Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Пражский Град

текст: Андрей Шарый
Основанный в IX веке Пражский Град за тысячу лет не раз менял свой облик.

За двенадцать лет жизни в Чехии я бывал в Пражском Граде десятки раз, хотя и живу по местным меркам довольно далеко, на другом берегу Влтавы. У коренных пражан, понятно, нет привычки наведываться сюда по выходным, свое они отходили с обязательными школьными экскурсиями. Замковый комплекс над Влтавой – заповедник для туристов, политиков и официальных делегаций. Им положено. Интересно, а меня-то что заставляет опять и снова отправляться в прогулки по Граду со знакомыми и друзьями со всего света? Ведь не любовь же к чужим святым камням?

Ответ я получил, как ни странно, не в Праге, а в Москве, наведавшись не так давно в Кремль. Мальчишкой я входил в него с неизменным патриотическим трепетом. Того трепета уже не вернуть, подумал я, увидев хвост очереди в душный вагончик-кассу на площадке у Кутафьей башни. Отстоял. Опытная кассирша на глазок отнесла меня к льготной категории посетителей, с которых не взимают двойной цены за билет только потому, что они не иностранцы. Потом я прошел другой этап подготовки к экскурсии – в очереди в камеру хранения. Отстоял. Преодолел турникеты перед Троицким мостом, металлодетектор, вывернул по просьбе бдительного милиционера карманы, набитые тем, что прежде лежало в рюкзаке. Бутылку воды изъяли, хотя стояла жара, а в Кремле воды не купишь.

Но вот я, просвеченный и безопасный, оказался внутри. За зубчатой стеной строился хмурый развод кремлевских курсантов. От Сената к бывшему Дворцу съездов мимо выставленных у фасада Арсенала арторудий «Гамаюн» и «Аспид» тяжело проплывали аспидно-черные чиновничьи Audi. Стриженые мужчины в характерных сине-стальных пиджаках напряженными взорами провожали и меня тоже в толпе туристов. Памятник В.И. Ленину, установленный к столетию вождя на углу Тайницкого сада, оказывается, теперь заменила безыдейная клумбовая ваза, но скамейки остались все те же, гранитные. Сидя на холодной лавочке, я разглядывал всеобщий геометрический порядок, пытался определить калибр самой большой в мире Царь-пушки, которая никогда не стреляла, и литье самого большого в мире Царь-колокола, который никогда не звонил.

Кругом было торжественно и строго. Неудобно смеяться, неловко повышать голос. Ты в музее, экспозиция которого формируется и сейчас, величие которого нарастает, вечность которого длится. Кто среди этого величия я, человек без Audi и пиджака? Ленина и памятника ему в Кремле давно нет, но вождь словно работает над документами за одним из бесчисленных дворцовых окон. Не шуметь. Не курить. Не сорить.

 

Пражский Град два с половиной времени года открыт для бесплатного свободного посещения с пяти часов утра до полуночи. Когда похолоднее, время это сокращается на пару часов, но, поскольку и солнце садится пораньше, все шансы побродить по огромной замковой территории при свете фонарей и почти в полном безлюдье сохраняются.

В европейских городах немного насчитаешь маршрутов таинственнее, привольнее и приятнее, чем прогулка по ночному Граду. А вид с крепостной площади на высвеченный прожекторами собор святого Вита не уступает ни панораме Парижа с Эйфелевой башни, ни танцующим фонтанам Барселоны, ни лондонскому Тауэру, если глядеть на него через Темзу, ни даже римскому Колизею. И дело, конечно, не в красоте картинки.

В конце концов, и Кремль красив при любом освещении и в любую погоду. Но с Пражским Градом проще, чем с его московским собратом, встретиться один на один, оказаться на равных – без посредников и контролеров, без соглядатаев и часовых. Град к любому посетителю относится без подозрительности и чванства, не демонстрирует, кто тут главный, не норовит задавить державностью и не требует от гостя сосредоточенно-постного выражения лица.

У трех ворот в пражскую крепость – проходи в любые – в железнодорожного вида будочках с утра до вечера торчит по паре часовых. Они ловко сохраняют серьезность, даже когда рядышком с ними пристраиваются позировать чирикающие японские школьницы. Отдежурив положенное, караул шагает в казарму сквозь этот людской круговорот. И только разводящий недовольно постукивает по брусчатке прикладом карабина, если галдящие туристы перекрывают постовым дорогу.

