упоминается.

 

Старинные гравюры позволяют предположить, что переход от горизонтального полоза к вертикальному произошел между 1570-м и 1614 годами. На гравюре Ханса Бола (1570 г.) коньки скорее широкие, но уже с острым загнутым вверх носом. На гравюре Висхера (1614 г.) уже запечатлен, как кажется, конек нового типа, отчасти напоминающий современный. Конек ХVII века, найденный в Южной Голландии, представлял собой металлический полоз (длина 35 см, высота 12 мм сзади и 3 мм спереди, ширина 6 мм сзади и 10 мм спереди). Видимо, к нему крепилась деревянная платформа, а уже ее крепили на обувь.

 

На Руси, как и в других холодных странах, делали свои «бегунки». Их находят в раскопках Новгорода, Старой Ладоги и даже гораздо южнее. Круто загнутые носы деревянных коньков вытачивали в виде лошадиных голов – отсюда и название. Тем не менее, прибыв в Голландию, Петр I счел эту забаву местной выдумкой и начал со страстью обучаться катанию. В 1697 году Яан Номан писал: «Московиты усердно учились кататься, причем неоднократно падали, сильно ушибались, некоторые проваливались по шею в воду». Есть мнение (не очень достоверное), что это Петр придумал припаять конек к ботинку.

 

Не только русский царь воспринимал катание на коньках как голландскую затею. В англо-голландском словаре 1648 года коньки определяются как «предмет, используемый в Голландии». А в 1711 году Джонатан Свифт, упомянув коньки, оговаривается: «Если Вы знаете, что это такое». Лишь к середине ХVIII века эта забава стала популярна у англичан. Но если в Нидерландах катались все, то в Англии коньками увлекались аристократы. В 1740 году в Эдинбурге возник первый конькобежный клуб, а в 1772-м лейтенант Роберт Джонс опубликовал первое теоретическое пособие – «О катании на коньках».

 Читать дальше >>>