Президенту и его аппарату столпотворение, по-видимому, не мешает. А если и мешает, с этим мирятся, как с капризами погоды. Если глава Чешского государства выполняет свои конституционные обязанности на территории республики, парадный штандарт вывешен над крышей его канцелярии. Когда начальник в отъезде, знамя спускают, но на свободном ритме жизни громадного музейного комплекса присутствие или отсутствие пана президента никак не сказывается. Этот цветной флаг и являет собой единственный признак того, что государственная политика в Чехии все-таки имеется, происходит. Гуляй в сердце чешской родины, где хочешь, делай что нравится. Смешное государство. Маленькая страна. 

Президентские апартаменты и зал торжественных заседаний парламента, куда обычно не пускают посторонних, открывают для удовлетворения любопытства граждан, желающих знать, в каких условиях им служит власть, на два уикенда в год. В Пражском Граде можно выпить кружку пива и скушать кнедлик в непосредственной близости от королевских реликвий. В Пражском Граде даже работает тир, где можно пострелять по безобидным мишеням из средневекового вида арбалета – в конце боевого коридора, между Пороховой и Белой башнями, что выходят к Оленьему рву.

При всей серьезности замысла Град – несерьезное место. Рядом с башней «Далиборка», где когда-то томился в заключении и играл на скрипке рыцарь Далибор, помещено произведение современного искусства: бронзовый человек на четвереньках, придавленный огромным черепом. Постичь всю глубину философского замысла этой скульптурной композиции мешает мошонка бронзового парня, начищенная до блеска руками веселых туристов. Швейковский характер нации снова подтверждается – вот уж неуместная шутка! Потом думаешь о другом: дистанция между человеком и властью, между человеком и памятником здесь потоньше кремлевской стены.

Первую христианскую святыню, храм Девы Марии, заложил в славянском городище на холме над рекой во второй половине IX веке князь Борживой. К склонам холма тогда лепилось несколько домиков из камня и глины. К 1156 году, когда князь Юрий Долгорукий повелел построить в селении у слияния Москвы и Неглинной деревянный град, в крепости над Влтавой земляные валы заменили каменными стенами.

В ту пору московская и пражская крепости были тезками, слово «кремль» на Руси в употреблении с XIV века. В середине того же столетия Дмитрий Донской приказал сменить деревянные стены на каменные, а потом пошел воевать татар на Куликово поле. Тем временем немецкий каменотес Петр Парлерж возводил в Пражском Граде храм, куда поместили мощи святых Вита, Войтеха и Вацлава.

Большое преображение Кремля наступило в конце XV века, когда Москва накопила достаточно сил, чтобы подхватить упавшую православную хоругвь поверженного турками Константинополя. Растоптавший ордынскую басму Иван III пригласил для перестройки Кремля итальянцев Пьетро Антонио Солари и Марко Руффо. Византийские представления о пышности итальянцы соединили с традициями своего кватроченто, надставив краснокирпичные кремлевские стены бесчисленными зубцами-мерлонами.

Историк Николай Костомаров, считавший, что именно татарское иго способствовало становлению и укреплению единодержавия, так подвел черту этого периода: «В рабстве Русь нашла свое единство, до которого не додумалась в период псковской и новгородской свободы». Красный московский Кремль стал и остается знаком и сутью этого единства и этого единодержавия.

Град по-над Влтавой – другой символ. Здесь история предстает как динамика формирования не государства, а национальной общности, создающей государство. Этот город обуревали свои, европейские амбиции. В XVI столетии Габсбурги решили привнести в Град атмосферу Ренессанса, но только двумя веками позже, в пору Марии Терезии, замковый ансамбль сложился окончательно, в стиле модного тогда классицизма. Москва тем временем отстраивала шикарный Большой Кремлевский дворец и Оружейную палату под руководством архитектора Константина Тона.

И Москва, и Прага верны своему Георгию. Пронзающий копьем дракона святой считается покровителем российской столицы. Памятник ему установлен и посередине Града. Поэтому будем считать сестрами самую восточную и самую западную столицы славянского мира. Это так приятно: обнаруживать родственные мотивы в несхожих фасадах зданий и разных силуэтах храмов.

И пражский Град, и московский Кремль знали дни поражений и побед. Белокаменная Москва трижды давала отпор литовскому князу Ольгерду (в 1368-м, 1370-м и 1372 годах), но в 1382-м хану Тохтамышу удалось обманом проникнуть в московскую крепость. В 1610 году Кремль сдался ляхам, а двумя веками позже – Наполеону.

За свою историю Прага дважды играла роль главного города центральной Европы, столицы Священной Римской империи. Правда недолго, каждый раз всего-то по тридцать лет. В эпоху главного местного градостроителя и просветителя Карла IV, а потом на рубеже XVI–XVII веков, когда престол занял любитель астрологии и искусств Рудольф II. В Граде тоже похозяйничали неприятели: то внутренние враги королевской власти – восставшие гуситы, то иноземные захватчики – шведы и пруссаки.

Каков же итог? Москва, в конце концов, сумела собрать вокруг себя земель столько, что не всегда хватало рук удержать, навеки утвердившись в статусе центра империи. Праге так и суждено оставаться симпатичной европейской провинцией. Может, поэтому и Град ее выстроен преимущественно по мерке человека, а не величия его замыслов. Но обе городские крепости числятся в Книге рекордов Гиннесса: Пражский Град – как самый большой в мире исторический замковый комплекс; Московский Кремль – как крупнейшая по протяженности стен замкнутая система фортификационных сооружений.

Последнее основательное переустройство Града затеяли в годы первой Чехословацкой республики. Талантливый словенский архитектор Йоже Плечник завершил-таки шестисотлетний долгострой собора святого Вита, спроектировав западный фасад в стиле пламенеющей готики. Заодно вымостили булыжником соседнюю площадь, так чтобы мостовая прикрыла исторические наслоения, и поставили у святого храма гранитный леденец-монолит в память о жертвах первой мировой. Но вот миновала и вторая мировая война.

Чехословацким коммунистам не пришло в голову возвести посередине древнего комплекса что-нибудь вроде дворца своих съездов, уничтожив при этом исторические кварталы. Кремлевским Чудову и Вознесенскому монастырям повезло меньше – они сохранились только на фотографиях и в воспоминаниях. Московский КДС на месте старой Оружейной палаты дважды перепроектировали уже по ходу строительства, чтобы снабдить крупнейшим в мире банкетным залом, в пику китайским товарищам, с которыми тогда соревновались по части архитектурных проектов. «Оценивая сооружение, необходимо отметить, что его крупный нерасчлененный объем диссонирует в ансамбле», – честно признается интернет - сайт Московского Кремля.

В Праге с историей обошлись поделикатнее. Церемониальным центром Града уже пять столетий остается устроенный для рыцарских турниров и коронационных торжеств сводчатый Владиславский зал в Старом королевском дворце – размерами с закуток кремлевского банкет - холла, всего-то 62 м на 16 м.

В Граде хоронят только в соборах, да и то лишь королей, астрономов и архиепископов. В крепостные стены останки героев и вождей не замуровывают; некрополь для коммунистических лидеров в Праге был, но на отдельном холме.

Еще полвека назад, кстати, в Граде оставалась частная собственность. Последние пряничные домики на Златой уличке государство выкупило у владельцев только в середине 1950-х, и главная крепость страны перестала считаться жилым кварталом. В это же время Н.С. Хрущев разрешил открыть Кремль для иностранных посетителей.

По части пышности и всяческих размеров Граду, конечно, не мериться с Кремлем. Пражская Оружейная палата ничтожно мала: все драгоценные королевские регалии – меч, крест времен Карла IV, корона святого Вацлава, скипетр, держава, а также мантия и епитрахиль – хранятся в одной комнатке в подполе кафедрального собора за дверью с семью замками. Ключи от замков розданы семи представителям чешского государства и католической церкви.

Местный Царь-колокол, названный именем святого Зикмунда, хоть и отлит почти на две сотни лет раньше московского, да легче его в десяток раз. Зато Зикмунд красуется в пролете Главной башни собора Cвятого Вита во вполне рабочем состоянии. По легенде, любая неисправность колокола грозит чешским землям катастрофой. В очередной раз эта неприятная сказка сделалась былью уже на моей памяти, в 2002-м: незадолго до разрушительных наводнений, подтопивших полгорода, у Зикмунда вдруг отвалился язык.

И в Московском Кремле, и в пражском Граде взору открыто многое, но еще больше спрятано, приукрашено, прикрыто. Здания наслаиваются друг на друга, врастают в землю, меняют названия, характер, облик. Главные крепости всегда строились долго и мучительно, им мешали перевороты, пожары, эпидемии холеры и чумы, бессмысленные бунты и беспощадные революции... А больше всего, кажется, очередные правители. Из всех этих исторических испытаний каменные символы страны выходят со своими представлениями о державном достоинстве. Одни смиряют гордыню, другие не спешат...

У каждого свой Кремль.

11.05.2011
Связанные по тегам статьи: